@@11@@
Гомеопатия
Одесские крупинки или globuli по-одесски.

У нас целый мир гомеопатии. Лечение гомеопатией в Одессе, ул. Тираспольская, 13 Центральная Одесская гомеопатическая аптека (аптека №5 ОАО "Фармация"). У нас Вы найдете все гомеопатические препараты. Узнаете о классической гомеопатии и все о последних форумах и семинарах по гомеопатии.

~~~ 05-07.XI.2017 - МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕМИНАР ИНДИЙСКИХ ЛЕКТОРОВ Б. ДЖОШИ И С. ДЖОШИ (МОСКВА, РФ) ~~~ 07.XI.2017 - ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НАУЧНО-МЕДИЦИНСКОГО ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА (ЦОГА, ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 14.XI.17 - ЕЖЕГОДНЫЙ ВЕЧЕР ПАМЯТИ Д.В. ПОПОВА (КИЕВ, УКРАИНА) ~~~ 17-19.ХI.17 - ОСЕННЯЯ СЕССИЯ ЕСН (ПРАГА, ЧЕХИЯ) ~~~ 16-17.XII.17 - МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕМИНАР ВАНГЕЛИСА ЗАФИРИУ ПО МЕНТАЛЬНОМУ ЗДОРОВЬЮ (РИГА, ЛАТВИЯ) ~~~ 26-27.I.18 28-Я ЕЖЕГОДНАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (ДОМ УЧЁНЫХ РАН, МОСКВА, РФ) ~~~ 05-08.IX.18 - 73-Й КОНГРЕСС LMHI (КЕЙПТАУН, ЮАР) ~~~ 11-14.X.18 - ОЧЕРЕДНОЙ БРИТАНСКИЙ ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС (ЛИВЕРПУЛЬ, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ) ~~~ 22-24.XI.18 - ЕЖЕГОДНЫЙ КОНГРЕСС ICE-18 (КЁТЕН, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 30.V-01.VI.19 - КОНГРЕСС "ГОМЕОПАТИЯ И МОРЕ" (ШТРАЛЬЗУНД, ГЕРМАНИЯ) ~~~

Поиск:
Гомеопатия - это... Карта сайта Написать письмо врачам Написать письмо в аптеку Правила записи на консультации врачей
Публикации по гомеопатии Периодические профессиональные издания
Международные новости Семинары, конференции, форумы Одесские Гомеопатические Конгрессы
И снова о фаршированной рыбе Объявления для гомеопатов События, даты, поздравления и комментарии Книги и журналы для гомеопатов Новые издания по гомеопатии
Одесское гомеопатическое общество Анкеты консультантов и лекторов Общества
Одесская гомеопатическая аптека История аптеки Номенклатура динамизированных средств Монокомпонентные средства Многокомпонентные динамизированные средства Изготовление гомеопатических лекарств
История гомеопатии в регионе Materia medica Гомеопатия для чайников Вопрос - ответ Дружественные сайты
НЕМНОГО ИСТОРИИ, ТЕРМИНОЛОГИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ФИЛОСОФИИ

С момента провозглашения и доказательства С. Ганеманном реальности терапевтической действенности принципа подобия идея распространить его на причину болезней тут же завладела умами части его учеников и современников. Теория С. Ганеманна о миазмах пробудила интерес к хроническим заболеваниям и антимиазматическим средствам. Одним из следствий публикации «Хронических болезней» стало использование патологических и миазматических агентов в качестве катализаторов, усиливающих действие гомеопатических средств. Без преувеличения революционные идеи, высказанные в издании «Хронических болезней» 1828 года, изменили представление людей о заразных заболеваниях, стимулировали интеграцию изопатии в гомеопатическую фармакопею. За определением новой нозологии хронических болезней (псора, сикоз, сифилис) немедленно последовали попытки распространить понятие симптоматического подобия больного на симптоматическое подобие болезни.

Ранние эксперименты с нозодами были выполнены Константином Герингом в период его работы в Суринаме, Гвиане, Южной Америке (1827 – 1833). Геринг изучал не только растительные и животные средства (с особым вниманием к ядам змей и пауков), но и миазматические вещества. В 1832 году Геринг писал: «Во время экспериментов с ядом змеи у меня возникла идея, что вирус гидрофобии может быть сильнодействующим средством. Я предоставил те же гипотезы относительно вируса оспы. Я предполагал, что это в не меньшей степени касается возбудителя псориаза, и пригласил моих коллег для проведения прувинга».

Уже вскоре после публикации Ганеманном теории хронических болезней Геринг самостоятельно ипытал Psorinum. Он создал метод использования миазматических средств как основ для лекарства и ввёл термин «нозод». Греческое слово «Noso» суть приставка, которая была использована для указания на патологическую основу болезни. Термин также связан с латинским словом «noxa» (вредный, разрушительный). Это означало использование потенциально опасных веществ как основы для лекарства.

Ганеманн был Мастером, который не сводил всю историю болезни к одностороннему этиологическому симптому. Геринг продолжал медленно расширять знания эпидемиологии, проводил прувинги и собирал данные по клинической верификации эффективности промежуточных и профилактических лекарств. Тем не менее Геринг всегда очень чётко говорил об ограниченной, но важной роли, которую потенцированные миазматические средства играют в гомеопатической методологии.

Константин Геринг ответственен за распространение гомеопатической Materia Medica и расширение категорий используемых динамизированных средств: а) животные яды; б) миазматические лекарства (нозоды); в) динамизированные средства из патологических секретов, полученных непосредственно у пациента (аутонозоды); г) гомологичные органы, ткани, секреты (саркоды); д) динамизированные миазматические нозоды для предотвращения инфекционных заболеваний (гомеопрофилактические нозоды); е) свойственные человеку питательные и химические (элементарные) вещества (химическая и элементная взаимосвязи); ж) «родовые» динамизированные конституциональные средства как исцеляющие и превентивные лекарства для семей и групп людей, мест (ареалов, или, современным языком, эндемичных по заболеваниям зон) обитания. В то же время К. Геринг – один из защитников четырех основных правил гомеопатии: подобное лечится подобным, единым средством, в минимальной дозе и динамизированном виде.

Геринг предлагал также изготавливать изоды: динамизировать семена сорняков (опасных растений) для их уничтожения, а также изготавливать динамизированные средства из насекомых или животных для удаления и предотвращения инвазии опасных видов.

Семь лет скрупулезных клинических испытаний дали серьёзные плоды. Геринг привёл замечательный пример правильного применения изопатии в случае подавленного сифилиса, когда больной не реагировал на антилюэтические средства типа ртути. Был использован сифилин как промежуточное средство, что вызвало кожную сыпь и шанкр, которые далее были легко купированы ртутью, за которой следовал лахезис. У него было много подобных случаев. Без конституциональной терапии невозможно излечение.

Им также были проведены (с приглашением иных специалистов и волонтёров) испытания и эксперименты с нозодами острых и хронических миазмов: динамизированными водянистыми эскрементами при холере, черными рвотными массами при жёлтой лихорадке, частичками шелушащейся кожи у больных злокачественной скарлатиной, пропитанными потом больных тифом крупинками молочного сахара (пакеты с сахаром привязывали к коже и затем динамизировали), выделениями гноя при лейкоррее. Геринг собрал огромное количество прувингов нозодов и применял их при острых и хронических заболеваниях; он ввёл новые лекарства, однако чётко указал их ограниченность при использовании по правилам изопатии. В изопатии эти средства нельзя считать абсолютно специфичными, а лишь промежуточными лекарствами в хронических случаях (т.е. для того, чтобы «расшевелить» болезнь и сделать реакцию более постоянной на последующее гомеопатическое лекарство). Также были иследованы Psorinum, Medorrhinum, Phtisinum (Tuberculinum), Syphilinum.

Кроме Геринга, многие из средств были испытаны и введены в гомеопатическую Materia Medica другими гомеопатами XIX века: Lux, Отец Collet, Burnett, Swan, Gross. Часть средств были издавна известны в древней медицине, многие из них использовались в средние века изопатически. Доктора Свона, который ввел Medorrhinum и Syрhilinum, как-то спросили, правильным ли будет использование непроверенных нозодов. Он отвечал, что 100-летнее страдание этими заболеваниями и их осложнениями – «естественный прувинг».

Гомеопат и ветеринар Иоганн Йозеф Вильгельм Люкс (Johann Joseph Wilheim Lux) провёл эксперименты с изопатическим использованием болезненных материалов в потенцированном виде. В 1831 году его спросили о средстве для лечения бубонной чумы и сибирской язвы. Люкс оветил, что не может дать лекарство, но сделал следующее предложение. Он попросил взять каплю крови у больного сибирской язвой животного и каплю слизи из носа больной чумой коровы и изготовить потенции 30СН. Во время эпидемий 1832 года многие ветеринары использовали нозоды совместно со стандартными лекарствами для лечения животных.

Однако вскоре Люкс решил, что верным является не закон «подобное лечи подобным», а «сходное (или это) лечи сходным (этим же, таким же, тождественным, соразмерным). Он провозгласил правило изопатии: «?qualia ?qualibus Curentur». Именно против такой непродуманной линии и стал выступать основатель гомеопатического метода. По мнению Ганеманна, использовать непроверенные лекарства на человеке только потому, что он страдает от данной инфекции, – следствие сильно ограниченной мысли.

Намного проще наблюдать подобие при объективных проявлениях, чем при субъективных симптомах. Можно также предположить, что это объективное проявление, содержащее причину болезни, является лучшим средством борьбы против миазма, вызывающего болезнь. Именно таким образом легко перейти от понятия ПОДОБНЫЙ к понятию ИДЕНТИЧНЫЙ (ТОЖДЕСТВЕННЫЙ), что и сделал Люкс. Действительно, с точки зрения логики, ничто не может быть более похожим на объект или явление, чем его соответствующая копия.

Ганеманн считал изопатию Люкса и сходного с ним Гросса лишь частью большего гомеопатического принципа, т.к. все лекарства потенциированы, как минимум, до 30СН. Если это потенциированная энергия, то как можно называть продукт таким же, как первоначальная болезненная субстанция?! Ведь необработанная субстанция, которую заболевшая личность уже имеет в организме как «такую же», не будет оказывать на него действие. Динамизация же изменяет и модифицирует её. В свете логики Ганеманна использование миазматического материала без потенциирования было бы непродуманным, ведь сам Люкс использовал гомеопатические потенции (следовательно, его лечение соответствовало гомеопатии).

В декабре 1835 года Джолли (Jolly) из Константинополя сообщил Ганеманну, что русские врачи излечили нескольких лиц с бубонной чумой при помощи 30СН потенций нозода серозного экссудата чумы. Ганеманн поддержал новое движение, но был обеспокоен тем, что большинство из нозодных средств не проходят достоверных испытаний.

Главное различие между изопатией и гомеопатией доказано. Простое изопатическое назначение может быть использовано лишь при состоянии, которое оно вызывает. Если миазмическое вещество не потенциировано или не изменено каким-то образом, – это очень опасный метод. Современные вакцины имеют больше общего с изопатией, чем с гомеопатией, потому что они не усиливают характеристики лекарства. Это ограничивает их использование во время лечения и профилактики единичной болезни.

Половина «новых» гомеопатов используют промежуточные лекарства (которые сами по себе не лечат подобное) в длинных механистических схемах аллопатических концепций об этиологии и антидотной медицине. Именно здесь всегда кроется опасность подавления, полипрагмазии, ятрогений, премедикации и нарушения конституциональной картины. Геринг утверждал, что ни одно из изопатических средств не лечит само по себе, а должно использоваться как промежуточное для устранения препятствия(й) или блока(ов) для действия конституционального лекарства. Уже более 160 лет таким способом изопатия интегрирована в лечение подобным и классическую гомеопатию.

Между тем гомеопатические нозоды можно использовать как часть большой Materia Medica, с более точными показаниями, и в различных ситуациях. Первыми поколениями гомеопатов, которые ввели использование нозодов, были Ганеманн, Геринг, Люкс, Гросс, Стапф (Stapf).

Нозоды – ценное самостоятельное (не промежуточное) лекарство, когда их прописывают по совокупности симптомов и проявлениям конституционального подобия. Если продуцированные болезнью вещества назначать по принципу изопатии, они являют собой промежуточные лекарства, которые помогают удалить препятствия к излечению и «сдвинуть» болезнь с места. Их лечебное действие может быть дополнено конституциональными средствами для последующего полного излечения. Лишь в таком виде (без конституционального ведения случая) изопатический подход даст некоторые позитивные сдвиги в состоянии больного человека.

Когда нозод назначают по совокупности имеющихся симптомов – это конституциональное подобие (так же, как и для средств иного происхождения – минеральных, растительных и животных, энергий). Это своего рода проявления примитивных первичных миазмов, изначальные для палеоформ жизни на нашей планете и симбиотически связанные с формированием и развитием простейших, первых водорослей, вирусов, бактерий, грибков (древних родовых групп, многие из которых по-прежнему болезнетворны для людей). Следовательно, в классической гомеопатии нозоды занимают специфическое место.

Характеристики группы нозодов являются поводом к исследованию хронических миазмов, установлению их признаков и симптомов, а также к подробному изучению симптомов главных нозодов, саркодов и антимиазматических средств. Всегда существуют объективные симптомы, которые выделят средство, если оно назначено. Спустя годы использование нозодов как промежуточных средств подтвердило пользу вспомогательных препаратов при конституциональном лечении, если они использованы правильно.

Завершая историческую часть данной главы, отметим хронологически основные моменты развития науки об использовании всех биотерапевтических средств, начиная с Ганеманна. – Ганеманн в своем «Органоне» (6-е издание, комментарии к § 56) и выводах к «Хроническим болезням» цитировал и осуждал изопатию, подчёркивая, что речь идёт о тождестве, а не об истинном подобии: «Желание лечить подобным образом с помощью мощного патогенного средства, строго равноценного, противоречит здравому смыслу и носит тем самым опытный (экспериментальный) характер». Он считал, что инициаторы этого метода полагают действовать как Дженнеровская вакцинация, которая показала отличные результаты против оспы. В действительности вакцинация осуществляла профилактику с помощью подобного, а не идентичного. Он предупреждал также о бездумном использовании уже изготовленного Псоринума, «в связи с тяжёлыми осложнениями» (Геринг в письме поделился информацией о Псоринуме с Ганеманном и послал тому образец препарата, который был испытан Мастером на трёх пациентах).

– Геринг (Hering) в 1830 г. создаёт Hydrophobinum на основе слюны бешеной собаки. Позднее ряд исследователей стали использовать и другие субстраты поражённых особей животных. Ряд авторов называет другой год создания Hydrophobinum (Lyssinum) – 1833-й. Но 1833-й – год полноценного прувинга Lyssinum, проведённого Герингом с коллегами. Далее изучение острых и хронических миазмов и их нозодов под руководством Геринга происходило медленно, но верно.

– 1830 – 1836 гг. Вебер (Weber), под влиянием Геринга, изготовил и провёл испытания Anthracinum (из выделений злокачественных пустул крупного рогатого скота, поражённого сибирской язвой).

– 1831 г. Геринг издаёт небольшое исследование о нозодах. Сам осуществляет прувинги.

– 1833 г. Лейпцигский ветеринар Люкс (Lux) впервые вводит термины «изопатия» и «изотерапия», публикует монографию.

– В том же 1833 г. Геринг проводит испытание динамизированного Lyssinum. Пройдёт ещё 50 лет, и увидит свет первое исследование Пастера по бешенству.

– 1833 г. Геринг публикует данные о Psorinum. Ганеманн к тому времени его уже испробовал, но не опубликовал данных о результатах использования.

– 1835 г. Гросс (Gross) испытывает Morbillinum.

– 1836 г.Вебер завершает испытания Антрацинум. Бацилла была открыта лишь в 1863 году Давэном (Davaine).

– 1862 г. Боуэн (Bowen) испытывает Malaria officinalis.

– 1871 г. Впервые испытан описан Variolinum.

– 1873 г. Первая информация о Vaccininum.

– 1875 г. Биглер (Biegler) открывает использование Medorrhinum, исследования продолжает Свон (Swan). Интересно также, что гонококк был открыт лишь в 1879 году Нейсером (Neisser).

– 1879 – 1880 гг. – прувинг Syphilinum. Позднее, в 1905 г., Шаудин (Schaudin) открыл бледную трепонему.

– 1879 г. Свон сообщает об использовании туберкулина (Tuberculi-num). Позже, в 1882 г., Кох (Koch) открыл бациллу туберкулёза (бациллу Коха).

– 1880 г. Свон (Swan) готовит Medorrhinum (Gonorrhinum) и Syphi-linum (Luesinum).

– В том же 1880 г. Дрисдаль (Drysdale) описал Pyrogen (Pyrogenium), изготовленный из сырой говядины, вымоченной в холодной воде, и оставленной на солнце на несколько недель. В отличие от Дрисдаля, Septiceminum (Pyrogenium) Свона был изготовлен из тканей абсцесса.

– 1884 г. Бюрнетт (Burnett) публикует данные об успешном использовании Vaccininum, в том числе как средство гомеопрофилактики.

– 1888 г. Изданы результаты использования Burnett (Бюрнеттом) Pyrogenium; в монографии описан широкий спектр действия препарата.

– 1890 г. Бюрнетт (Burnett) публикует результаты своего пятилетнего применения Bacillinum.

– 1895 г. Картье (Cartier) готовит и испытывает Tuberculinum aviare (Aviare).

– 1897 г. Свон испытывает и описывает введённые ещё Люксом Diphterinum и Tuberculinuu residuum. Описывая результаы применения ряда биотерапевтических средств, достаточно интересным моментом использования нозодов Свон считал тот факт, что синдромы, которые они вызывают, подобны состояниям, которые они устраняли даже тогда, когда у человека была совсем не идентичная болезнь. Например, Morbillinum (нозод кори) лечит менингит, эритематозную волчанку, конъюнктивит и внезапный выкидыш, когда он прописан согласно характерным признакам и подобным симптомам. Такие состояния подобны осложнениям, вызванным миазмом кори у населения.

– 1906 г. Pertussinum Кларка. В этом же году Bordet-Gengou (Бордэ-Жангу) открывает бациллу коклюша.

– 1907 г. Доктор Итон (Eaton) сообщает о 97 % эффективности использования Variolinum 30CH во время соответствующей эпидемии (в сравнении с группой контроля).

– 1908 г. - верифицирован B.C.G. (БЦЖ).

– 1910 г. Аллен (Allen) впервые публикует полноценный обзор нозодотерапии (собственные данные и информации об испытаниях от других врачей). В наши дни многие данные «The Materia Medica of the nosodes» кажутся спорными (частично), но в те годы это был значимый материал.

– 1925 г. Первая информация д-ра Роя (J. Roy) об Oscillococcinum, средстве из автолизата сердца и печени барберийской утки, впоследствии ставшем “визитной карточкой” компании “Boiron”.

– 1925 г. Бах и Патерсон (Bach, Paterson) сообщают о группе интестинаяльных (кишечных) нозодов.

– 1930 г. Serum anticolibacillare (Fortier-Bernoville) – антиколибациллярная сыворотка Фортье - Берновиля использована в изопатии и гомеопатической практике.

– 1933 г. Знаменитый француз Леон Ваннье (Vannier) описал возможности применения Colibacillinum (Колибацилинум).

– 1936 г. С «лёгкой» руки Небеля (Nebel) «открыта» эра Инфлюэнзинум (Influensinum). Далее нозоды всех видов острых респираторных вирусных инфекций и их штаммов стали возникать в геометрической прогрессии.

- 1936 г. (Barishac) Баришак рекомендует для использования в практике препарат иерсинии (Serum de Yersin). Сыворотка, рекомендованная Баришаком; используется далее Фортье-Берновилем, Шаваноном (Chavanon) и Руссо (Rousseau).

– 1932 – 1946 гг. Французы Chavanon и, позднее, доктор Roux получили прекрасные результаты по ранее не исследованному препарату Diptherotoxinum (4M, 8M).

– 1955 г. Fallex (Фаллекс) и препарат Candida albicans (Кандида Альбиканз). Позднее испробованы и другие виды кандид.

– В том же 1955 г. Pommier (Помье) – Mucor mucedo.

– 1956 г. Бенар (Benard) испытывает созданный незадолго перед этим Paratyphoidinum.

– 1960 г. - Poisson (Пуассон) продолжил исследования по Паратифоидинум.

– 1962 г. - Джулиан (Julian) опубликовал книгу под названием «Биотерапевтические средства и нозоды».

– Уже в 50-60-е годы г-жа Тайлер (Tyler) обращала внимание коллег на благотворное употребление Паротидинум, Стрептококцинум, Скарлатинум, Морбиллинум, Инфлюэнзинум и Пневмококцинум (её основной труд - «Картина гомеопатических лекарств»).

– 1974 год (август), в провинции Guarantingueta (Бразилия) возникла эпидемия менингита. 18640 детей получали Menningococcinum 10CH, в то время как родители 6340 детей отказались от нозода. В первой группе (с нозодом) – 4 смертных случая. В то же время во второй группе - 34. В исследовании принимали участие около 60 врачей-гомеопатов.

Нельзя не упомянуть и многочисленные труды выдающегося женевца Пьера Шмидта, который смог достаточно приблизительно подсчитать все биотерапевтические средства и их разновидности, предложить их подразделение и выяснить основные показания к назначению. Так, по данным Шмидта, зарегистрированы и хорошо описаны следующие биотерапевтические препараты:

1) Нозоды - всего 153 средства, в том числе: а) сложные; б) изготовленные на основе микробных культур; 3) произведённые из токсинов и сывороток. Среди этих 153 единиц Шмидтом определены: 15 разновидностей Туберкулинов; 17 интестинальных нозодов Патерсона – Баха; 7 различных нозодов рака (среди прочих - Carcinosinum); 9 нозодов, изготовленных на основе растительных заболеваний; 5 Инфлюэнзинумов, различных в зависимости от штамма. Также им определены как интересные (удивительные) следующие нозодные лекарства: Cariesinum – на основе кариеса, Cataractinum, Diabetinum, Molluscum contagiosum, Mixomatosis, Prostatic adenoma, Psoriasinum, Sudor pedum (на границе с саркодом), Verrucinum и ряд других. Отдельно следует отметить очень известный и патентованный Oscillococcinum доктора Роя (который связывал его даже со злокачественными процессами), изготовленный на основе так называемой «недифференцированной бациллы». По направленности действия он становится близким нозодам палочки дифтерии, пневмококка, стрептококка, других респираторных и системных дисметаболических поражений с замедленными процессами реактивации и саногенеза.

2) На момент исследования П. Шмидта число саркодов, описанных старыми авторами, приближалось к 100. Однако часть из них (как мною было указано в книге о препаратах животного царства) не могут быть рассмотрены как таковые (Hepar sulphuris calcareum, Calcarea carbonica ostearum Hahnemanni, яды членистоногих, насекомых, земноводных, пресмыкающихся; средства из молозива, жиров, крови, молока, шкур и костей животных). Также описаны: средства из желчи лисицы, быка, человека; многочисленные гормоны и медиаторы, секреты и экскреты (чаще естественные). Сейчас, в наши дни, число саркодов (большей частью недостаточно исследованных, по самым скромным подсчётам, превышает 400, включая препараты из бабочек, рыб, крыс, слона, льва, даже динозавра).

Заслугой Пьера Шмидта стало также уточнение конкретных обстоятельств, требующих назначения нозодов:

1) Когда верно подобранное средство не имеет предполагаемой длительности действия (имело некоторое кратковременное воздействие).

2) Когда врач регистрирует у больного систематические рецидивы симптоматики (аллергические процессы, риниты, бронхиты, лихорадка), с нестойким улучшением от каждого последующего приёма базового средства.

3) Когда приостанавливается приём лекарства при заболевании, сопровождающемся сыпью, выделениями (назначенное лекарство не действует). Примеры – состояние псевдопсоры у больного ВИЧ или туберкулёзом или гонорея, «купированная» «традиционными» для официальной медицинской школы средствами; далее (при приёме конституционального лекарства) сохраняются хронические нарушения общего состояния (препарат «не работает»). В первом случае возможен приём Bacillinum, во втором рекомендован Medorrhinum (в качестве промежуточных средств).

4) Когда у больного проявляются симптомы (точнее, их совокупность), характерные для патогенеза какого-либо нозода (саркода, органопрепарата, гормона, медиатора) – в таком случае показанное средство назначают по принципу подобия (динамической аналогии) совокупностей симптомов, как любое другое гомеопатическое средство.

5) Когда в анамнезе пациента (реже – в семейном анамнезе) обнаруживают застарелое микробное заболевание (туберкулёз, корь, дифтерия, скарлатина, медленные вирусные инфекции) и (независимо от того факта, имеются ли при этом характерные симп-томы биотерапевтического средства или отсутствуют) если базовое лечение не дает больше результатов, показан соответствующий препарат.

В ходе развития гомеопатии воображение практикующих гомеопатов шло всё дальше. После открытий Пастера стали рассматривать как гомеопатическое лекарство динамизации различных микробных культур. После создания вакцин стали делать лекарства из них (вирусные, микробные, анатоксины). Было создано большое количество биотерапевтических средств от различных болезней на основе болезнетворных веществ. Их стали делать на основе болезней животных: слюна бешеных собак, коровья оспа и прочие. Также задействованы препараты на основе заболеваний растений: пурпурная спорынья, чума злаковых, продуценты картофельной гнили. В последние годы значительно возросло число испытаний и заявок на регистрацию препаратов из молока, жира, мозга, крови и других субстанций различных видов птиц и животных, даже останков динозавра (часть указанных средств описана в моей книге по Materia Medica препаратов из животного царства). Ряд прувингов не завершён, но часть лекарств прочно заняла своё место в практике (биотерапевтические лекарства из молока животных и человека, мозга черепахи, «новых» змеиных ядов и прочие).

Для части врачей стало логичным использовать разведения органов, взятых, главным образом, у животных, по аналогии с некоторыми органическими заболеваниями. Наконец, динамизировали также гормоны и практически все известные биологические элементы, которые могли содержать или предполагать элемент болезни. Такие вещества Кларк ранее определил как «саркоды».

Некоторые практики в качестве идеальной «терапии подобием» стали использовать кровь, мочу, кал и выделения самих больных. Особенно «отличились» Бах и Патерсон с кишечными нозодами. Является ли такое явление частью изотерапии, предложенной Люксом в 1833 году? По моему глубокому убеждению, многие из таких средств весьма опасны. Ведь недаром Бах вскоре после описания кишечных нозодов перешёл к созданию области менее спорной и «болезненной» (но также пограничной с истинной гомеопатической медициной) – цветам Баха.

Анализируя ход истории в отношении создания и внедрения биотерапевтических средств, следует отметить тот факт, что гомеопаты и изопаты всегда были на один-два шага впереди конвенциональной науки. Возможно, именно их публикации и доклады (всегда встречаемые в штыки коллегами-ортодоксами), с чётким описанием симптомов и реакций на то или иное средство послужили прогрессу микробиологии, вирусологии, вакцинации, эпидемиологии и ряда других общемедицинских дисциплин?!

В образовательном процессе и в практике врача-гомеопата всегда было и будет оставаться полезным проведение сравнительного анализа динамизированных средств из минералов, растений, животных и групп саркодов, нозодов (реже – органопрепаратов). Симптомы группы нозодов указывают на изучение случая с миазматической точки зрения. Анализ всей совокупности имеющихся симптомов позволяет выявить наиболее «активный» миазм (видовой, родовой, индивидуальный) и жизненная сила какого нозода привлекает внимание. В такой момент промежуточное средство может быть полезно с целью устранения препятствий для излечения, либо для получения более ясной картины нозологии и её проноза. Все миазматические промежуточные средства следует дополнить конституциональными средствами в подходящее время для того, чтобы завершить процесс излечения.

Понятно, что самыми характерными симптомами нозодов являются те, которые выявлены у большей части волонтёров во время прувингов. Тем не менее есть специальный путь, когда миазматическая болезнь настраивает витальную силу на продуцирование характерной группы симптомов. Геринг заметил, что определённые характерные симптомы связаны с назначением промежуточных миазматических лекарств. Подобно тому как гомеопат, изучающий царства (семейства) лекарств, узнаёт природу растительной, минеральной и животной групп динамизированных препаратов, Геринг определил характерную картину группы нозодов путём назначения миазматических нозодов при отсутствии жизненной реакции на верно и хорошо назначенные средства, постоянном изменении симптомов, фрагментарных картинах конституциональных средств и односторонних миазматических признаках с несколькими характерными симптомами.

Такие люди часто ощущают свою несостоятельность, чувство, что они «загнивают», груз вины, грязи; их угнетает тот факт, что жизнь – это обуза; что никогда не ощутить комфорта или удовлетворения (при любом окружении); внешность их бесцветна и болезненна, с выражением страдания на лице даже в периоды расслабления. Это тип субъектов, склонных к саморазрушительным устремлениям и привычкам. Дифференциальный диагноз и системный анализ остальных психических, местных и общих симптомов немедленно покажет, какие хронические миазмы и терапевтический нозод лежат в корне этой картины.

Когда же следует использовать нозоды и саркоды? Перечислим лишь основные моменты из охарактеризованных выше: а) как промежуточное средство; б) когда правильно подобранное лекарство не действует, сдерживает или извращает симптомы; в) когда начальный прогресс при использовании конституционального лекарства внезапно переходит в стадию «плато» из-за миазматической преграды на пути к излечению; г) при синдроме «всегда плохо» (СВП, хронический миазм); д) в случае отсутствия симптомов.

Нозод или саркод становится конституциональным средством, когда психические, физические общие и отдельные симптомы совпадают с зарегистрированными во время испытания лекарства. К примеру, для средства Кандида на ментальном и физическом уровнях основным признаком будет слово «подавление». Далее, мы прописываем Сифилинум тем лицам, которые: а) страшатся ночи из-за тех страданий, которые она приносит; б) боятся стать умалишёнными; в) пребывают в отчаянии от выздоровления; г) отличаются делюзиями о том, что грязны, заражены, что заставляет часто мыть руки; д) отличаются чертами анархизма. Симптомы подтверждают как миазматический диагноз, так и строгое подобие. Таким образом, в данном случае миазм отличает приспособленная к болезни витальная сила, определяемая симптоматикой нозода. Часть людей рождаются уже с наличием подобной тенденции благодаря наследственности.

Когда верно подобранное лекарство не действует и не проявляет необходимых реакций (супрессия симптомов), личность имеет выраженные черты, которые вызывают хронические миазмы (псевдопсора, люэс, псора, сикоз). В таких случаях врач начинает сомневаться в правильности назначения, путается в последующих прописях. Так, в случае пациента типа Туберкулинум, симптомы постоянно изменяются, и правильно подобранные лекарства не оказывают воздействия, особенно у часто простужающихся людей небольшой комплекции, с узкой грудной клеткой, слабым характером, низким ресурсом восстановления после болезней и нагрузок, которым присущи фобии животных (больше собак), желание смены впечатлений и путешествий; у них глубоко неудовлетворённое состояние с тенденцией к резкой ругани, желанием крушить вещи. Всё же чаще такие ситуации возникают у лиц типа Псоринум с больной или кажущейся грязной кожей, особенно у тех, кого отличают: повышенная чувствительность к холоду, гипергидроз, зловонные секреты, резкий пессимизм по поводу их возможного выздоровления. Именно в случае отсутствия какой-либо реакции классики старой школы всегда рекомендовали Псоринум или его «родственный» препарат – серу.

Каждый из практикующих гомеопатов может описать случаи, в которых симптомов явно недостаточно для прописи препарата. Это чаще всего односторонние случаи, где сильный родовой (наследуемый) миазм подавляет способность конституции проявлять симптомы. Реже признаки связаны с патологией не одного, а нескольких миазмов и не характерны какому-либо одному конституциональному препарату (часто наблюдаем при далеко зашедших ятрогениях как вследствие конвенционального, так и псевдогомеопатического лечения комплексами по методу Фолля или биорезонанса). Именно тогда хроническая дискразия (как следствие формирования замкнутого круга искусственно индуцированных патобиохимических реакций) формирует «миазматическую конституцию». В подобных случаях, по мнению самого Дж. Кента, полезен Туберкулин, который либо уравновешивает негативные проявления (проявляя главные из необходимых симптомов), либо позволяет проявиться подавленным (извращённым) признакам. Возможны два пути реакции на Туберкулин: 1) симптомы могут улучшиться и сделать конституцию более здоровой; 2) симптомы могут стать многочисленными (временно незадействованные «слои» нозологии даже без конституционально подобного лекарства становятся активными). Второй тип реагирования позволит прописать конституциональное лекарство на основе нового синдрома, что приведёт к последующему излечению (при верном назначении). Между тем Раджан Шанкаран, в семинарах которого мне довелось участвовать, рекомендует придерживаться тактики выжидания симптомов или одной характерной жалобы больного, даже если на это потребуется длительное время. Разумеется, доктрина гомеопатии едина, но нам следует исходить из параметров качества жизни пациента и членов его семьи. Чаще перевешивает необходимость назначения нозода. Даже у Ганеманна был случай больного туберкулёзом, когда верно подобранное лекарство не действовало. Мэтр изготовил аутоаутонозод слюны пациента, что проявило ряд симптомов, позволивших верно определить степень динамизации и далее, привело к излечению.

Старые доктора и наш современник D. Little описали СВП – синдром «ВСЕГДА ПЛОХО» для случаев, когда человек никак не избавится от миазматической инфекции. Примером этого состояния является использование Medorrhinum у лиц с хроническим сикозом. Они не проявляют симптомов их врождённого конституционального средства, потому что приобретённый миазм «подавил» их природный темперамент. Они могли обладать блестящим менталитетом, отличной памятью и ровным характером, но произошли резкие изменения к худшему: они стали очень торопливыми (время движется слишком медленно); у них нарушены когнитивные процессы (не могут уследить за направлением разговора); ухудшилась память; возникли фобии (темноты, болезней); они страдают от суеверий и ошибок восприятия, паранойи, делюзий (кто-то или что-то всегда находится позади них). СВП может также касаться острых и подострых миазмов, особенно когда человек так никогда и не излечивается от острого заболевания. Если такое несоответствие очень сильное, то данное состояние вскоре будет доминировать, с супрессией старых симптомов. Примеры – ОРВИ (грипп), дифтерия, корь, мононуклеоз и коклюш, от которых ряд лиц никогда полностью не выздоравливает. Разумеется, индивидуальное конституциональное средство может устранить действия застарелого острого миазма, однако в случаях, когда оно не достигает цели, нозод нарушенного миазма (Pertussinum, Influensinum, Diphterinum, Morbillinum etc.) окажет полноценную попощь. В последние годы в данной группе всё чаще используются животный саркод Oscillococcinum и растительный нозод Solanum tuberosum ?rgotans.

В практике гомеопатической терапии нередки «фрагментарные» случаи, когда ни одно лекарство не может полностью соответствовать данному случаю на первичном приёме. Исследование миазмов отдельно от фрагментарной картины может обнаружить симптомы того или иного нозода. Дифференциальный анализ быстро покажет, какой нозод или миазм подразумевается. Назначение промежуточного средства часто улучшает состояние здоровья и упорядочивает структуру естественных симптомов («вносит ясность»). После того как нозод сделал всё возможное, симптомы явно укажут на конституциональный динамизированный препарат.

Предположим ситуацию, когда на приёме пациент с симптомами, указывающими на наследственный псевдопсорический миазм с туберкулиническими проявлениями, где «идеально» подходит Kalium sulphuricum или его растительный аналог Pulsatilla. Назначение подействовало хорошо, т.к Пульсатилла – мощный антитуберкулинический препарат и также индивидуальное конституциональное средство (а сернокислый калий – более биохимическое). Однако через несколько месяцев после выздоровления пациент вновь заболевает, причём симптомы те же, но, к нашему удивлению, Пульсатилла больше не действует – «старое» средство становится абсолютно неэффективным. Синдром демонстирирует выраженный туберкулинический миазм в своей основе. Следовательно, специалисту следует попытаться «раскрыть» случай при помощи туберкулинического препарата. Нозод может «сдвинуть» случай с места или подготовить основу для повторного назначения Пульсатиллы. Положительно действующий нозод лучше всего использовать в течение всего периода улучшения, а далее лечить оставшиеся у пациента симптомы конституциональным препаратом. Если спустя какое-то время пациент не проявляет признаков выздоровления от прописи нозода, повторное назначение конституционального лекарства чаще всего оказывает эффект. Такой эффект наблюдали многие гомеопаты. И хотя миазматическое промежуточное средство не может радикально улучшить общее состояние, оно может сделать пациента повторно чувствительным к исходно конституциональному лекарству. В ряде случаев такой приём оказывается полезным.

Описано использование нозодов, когда лекарство имеет отношение к родовой болезни (Dystrophia musculorum progressiva при мышечной дистрофии, Pertussinum при коклюше) или осложнениях от вакцинотерапии или вакцинопрофилактики. Нозод при извращённых последствиях вакцинации может быть подходящим для удаления побочных эффектов иммунизации. Рядом с этим методом стоит использование препаратов (миазматических промежуточных или конституциональных), которые делают человека нечувствительным к специфичным аллергиям. Органотерапия и гормонотерапия, с назначением препаратов и секретов желёз (вытяжек, экстрактов и лиофиллизатов из них), также основаны на той же взаимосвязи. В данной группе интересны Adrenalinum, Thyroidinum, Parathyroid glands, Hypothalamus etc.

Биотерапевтические лекарства имеют собственную групповую характеристику, которая проявляется, когда могут быть показаны промежуточные лекарства. Такие признаки часто можно найти в случаях ятрогений, вызванных иммунизацией, где жизненная сила проявит болезненное состояние и осложнения, сходные с инфекциями, от которых человека иммунизировали. У части лиц, кто плохо реагировал на иммунизацию против полиомиелита, позже могут быть выявлены болезни, поражающие передние или боковые столбы спинного мозга с паралитическим состоянием, истощением, слабостью, чувством тяжести, увеличением рефлексов, дрожащей походкой и т.п. В этих случаях общие симптомы подтверждают чёткую этиологическую рубрику, связанную с нозодом. Иногда общие симптомы могут сопровождаться характерными симптомами нозода. Таким образом, нозод становится гомеопатическим подобием. Уровень лечения зависит от природы симптоматологии.

Большие нарекания со стороны представителей конвенциональной медицинской школы ранее и в наши дни вызывает гомеопатическая профилактика унаследованного от родителей миазма (к примеру, методика назначения в восходящих динамизациях Tuber-culinum bovinum по Кенту нервозным, истощённым и гневливым, трудно восстанавливающимся и анемичным детям соответствующего миазма, предрасположенным к туберкулёзу), так возможных инфекций (лизат сердца и печени барберийской утки Oscillococci-num от фирмы BOIRON для профилактики интермиттирующих респираторных инфекций; описание Бенингхаузеном приёма Вариолинум для защиты детей от оспы).

Ещё один способ использования нозодов – гомеопатические препараты, приготовленные из болезненных тканей и выделений пациента (аутонозоды). Такие средства часто эффективны, когда уже ничего не действует. В моей практике часты случаи диабетических поражений, где с значительным эффектом был применён аутонозод крови Sanquis (чаще как промежуточное средство перед назначением конституционального лекарства; в одном случае ювенильного диабета этот нозод оказался единственно необходимым лекарством для «запуска» ауторегуляторной саногенетической реакции, в результате которой наступило излечение). Выше в качестве примера аутонозода слюны как промежуточного препарата описан случай самого Ганеманна. В Одесской аптеке №5 изготавливают нозоды из слюны, крови, мочи, гноя, спермы, чешуек кожи, лейкорреи, экссудатов из кожных патологических элементов и микробов из посевов и детритов (соскобов) пациента. Не менее эффективны аутонозоды из продуктов литогенеза. Один мой пациент нозодом из собственных ренальных конкрементов был избавлен от очень частых визитов к дантисту. Каждое из подобных наблюдений развивает у гомеопатов профессиональный взгляд на возможности использования аутонозодов и других биосубстратов.

Хорошее знание острых, подострых и хронических миазмов является очень важным для профессионального понимания и прописывания нозодов, саркодов и органопрепаратов. Именно здесь идут «рука об руку» Materia Medica, Materia Morbi и искусство излечения человека. Изучение миазмов и их действия на систему индивидуальной и массовой (общественной) защиты – очень важная часть классической гомеопатии.

Большая часть современных гомеопатов, невзирая на опыт корифеев, не используют достижения биотерапевтической области гомеопатии в своей практике. К сожалению, злоупотребление изопатией по длинной механистической схеме или комбинации лекарств, выбранных по этиологии, снискали биотерапевтическим средствам дурную славу среди многих классических гомеопатов: «новые пересмотренные системы есть ничто иное, как аллопатический взгляд на гомеопатические лекарства». В то же время нозоды, саркоды и органотерапевтические средства стали использовать личности вообще без соответствующей подготовки. Даже Люкс использовал единичные лекарства и соблюдал гомеопатическую позологию. Изопатия кажется лёгкой для новичков и, по аллопатическому разумению, является кратчайшим путем к гомеопатии. Выбранная только по этиологии, это неполная система ограниченного объема. Но когда игнорирован принцип индивидуализации, общность признаков и симптомов, единичное лекарство и минимальная доза, такая система становится потенциально подавляющей и разрушающей естественную картину симптомов.

Поэтому сейчас, по-видимому, настал тот период (этап) истории гомеопатии, когда необходимо вернуть истинное понимание неотъемлемой части гомеопатической науки.

Однако, прежде чем перейти к рассмотрению биотерапевтических препаратов различных групп, рассмотрим необходимую терминологию, во избежание путаницы и разночтений. В этом плане привлекает отношение к гомеопатической доктрине киевских коллег Т.Д. Поповой и Н.К. Симеоновой, которые всегда уделяют особое внимание проблеме определений (дефиниций) используемых гомеопатами слов и их содержания.

Считают, что, наряду с термином «саркод», первым употребил слово «нозод» Кларк, составил на основе греческого “nosos” (болезнь). Однако такое мнение, со ссылкой на труды Геринга и Свона, остаётся спорным по сей день. Тем не менее нозод представляет собой патологический клеточный продукт или экстракт из болезнетворных выделений животного, растительного или человеческого происхождения, разведённый и динамизированный в соответствии с гомеопатической техникой.

Саркоды являются здоровыми клеточными продуктами или экстрактами, лекарствами из тела животных (с греческого – тело), или нормальными выделениями животных (человека), которые разведены и динамизированы согласно той же технике.

Биотерапевтические препараты, как было сказано выше, – практически новое название нозодов, зарегистрированное во Франции. Это определение имеется во Французской Фармакопее и Номенклатурах гомеопатических фармацевтических лабораторий. Но они не содержат никаких продуктов растительного происхождения, в том время как существуют нозоды из паразитирующих на растениях и плодах микроорганизмов, равно как и из паразитов животных, не передающихся человеку. Следовательно, повод для дискуссии по поводу дефиниций сохраняется по сей день.

Биотерапевтические средства, официально признанные современными Фармакопями, не так многочисленны (во Франции зарегистрированы лишь 26): Anthracinum, Colibacillinum, Diphteri-num, Diphterotoxinum, D.T.T.ab., Enterococcinum, Gonotoxinum, In-fluensinum, Medorrhinum, Luesinum, Morbillinum, Paratyphoidinum B, Pertussinum, Psorinum, Pyrogenium, Serum anticolibacillare, Serum de Yersin, Staphylococcinum, Staphylotoxinum, Streptococcinum, Tu-berculinum, Tuberculinum aviare, Tuberculinum residuum, VAB, Vac-cinotoxinum. Их происхождение и структура указаны в Номенклатурах производств и лабораторий. Число же средств, именуемых нозодами, значительно выше, но не все они достаточно испытаны.

Выражением «органотерапевтические препараты» заменили «старое» понятие «саркод», ограничив понятие клеточными экстрактами и выделениями (экзокринными или эндокринными), называемыми биологическими, за исключением многочисленных ядов и препаратов из разных видов молока, которые охватывает понятие саркодов.

Органопрепараты, в отличие от описанных выше средств, значительно многочисленнее, и их номенклатура в буквальном смысле неограниченна – из любой части организма или из любой тканевой составляющей возможно изготовление и последующая динамизация соответствующего лекарства. Готовят их крупные институты и лаборатории и немногочисленные промышленные производства. Ряд лабораторий выполняет «индивидуальные» заказы. Дополнительно, в качестве «возможного» лекарства, рассматривают гормоны, элементы крови, секреты и экскреты (экзо- и эндогенные). В то же время изопатические препараты представляют собой разведённые и динамизированные лекарства, изготовленные на базе жидкостей и выделений самого больного, которого подвергают лечению. Их готовят либо на основе единичных динамизаций, либо смешанных динамизаций разных продуктов (кровь + моча+ кал + гной + прочие элементы).

Их изготавливают также по индивидуальным (собственным) рецептам (единичной или множественной динамизацией) на основе пробы материала, полученной от заболевшего человека (для него же). В большинстве случаев, в силу негативного отношения конвенциональной медицинской школы и сотрудников стандартных лабораторий, проба может быть взята врачом, которому лаборатории (лицензированные аптеки-производители) поставляют необходимое оснащение в соответствии с заявкой. Далее материалы сдаются в лабораторию (в кратчайший срок) с соблюдением необходимых санитарно-гигиенических и физико-химических параметров. В отдельных случаях проба может быть осуществлена самой лабораторией (со специально оборудованными боксами).

Наибольшая часть биотерапевтических средств содержит лишь клиническую связь болезни или функции, которую они представляют (в случаях прописи патологических продуктов). Когда речь идет о вытяжках здоровых органов и нормальных компонентах крови, жидкостей или внутренних выделений, практически не существует никакого клинического симптома. Рассматривают, к сожалению, чаще всего орган (место) локализации болезни. Также – продукты определённой болезни (равно как и биологические активные вещества, лабораторные маркеры) – Calculi (biliarii, renalis, prostatici), Cholesterinum, Histaminum, Kreatininum и ряд других. Далее выполненные специалистом назначения продиктованы знанием анатомо- и физиопатологических, патофизических или биологических особенностей заболевания, которое (!) необходимо излечить. Налицо совмещение конвенционального (так называемого аллопатического) подхода с холистическими тенденциями. Являет ли это собой части интегративной медицины? По-видимому, нет. Ясно лишь одно – необходим полноценный эксперимент со всеми присущими атрибутами.

Однако и в дефинициях есть разночтения. Как считают британские и немецкие специалисты, есть две категории специфических гомеопатических лекарств. Свежие органы, вытяжки из желёз и тканей, взятых у здоровых свиней, овец или крупного рогатого скота, называют саркодами, а нездоровые или заражённые ткани животных и человека (например, гной) – нозодами. Первые, используя здоровые виды, принадлежат к такому разделу гомеопатии, как органотерапия, возникшему во Франции. Примеры употребления наименований: 1) саркоды – Suprarenal glands, Glandulae supra-renalis, Cortex glandulae suprarenalis, Medulla glandulae suprarenalis, Adrenalinum (из надпочечников овцы, кролика, телят, свиней), Pan-creas, Pancreatinum (поджелудочная железа), Ren (почки), Oscillo-coccinum (автолизат органов барберийской утки для профилактики и лечения гриппа), Hypothalamus, Hypothalamus of the ox (смесь всех частей овечьего гипоталямуса); 2) нозоды – Adenoma glandulae suprarenalis (из новообразования надпочечников), Adenocarcinoma pancreas (новообразование поджелудочной железы), Calculi renales (продукты литогенеза почек), Influensinum, Grippe79, 80, mixt etc. (нозоды гриппа) и прочие. Кишечные нозоды – это специальный вид нозодов, разработанный врачами Джоном Патерсоном и Эдвардом Бахом из Глазго. Эти препараты берут из культур фекалий, содержащих кишечные бактерии.

Многие производители (в том числе Wala, B?ricke&Tafel, Schmidt-Nagel, Dolisos) относят к числу саркодов и органопрепаратов средства, полученные из цельных особей (их частей, выделений, секретов) представителей животного царства, включая насекомых, членистоногих, земноводных, пресмыкающихся. Думаю, что накопленный опыт позволяет мне высказать собственное мнение о том, что в группу биотерапевтических средств, по-видимому, всё же следует включить лишь динамизированные препараты млекопитающих, ряда крупных животных – обитателей водной среды, а также птиц. Уверен, что вносить в перечень органоперпаратов средства из пауков, пчёл, ос, жаб, рыб и змей (хотя каждое из лекарств является крайне важным в отдельных случаях) неверно. Доктрина гомеопатии чётко подразделяет источники полученного сырья по царствам. Эволюционные и гистохимические характеристики высших животных и человека во многом сходны, приближены к ним и показатели птиц. Все остальные лекарства следует считать динамизированными препаратами животного происхождения.

Даже очень солидные фирмы-производители идут на поводу у изопатов и врачей, работающих по методу Р. Фолля (например, Штауфен-Фарма), увеличивая ассортимент динамизированных препаратов, полученных из патогенных и условно патогенных (сапрофитирующих у человека в течение многих поколений) эндобионтов. Изопатическая, или иммунобиологическая, терапия, как и другие методы натуральной терапии, не исключает одновременного применения других способов лечения. Один из основоположников изопатической терапии нозодами немецкий микробиолог G. Enderlein описал развитие Aspergillus niger и Mucor racemosus от примитивной стадии коллоидных белковых частиц через стадию бактерий к стадии грибков. Однако оба вида указанных грибков миллионы лет живут в организмах в виде примитивных форм (коллоидов) и лишь при определённых условиях могут являться причиной широкого спектра нозологий. Нет ни одного человека, который бы не содержал их (и ряд других существ) в клетках и жидких средах своего организма в течение всей жизни. При этом Aspergillus может проявить себя лишь при туберкулёзе или паратуберкулёзных процессах, в то время как симбиоз Mucor racemosus значительно чаще проявляет себя и в других условиях. В организме хозяина симбионт, находящийся на низших стадиях своего развития, способствует нормальному протеканию обменных процессов, усиливает защитные силы организма, т.е. оказывает регулирующее влияние. Следовательно, коллеги не учитывают особенностей личности хозяина, комплекса социально-биологических и информационно-энергетических взаимосвязей. Неужели из каждого эндобионта (даже ещё не выделенного) следует готовить лекарство?!

Американские же коллеги, несмотря на строгий контроль со стороны FDA и множества других организаций, также систематически наращивают численность биотерапевтических медикаментов, проводя испытания на заболевших лицах (а не на здоровых волонтёрах, как это принято в гомеопатии). Время и опыт покажут истинную правоту тех или иных медицинских гомеопатических и изопатических школ.

По глубокому убеждению (основанному на значительном практическом опыте) представителей украинской гомеопатической школы, следует рассматривать часть биотерапевтических препаратов, находящихся в современной номенклатуре, как гомеопатические (Adrenalinum, Anthracinum, Aviare, Bacillinum, Carcinosinum (5 из 58 описанных), Diphterinum, Influensinum, Medorrhinum, Luesi-num, Pyrogenium, Psorinum, Scirrhinum, Syphilinum, Staphylococci-num, Streptococcinum, Secale cornutum, Thyroidinum, Tuberculinum – 3 из 17, Ustilago maydis). Другие биотерапевтические средства (в т.ч. гормоны, экскреты и секреты) могут быть рассмотрены только как лекарства, изготовленные в соответствии с общепринятой гомеопатической техникой Ганеманна (реже – Енихена), но не проверенные досконально экспериментальным путем. Следовательно, их терапевтическая ценность не может быть значительной.

Изложенные данные отнюдь не означают, что эти лекарства имеют иллюзорное действие и являются бесполезными. Они могут быть показаны и проявить эффективность при определённых состояниях, но не избраны в соответствии с истинно гомеопатической техникой (или прописаны крайне редко, в случае наличия достаточного практического опыта их использования у врача). Они становятся дополнительными или промежуточными средствами, выбранными на основании анатомо-биопатологических критериев нозологии (болезни), но не больного. Их сочетают (прописывают последовательно или близко к последовательному назначению), главным образом, с гомеопатическим лекарством. Возможно также сочетание и с другим лечением: преимущественно интегративным, реже – аллопатическим (но только для истинных специалистов, – при избавлении пациента от утомительной необходимости получения заместительной гормонотерапии, аппаратных методов интенсивной терапии, психотропных средств, в ряде других случаев).

Итак, запомним:

А. Испытана и существует группа лекарств человеческого и животного происхождения, приготовленных на основе органических, патологических или физиологических продуктов в соответствии со всеми атрибутами и положениями гомеопатической технологии.

Б. Часть из них имеют патогенез, объединяющий одновременно симптомы отравления или соответствующей нозологии и экспериментальные симптомы, полученные на здоровых людях вследствие испытаний. Их назначают по совокупности симптомов, в соответствии с Законом Подобия. Это гомеопатические (динамизированные) лекарства, которые должны сохранять название нозодов и саркодов, по крайней мере, в профессиональной литературе (с разрешением законодательных и фармакопейных положений).

В. Другие представляют собой средства, назначаемые в соответствии с патофизиологическими, патобиохимическими и анатомо-патологическими (локализационистскими) показаниями (реже – в соответствии с бактериологическими данными). Их готовят с помощью разведений и динамизации, но большая часть таких лекарств не имеют протоколов проверки их действенности экспериментальным путём на здоровом человеке. Они носят наименование биотерапевтических, органотерапевтических и изотерпевтичееских препаратов и могут быть введены в число динамизированных (гомеопатических) лекарств лишь после утверждения и согласования результатов соответствующих прувингов.

Г. Однако средства из обеих групп могут иметь терапевтические показания к назначению с целью улучшения процессов саногенеза при болезнях, которые лечат обычно другими лекарствами. Более того, органопрепараты, нозоды и саркоды могут быть прописаны специалистом отдельно в случае выявления симптоматических комплексов, соответствующих их патогенезу.

Д. Следует отличать нозодолечение, изопатию и изотерапию. Под изопатией понимают использование аутонозодного препарата, приготовленного из авирулентного (не вызывающего болезнь) материала больного (к примеру, из крови, гноя или мочи). Изотерапия – лечение болезни у данного лица при помощи веществ, полученных от других больных с тем же заболеванием (гетеронозодов).

Завершая раздел, хочу заметить, что в данном издании необходимо также уделить внимание столь дискутируемым различными специалистами препаратам молока. Хотя часть таких лекарств была описана мною в книге о препаратах животного царства, принадлежность человека и большей части окружающих его животных (равно как и продуктов питания) к классу млекопитающих, по-видимому, определяет интерес многих коллег к данной группе. Небольшое место будет отведено в книге и новым саркодам, а также динамизированным средствам гаптеновой терапии.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 

Медицинский портал о гомеопатии и гомеопатах, в Одессе и мире. Прочтете все про лечение гомеопатией! Найдете центр гомеопатии. Гомеопатия аптека и гомеопатия форум. Гомеопатия в Украине



© 2003-2017



Рейтинг Mail.ru
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет

Rambler's Top100

Топ 100 медицинских сайтов
Яндекс цитирования

Украина онлайн
УКРМЕД - Каталог Медичних Сайтiв в Українi Meddesk.ru - медицинская доска объявлений. Обмен ссылками.