@@11@@
Гомеопатия
Одесские крупинки или globuli по-одесски.

Украинский гомеопатический ежегодник: Вопросы эффективности и безопасности динамизированных препаратов гистамина при лечении больных сосудистыми энцефалопатиями лиц пожилого и старческого возраста, с вертигинозными и психоэмоциональными расстройствами.

~~~ 22-24.XI.18 - ICE-18 - МЕЖДУНАРОДНЫЕ КЁТЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ (КЁТЕН, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 04.XII.18 – ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НМГООО (ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 06-07.XII.18 – IX МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ГОМЕОПАТИЯ В ЛЕЧЕБНОЙ ПРАКТИКЕ" (ВАЛЕНСИЯ, ИСПАНИЯ) ~~~ 18-19.I.19 – МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ CEDH (НИЦЦА, ФРАНЦИЯ) ~~~ 18-20.I.19 – МЕГА-СЕМИНАР «ABC HOMEOPATHY»: Ф. МАСТЕР, Р. ШАНКАРАН, С. САРКАР (ИНДИЯ) ~~~ 25-26.I.19 – 29-Я МЕЖДУНАРОДНАЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (МОСКВА, РФ) ~~~ 27-28.IV.19 – МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ WCHS (ВАНКУВЕР, КАНАДА) ~~~ 30.V-01.VI.19 – МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС «ГОМЕОПАТИЯ И МОРЕ» (ШТРАЛЬЗУНД, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 25-28.IX.19 – 74-Й КОНГРЕСС LMHI (СОРРЕНТО, ИТАЛИЯ) ~~~

Поиск:
Гомеопатия - это... Карта сайта Написать письмо врачам Написать письмо в аптеку Правила записи на консультации врачей
Публикации по гомеопатии Периодические профессиональные издания
Международные новости Семинары, конференции, форумы Одесские Гомеопатические Конгрессы
И снова о фаршированной рыбе Объявления для гомеопатов События, даты, поздравления и комментарии Книги и журналы для гомеопатов Новые издания по гомеопатии
Одесское гомеопатическое общество Анкеты консультантов и лекторов Общества
Одесская гомеопатическая аптека История аптеки Номенклатура динамизированных средств Монокомпонентные средства Многокомпонентные динамизированные средства Изготовление гомеопатических лекарств
История гомеопатии в регионе Materia medica Гомеопатия для чайников Вопрос - ответ Дружественные сайты

ВОПРОСЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ И БЕЗОПАСНОСТИ ДИНАМИЗИРОВАННЫХ ПРЕПАРАТОВ ГИСТАМИНА ПРИ ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ СОСУДИСТЫМИ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯМИ ЛИЦ ПОЖИЛОГО И СТАРЧЕСКОГО ВОЗРАСТА, С
ВЕРТИГИНОЗНЫМИ И ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫМИ РАССТРОЙСТВАМИ



А.П. Иванив, Ю.Л. Курако, И.В. Погорелая?
Научно-медицинское гомеопатическое Общество Одесской области,
Одесский государственный медицинский Университет, больница на ж/д транспорте?
Украина, г. Одесса


Efficacy and safety of dynamyzed histamine remedies in treatment of elderly and senile patients with vascular encephalopathies with vertigous and psychoemotional disorder. A.P. Ivaniv, Yu.L. Kurako, I.V. Pogorelaya (Odessa, Ukraine)
Receptor systems of the brain play a significant role in integration of regulation centres of hemodynamics, behaviour and emotion. Without neglecting the prevalent involvement of dofaminergic structures into the process of brain aging, the authors suggest the use of dynamized histamine preparations (in different dilutions and ways of introduction) for treatment of elderly and senile patients suffering from vascular encephalopathies. Efficacy of histamine was verified not only by the data of neuropsychologic tests but also by methods of neurovisualisation.


Введение

У лиц пожилого и старческого возраста хорошо известны сложности психофармакотерапии астено-, тревожно-депрессивных, фобических и иных психотических или соматизированных состояний, что обусловлено как сложностью дифференциальной диагностики (сенильные деменции, болезни Альцгеймера и Пика, бинсвангеровская энцефалопатия, системные цереброваскулярные процессы различного генеза), так и изменением фармакокинетики и фармакодинамики лекарственных препаратов в старости, повышенным риском развития лекарственных осложнений и гораздо более тяжелыми их последствиями. Более того, свыше 78 (от 63 до 91,6)% пациентов пожилого и старческого возраста предъявляют жалобы на расстройства координации, вертигинозные состояния, в том числе возникшие впервые после использования ряда патентованных лекарственных средств.

Существенную сложность в лечении таких лиц представляют и сами клинические особенности протекания психоастеновегетативных, аффективных, паранойяльных и психоорганических расстройств, проявляющиеся в частом сочетании депрессивных реакций с тревожными, ипохондрическими или бредовыми нарушениями. На практике это приводит к полипрагмазии (психотропной полифармакотерапии). Однако, наличие значительной соматической полиорганной патологии у лиц старшего возраста, делает подобные схемы особенно нежелательными. Следовательно, «идеальный» антидепрессивный алгоритм для лиц позднего возраста с цереброваскулярными расстройствами должен быть не только безопасным, но и обладать достаточно широким спектром действия. Более того, любые медикаментозные и физикофармакологические воздействия должны отличать минимальные воздействия на холинергические, дофаминовые, гистаминовые, мускариновые рецепторы, чтобы не вызвать и не усилить прогерические тенденции, психомоторные и когнитивные расстройства.

В конвенциональной медицине в последние десятилетия у лиц с подобными расстройствами используют клозапин, рисперидон, флюоксетин (прозак), флювоксамин, сертралин (золофт), которые имеют ряд преимуществ в сравнении с трициклическими антидепрессантами. Их действие на нейропептидные, глутаматные и нейрокинурениновые системы, равно как и на указанные выше рецепторные образования, считают более мягким. Однако, у большей части лиц, как проявление лекарственной болезни, сохраняются и прогрессируют кардиоцеребральные, кохлеовестибулярные, вертигинозные, вегетативно-висцеральные, метаболитные, патологические седативные синдромы. Их прогрессии нисколько не противодействуют как уже давно используемые вазотропные средства (ноотропы, циннаризин или стугерон, кавинтон или винпоцетин, актовегин и их аналоги), так и современные препараты (бетасерк, милдронат и прочие).

При проведении фармакотерапии у лиц с медленно прогрессирующими нарушениями кровоснабжения мозга (МПНКМ), к числу которых относят сосудистые (дисциркуляторные) энцефалопатии (СЭ), важным является сохранение функциональной активности изоферментов печени (цитохромов), особенно, на фоне сочетанного использования нескольких лекарственных средств (более 85,8 % пациентов амбулаторно, в стационарах и в виде «профилактических» курсов получают не менее 3-4 различных патентованных препаратов).

Практика показала, что рост заболеваемости СЭ и энцефалопатиями иных типов, с выраженными соматизированными и психо-невротическими расстройствами, сопровождают следующие факторы: 1) рост резистентности к существующим средствам и методам профилактики, лечения и реабилитации; 2) значительное «помолодение» контингента лиц с СЭ, связанное с неблагоприятными социально-биологическими и дестабилизирующими информационно-энергетическими предикторами; 3) формирование «замкнутого круга» каскадных патобиохимических вегетативно-эмоциональных и вазовегетативных дисфункций вследствие срыва регуляции системной иерархии эмоционально-поведенческих и сосудодвигательных центров в гипоталамических структурах, сложных нейрональных ансамблях подкорковых образований и соответствующих проекционных зонах коры мозга.

В рамках Всемирной декады мозга (1990-2000) нами был проведен ряд этапных мультицентровых исследований с целью создания системы скрининга, диагностики и последующих лечебно-реабилитационных интегративных программ, средств и методов первичной и вторичной нейропрофилактики у лиц с МПНКМ. Полученные нами данные позволили определить ведущую роль динамизированных лекарств в создании дифференцированных индивидуализированных алгоритмов нейропрофилактических и лечебно-реабилитационных мероприятий у лиц с СЭ.

Целью настоящего фрагмента исследований стало проведение изучения сравнительно-возрастной эффективности динамизированных препаратов гистамина у лиц с выраженными вертигинозными и нервно-психическими дефектами, страдающих СЭ. В связи с этим задачами исследования стали: 1) изучение эффективности гистамина на носителе из лактозы при самостоятельном приёме и в комплексном лечении лиц с СЭ; 2) изучение эффективности раствора гистамина для проведения форетических воздействий при самостоятельном приёме и в комплексном лечении лиц с СЭ; 3) сравнительно-возрастной анализ эффективности гистамина в группах больных СЭ пожилого и старческого возраста; 4) выяснение клинических особенностей протекания синдромов расстройств психики и координации у лиц с СЭ на фоне приёма традиционного и гомеопатического лечения; 4) оценка спектра действия и возможных побочных реакций гистамина.

Обоснование использования гистамина в клинике ангионеврологии

Гистамин, идентифицированный как 4-(2-аминоэтил)-имидазол (?-имидазолил-этиламин) в 1910 году H. Dale&P. Laidlaw, является биогенным соединением, образующимся в организме при декарбоксилировании аминокислоты гистидина, и действующим не только как эндогенный медиатор, но и нейротрансмиттер. Как медиатор первого типа реакций гиперчувствительности, гистамин (Н) участвует в регуляции жизненно важных функций организма, играет важную роль в патогенезе ряда болезненных состояний. Находится в организме преимущественно в связанном, неактивном состоянии. При патологических процессах, а также при поступлении в организм некоторых веществ, количество свободного Н возрастает. Выделившийся Н быстро диффундирует в окружающие ткани, с появлением в крови через 2,5 мин, и возвращением к базальному уровню через 15-30 мин (пик – через 5 мин). Основная часть Н метаболизируется, и лишь 2-3% экскретируются в неизменённом виде.

Свободный Н обладает высокой активностью, и вызывает спазм гладкой мускулатуры, расширение капилляров и понижение артериального давления; усиление секреции желудочного сока. Застой крови в капиллярах и увеличение проницаемости их стенок вызывает отёк тканей и сгущение крови. В связи с рефлекторным возбуждением мозгового вещества надпочечников выделяется адреналин, суживаются артериолы и учащаются сердечные сокращения. Некоторое количество Н содержит ЦНС, где он играет роль нейромедиатора (нейромодулятора). Седативное действие части липофильных антагонистов Н (проникающих через гематоэнцефалический барьер, например, димедрола) связано с их блокирующим влиянием на центральные Н-рецепторы.

В организме существуют специфические рецепторы, для которых Н - естественный лиганд. В настоящее время различают три подгруппы гистаминовых рецепторов - Н1-, Н2- и Н3-рецепторы. Возбуждение периферических Н1-рецепторов сопровождается спастическим сокращением бронхов, мускулатуры кишечника и другими явлениями. Возбуждения Н2-рецепторов усиливает секрецию желудочных желез. Они также участвуют в контроле тонуса гладких мышц матки, кишечника, сосудов. Н1- и Н2-рецепторы играют роль в развитии аллергических и иммунных реакций. Н2- рецепторы участвуют также в медиации возбуждения в ЦНС.

В последние десятилетия большое значение придают Н3-рецепторам (с момента их идентификации в 1983 г. J.-M. Arrang et al.) для коррекции центрального действия Н, с проведением поиска лекарственных средств, активирующих и тормозящих функции Н3-группы. Доказано, что Н3-группа рецепторов, представленная преимущественно в центральной нервной системе: 1) участвует в регуляции сна и бодрствования, кардиоваскулярного контроля (с тропностью к эндотелиальным клеткам и посткапиллярным венулам), секреции гормонов; 2) являются причиной «запуска» острых транзиторных васкулярных феноменов; 3) вместе с гормонами надпочечников, лейкотриенами и простагландинами участвуют в реализации стресса. Следовательно, Н3-рецепторы - генеральная регуляторная система и потенциальная мишень для новых воздействий.

Гистаминергическая система играет важнейшую роль в функционировании вестибулярных структур, передаче импульсации от вестибулярных рецепторов и вестибулярных ядер. Туберомамиллярное ядро гипоталямуса – основной источник подобной иннервации, с обширными связями с диэнцефальными структурами, базальными ганглиями и конечным мозгом (включая кору). При рассмотрении указанных системных связей важны роли серотонина, норадреналина и дофамина, однако, биологически обратную связь для большинства структур обеспечивают больше Н3-модуляция.

Для медико-диагностического применения препарат получают путём бактериального расщепления гистидина или синтеза (Histamini dihydrochtoridum). Всё же, Н имеет ограниченное применение, так как при передозировке и повышенной чувствительности к нему возможны коллапс и шок, ульцерация желудка и двенадцатиперстной кишки, аллергические реакции, артральгии.

В последние годы опубликованы многочисленные исследования по использованию в клинике ангионеврологии агонистов (бетагистин, бетасерк) и антагонистов гистамина (прометазин, меклизин, дифенгидрамин). Продолжается поиск специфических средств – агонистов Н2-рецепторов, антагонистов Н3-рецепторов. Однако, в общепринятых (материальных) для конвенциональной медицины дозировках, все они сохраняют осложнения и побочные действия. Наиболее известный и широко используемый неврологами у больных СЭ препарат циннаризин (стугерон), который обладает антигистаминным действием и является антагонистом кальция, обладает выраженными побочными реакциями, наихудшей из которых является поражение экстрапирамидных структур, с развитием в последующем у части пациентов ятрогенного паркинсонизма. Большинство антагонистов гистамина вызывают или усиливают веритигинозные расстройства, инсомнию, тревожность.

Несколько более предпочтительными выглядят продолжающиеся и в настоящее время международные мультицентровые исследования (с участием Института неврологии РАН) по использованию карнозина (?-аланил-L-гистидина) и его аналогов у лиц, страдающих цереброваскулярными и вегетативно-висцеральными расстройствами. Зарегистрирован выраженный позитивный эффект по стабилизации ферментного обмена, препятствующего старению, развитию грубых дефицитных неврологических, психоорганических и печёночных дисфункций (in vivo et in vitro).

В гомеопатической практике с 1950 года (испытания J. Gringuaz) используют препараты Histaminum и Histaminum muriaticum, однако, как и патентованные средства, указанные лекарства относят к числу редких (малоизученных). Вместе с тем, отсутствие присущих материальным дозам препарата побочных и аллергических явлений – первый аргумент по поводу предпочтительности его использования. Дальнейшие исследования и практический опыт врачей-гомеопатов из разных стран позволили сформировать общую картину симптоматологии препарата, элементы которой и составили главный аргумент в пользу использования именно динамизированного гистамина.

Ниже приведен перечень симптомов и модальностей (так называемый «патогенез») гомеопатического лекарства Гистамин (Murphy, Julian, наблюдения авторов).


ТИП И ПОВЕДЕНИЕ. Пациенты туберкулинического типа с дистиреоидизмом, лица аллергической и псорической конституции. Им присуща общая астения как после физического и психического перенапряжения. Непоследовательны, блуждают как в мыслях, так и объективно (лучше от прогулок из конца в конец). Сварливы, раздражительны. Придирчивы. Меланхолия, печаль, прострация. Психика неустойчива. Тревога и беспокойство заставляют постоянно перемещаться. Когнитивные расстройства – не запоминают сказанное, имена, слова; затруднена концентрация. Слова произносят с ошибками. Инсомнии (чаще с 2 до 3 ч ночи), со сновидениями о насекомых.

СИМПТОМАТИКА. Головные боли с вертиго и чувством жжения в голове, лице, прекардиальной области. Головокружения с тошнотой, снижением остроты зрения. Дискомфорт в глазах, с улучшением от холода. Чувство заложенности и тяжести в ушах. Ощущение, что зубы свободны, не прикреплены. Зуд и жжение в носу, глотке, ушах, вагине. Сухость слизистых оболочек и чувство сжатия в них. Аллергические поражения кожи и слизистых оболочек. Жгучие пектальгии. Стенокардия. Чувство сжатия в сердце. Пульс нерегулярный. «Нервная» гастральгия. Олигурия, с жжением и болью при мочеиспускании. Жгучие боли в мошонке. Жжение у женщин в области левого яичника, с обильной лейкореей. Жжение и чувство спазма в суставах, связках и мышцах. Крампи и контрактуры мышц. Чередование жара с ознобом. Чувство сжатия (бандажа) и парестезий в конечностях. Гиперемия и жжения в местах переходов кожи в сфинктеры. Красные папулы на коже, с зудом.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ – астения, инсомния, цефальгии, вертиго; блефарит, конъюнктивит; аллергия, астма, бронхит, эмфизема, кашель; дистиреоз; перикардиты, стенокардия, артериит; цервицит; рак; язвенные поражения желудка и двенадцатиперстной кишки; колит; пиелонефрит, цистит; пруриго; тифоидная лихорадка

МОДАЛЬНОСТИ. Улучшение от давления, обмахивания веером. Хуже от движения, стрессов, от глубокого дыхания, в жаркую погоду.

Таким образом, изучение картины испытаний динамизированного гистамина (а в гомеопатии испытания препаратов производят на здоровых волонтёрах) показало, что указанные симптомы полностью соответствуют картине большинства цереброваскулярных расстройств. Согласно существующей классификации, налицо все основные синдромы СЭ: диссомнические, мнестические, когнитивные, цефальгический, вертигинозный и кохлеовестибулярный, психоорганический, астенический, кардиоцеребральный, ряд вегетативных дисфункций.

Материал и методы исследования

В исследование были включены амбулаторные и госпитализированные пациенты (187 мужчин и 109 женщин), страдающие СЭ, в возрасте старше 50 лет (средний возраст – 65,7 ± 3,9 лет), с вертигинозными и нервно-психическими расстройствами. Средняя длительность заболевания составила 14 месяцев.

Больных обследовали открытым методом до начала терапии, и, далее, каждые 15 дней, на протяжении трёх месяцев. Диагностический алгоритм включал выполненные в динамике реоэнцефалографию (РЭГ) с функциональными пробами (пассивный наклон, повороты головы), электроэнцефалографию (ЭЭГ) с медикаментозными пробами, транскраниальную допплеросонографию (ТКС) с гиперкапнической пробой, допплерографию сосудов конечностей, коагулологические (КГ) и психологические тесты (на запоминание 10 слов, Люшера, MMPI), офтальмоскопию, функциональную рентгенографию шейного отдела позвоночника. Обработку данных и статистический анализ производили на основе двустороннего критерия ранговых сумм Вилкоксона системы Medbiostat для IBM, с критерием значимости 0,05 (без учета пациентов, исключенных из исследования за нарушение режима), и проверкой сравнимости терапевтических групп непараметрическим тестом ?2 (критерий Пирсона). Объективную оценку выполняли согласно требованиям GCP.

Практически все (283 из 296) пациенты отмечали меланхолию, тревожность, признаки депрессии. В 64,8 % случаев выявлен тревожно-депрессивный синдром.

Объективно определяли дисфории, слезливость, ипохондрические страхи и другие фобии, высокую степень фиксации на жалобах и тревожности, рентность, эмоциональную неустойчивость, изменения сухожильных рефлексов (с анизорефлексией у 71,2 % лиц), дисметрии, дискоординацию, симптомы орального автоматизма, тремор конечностей, вегетативные и вегетативно-эмоциональные стигмы. У большей части лиц течение СЭ было медленнопрогредиентным с пароксизмами транзиторных ишемических атак, лишь у небольшой части (12,2 %) зарегистрирован интермиттирующий тип течения. Все исходные клинико-инструментальные, лабораторные и нейровизуализационные исследования свидетельствовали о выраженной дискоординации в иерархии центров и структур, регулирующих гемоциркуляторные, гемические и эмоционально-поведенческие параметры.

Для дифференцированного подбора терапии значимыми были показатели интенсивности дискоординации и депрессии, наличие меланхолических признаков, выраженных симптомов тревоги, нарушений сна, заторможенности или ажитации. Поскольку в данной выборке практически у всех лиц были отмечены признаки депрессии меланхолического типа, их влияние на эффективность препаратов у всех обследованных пациентов не рассматривали отдельно.

Распределение пациентов по группам производили с использованием методов рандомизации. Для проведения 3-месячного курса были выделены следующие группы: А (43 больных) – где пациенты получали один раз в неделю Histaminum 30СН и раз в две недели – Histaminum 200СН; В (51 пациент) – интраназальный электрофорез динамизированного гистамина (в восходящих разведениях от 6СН до 200СН) – сила тока 0,5-2,0 мА, экспозиция – 10-20 мин, 15 процедур на курс; С (43 больных) – патентованный «Бетасерк» (от 8 до16 мг ежедневно), с учётом конституциональных параметров и соматической патологии; D (49) - интраназальный электрофорез динамизированного гистамина (по описанной методике) в комплексной терапии, включавшей инъекции («Инстенон» (2,0) №10, через день с «Коэнзим композитум» (2,2) № 10; Е (36) - Histaminum 30СН еженедельно в комплексной терапии, включавшей инъекции («Инстенон» (2,0) №10, через день с «Коэнзим композитум» (2,2) № 10; F (44) - Histaminum 30СН еженедельно и «Бетасерк» 4-8 мг ежедневно. Группа К (30 обследованных), где пациенты получали плацебо гистамина на лактозе, инъекции инстенона и коэнзима, бетасерк (8 мг в сутки) служила контролем.

Результаты. Общая оценка эффективности.

Одной из важнейших характеристик гистамина стало наличие у него раннего терапевтического действия. Анализ изменения общих средних оценок показателей психологических тестов продемонстрировал достоверное уменьшение выраженности тревожно-депрессивных расстройств уже на 1-й недели терапии (р < 0,05). В группах пациентов, получавших «Бетасерк» начало снижения расстройств по шкалам тревожности и депрессии - в среднем с 16-го дня лечения, а после трёх недель лечения среднее изменение общих оценок составило 37 %.

Общие оценки эффективности гистамина к концу 3-месячного курса терапии оказались высокими как по критерию среднего изменения общей оценки шкал психологических тестов, так и по числу респондентов, имевших степень улучшения 50 % и более. Средний процент улучшения состояния во всех группах, кроме контроля, к концу терапии составил 59,9 % (в группе К – 30 %). Степень же уменьшения тревожных расстройств (68,7 % улучшения по шкалам тревоги) оказалась выше, чем депрессивных и меланхолических (43,2%), что указывает на достаточно выраженный анксиолитический эффект препаратов гистамина.

Рутинные методы диагностики продемонстрировали достоверно высокую эффективность лечения во всех группах, где был использован динамизированный гистамин. Однако, наиболее демонстративными стали данные транскраниальной допплеросонографии (см. табл.).

Таблица 1. Данные средней линейной скорости кровотока по магистральным и интракраниальным артериям головного мозга (показатели ТКС у обследованных лиц с СЭ по группам, n = 296), где ОСА – общие сонные артерии, ВСА - внутренние сонные артерии, НСА – наружные сонные артерии, ПА – позвоночные артерии, СМА – средние мозговые артерии, ПМА – передние мозговые артерии, ЗМА – задние мозговые артерии, ИЦВР – индекс цереброваскулярной реактивности, регистр и – исходные данные, р – показатели ТКС в конце курса исследования и лечения. N - средние значения нормальных возрастных показателей.

Показатели по груп ОСА ВСА НСА ПА СМА ПМА ЗМА ОА ИЦВР
Аи 22,0 ±2,126,1 ±3,437,7 ±4,018,7 ±1,331,1 ±3,836,2 ±2,922,2±4,024,1 ±2,934,1 ±1,9
Ар 27,6 ±1,435,8 ±2,241,4 ±3,125,1 ±2,038,8 ±2,740,2 ±2,226,9±1,029,1±1,744,4 ±2,2
Ви 19,6 ±1,726,4 ±2,935,8 ±2,119,1 ±1,332,2 ±2,034,7 ±2,722,6±1,924,1 ±2,334,2 ±2,0
Вр 25,5 ±1,933,9 ±1,942,8 ±2,023,7 ±1,039,4 ±2,442,6 ±3,127,3±2,228,8 ±2,043,7 ±3,3
Си 20,8 ±2,027,3 ±3,035,9 ±3.319,0 ±1,731,1 ±3,633,9 ±2,623,4±2,025,2 ±3,031,7 ±2,0
Ср 23,1 ±1,830,3 ±2,037,0 ±2,120,4 ±2,038,2 ±2,036,6 ±2,925,1±1,927,9 ±1,935,0 ±2,3
21,7 ±2,625,9 ±2,736,0 ±2,718,7 ±2,032,2 ±3,033,3 ±2,721,9±2,024,4 ±2,433,7 ±2,7
29,9 ±1,736,6 ±1,945,2 ±2,326,0 ±1,240,7 ±2,042,2 ±2,731,0±1,930,7 ±1,945,9 ±1,9
22,2 ±2,025,3 ±2.333,4 ±3,019,0 ±2,032,3 ±1,932,9 ±3,022,2±2,025,4 ±2,131,7 ±2.4
30,0 ±1,739,3 ±3,142,5 ±2,026,6 ±1,242,4 ±1,942,9 ±1,732,1±2,033,3 ±1,945,6 ±2,1
22.2 ±2.124,4 ±2.230,3 ±2,618,7 ±1,030,9±2,132,1 ±2.121,9±2,024,7 ±2,431,7 ±2.3
32,1 ±1,138,9 ±1.944,0 ±2,027,4 ±1,746,7 ±1,948,8 ±2,030,9±1,935,1 ±2,246,0 ±1,7
20,8 ±1,726,4 ±2,534,1 ±3,019,1 ±1,931,7 ±2,733,3 ±2,322,2±2,127,0 ±2.232,0 ±2,7
24,9 ±1,932,1 ±2.139,1 ±2,022,6 ±2,036,1±2.136,1±1,727,0±1,329,7±2.236,9±2,0
N для лиц 60 и > лет 21,1-33,929,6-41,328,3-51,328,1-15,344,7±11,145,3±13,529,9±9,330,5±12,447,8±13,9


К концу лечения у более чем у половины больных (57,7 %) в группах с назначением динамизированного гистамина (независимо от перорального или интраназального способа введения) отмечен очень хороший ответ на терапию (в среднем > 70 % улучшения), у 20,4 % – хороший (50-69 %) и у 16,3 % – слабый (30 – 49 %). При этом, учитывая относительно короткую длительность исследования (12 недель), последнюю группу больных также можно было рассматривать в качестве потенциальных респондентов. Только у 5,6 % пациентов терапию можно рассматривать как неэффективную (< 30% улучшения по всем психологическим шкалам и данным исследований мозга). В группах С и К данные исследований носили разнонаправленный и малодостоверный характер. Более того, у части обследованных зарегистрированы диспептические осложнения (в группе С – 11 лиц, К – 2).

Сравнительная поло-возрастная эффективность.

Анализ сравнения эффективности гистамина между группами лиц с СЭ пожилого (188 человек), собственно старческого и инволюционного (108 человек) возрастов выявил несколько более замедленную редукцию тревожно-депрессивной симптоматики по соответствующим шкалам психологических тестов у больных в возрасте старше 60 лет, причём с 21-го дня исследования эти различия достигали степени статистической достоверности (p<0,05). Однако, уже к концу 5-й недели эти различия сглаживались, и к концу курса наблюдения эффективность препарата достоверно не отличалась (62,4 % – в группе пожилого и 58,9 % – инволюционного и старческого возраста). Аналогичное отставание, хотя и не столь выраженное, наблюдалось и в отношении редукции тревожных и тревожно-ипохондрических расстройств по соответствующим шкалам тестов. Таким образом, в целом возраст больных не оказывал существенного влияния на конечную эффективность гистамина.

Следует отметить, что в группах, где приём гистамина отсутствовал, препарат «Бетасерк» не оказывал достоверного действия на тревогу, ипохондрию и депрессию.

Различий по полу также выявить не удалось, по-видимому, в связи с физиологическими инволютивными возрастными изменениями.

Переносимость и безопасность лечения.

Исследуя результаты терапии во всех группах наблюдения (223 пациента), кроме групп С и К, отмечено, что в большей части случаев (95,5 %) побочных действий не было совсем, а в 4,5 % регистрировали лёгкие побочные явления, которые практически не мешали повышению разведения Н.

В контрольной группе, несмотря на наличие ухудшения у 2-х лиц, досрочного снятия с программы не последовало, по-видимому, в связи с благоприятным действием гомотоксического препарата. Вместе с тем, из 11 лиц с лекарственной болезнью от приёма бетасерка (диспептические и кутанеальные симптомы), у 5 больных группы С наблюдали выраженную прогрессию осложнений лечения, что привело к их досрочному снятию с программы исследования. Остальным шести лицам дозу уменьшили до 8 мг в сутки (на два приёма).

Интересно отметить, что форетическое введение динамизированного гистамина не вызывало ни у одного из наблюдаемых реакции как на ток, так и на физикофармакологическое воздействие в целом. В единичных случаях отмечали локальный преходящий гипергидроз.

Обсуждение.

Исследование показало высокую эффективность динамизированного Н при лечении больных СЭ пожилого, старческого и инволютивного возраста. Большое значение для практики имеет также наличие раннего терапевтического эффекта препарата, выявляющееся уже на ранних сроках лечения.

Побочные действия гистамина являются редкими и преходящими, не мешают проведению дальнейшего курса моно- или комплексной терапии. Такой эффект существенно отличает динамизированный препарат от ряда патентованных вазоактивных и гистаминотропных средств (включая «Бетасерк»). Степень снятия больных с программы из-за лекарственных осложнений равна (близка к) нулю, тогда как при конвенциональном лечении (данные авторов и литературные сведения) составляет от 3 до 12,8 %.

По существующим в литературе малочисленным данным трудно судить, выше ли общая частота побочных проявлений гистаминсодержащих препаратов (а также агонистов и антагонистов Н-рецепторов) в позднем возрасте по сравнению со средним, поскольку результаты во многом зависят от методики регистрации таких расстройств. Ссылка на гистаминсодержащие средства обязательна, так как в гомеопатии указанное биологически активное вещество входит в ряд растительных и животных средств (максимально – в препараты из пчелы, шершня).

Заключение

Проведенное исследование показало высокую эффективность и достаточную безопасность динамизированного гистамина при лечении основных проявлений сосудистых энцефалопатий у лиц позднего возраста; при этом, спектр побочных действий средства выгодно отличался от ряда патентованных средств различных групп. Быстрое начало его терапевтического действия, одинаковая эффективность как при тяжелых, так и при сравнительно лёгких синдромах вне зависимости от возраста больных, равно как и высокая анксиолотическая активность, наряду с улучшением качества жизни, позволяют рассматривать препарат в качестве препарата выбора у таких лиц.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Иванив А.П. // Биологическая терапия. – 1997. - №4. – С. 22-25.
2. Курако Ю.Л., Иванив А.П. // Український гомеопатичний щорічник. – 1999. – Т.2. – С. 171-175.
3. Шпрах В.В. Дисциркуляторная энцефалопатия: Факторы риска. Варианты клинического течения. Дифференцированное лечение. Профилактика. – Иркутск, 1997. – 144 с.
4. Benveniste J. Reply // Nature. – 1988. – V.334. – P. 291-3.
5. Boldyrev A.A., Gallant S.C., Sukhich G.T. // Biosci. Rep. – 1999. – V.19, N6. – P. 581-7.
6. Effects of chronic treatment with two selective 5-HT2-antagonists on sleep in the rat/ Pastel R.H., Echevarria E., Cox B. Et al.// Pharmacol. Biochem. Behav. – 1993. – V. 44. – P. 797-804.
7. Fisher P. Research review // British Homeopathic Journal. – 1999. – V.88, N4. – P. 186-7.
8. Hipkiss A.R., Brownson C. // Cell. Mol. Life Sci. – 2000. – V.57,N5. – P. 747-53.
9. Increased histamine release and granulocytes within the talamus of a rat model of encephalopathy/ McRee R.C., Tetry-Ferguson M., Langlais P.J. et al.// Brain Res. – 2000. – v. 858, N2. – P. 227-36.
10. Luxon L. // British Journal of Hospital Medicine. – 1996. – V. 56, N10-11. – P. 519-20, 537-41.
11. Shah J. // Hom?opathic LINKS. – 1997. – N3. – P. 160-61.
12. Teixeira M.Z. // British Homeopathic Journal. – 1999. – V.88, N3. – P. 112-20.

Питання ефективності і безпечності динамізованих препаратів гістаміну у лікуванні хворих на судинні енцефалопатії похилого і старечного віку, з вертигінозними і психоемоційними розладамию О.П. Іванів, Ю.Л. Курако, І.В. Погоріла (Одеса, Україна)
Рецепторні системи головного мозку мають важливе значення у інтеграції центрів регуляціїї гемодинаміки, поведінки і емоцій. Враховуючи також і переважне утягування дофамінергічних структур у процеси старіння мозку, автори пропонують використання динамізованих препаратів гістаміну (з різними ступенями динамізації і шляхами введення) щодо лікування осіб похилого і старечного віку, що страждають на судинні енцефалопатії. Ефективність гістаміну доведено не лише даними нейропсихологічних тестів, але й методами нейровізуалізації.

Вопросы эффективности и безопасности динамизированных препаратов гистамина при лечении больных сосудистыми энцефалопатиями лиц пожилого и старческого возраста, с вертигинозными и психоэмоциональными расстройствами. А.П. Иванив, Ю.Л. Курако, И.В. Погорелая (Одесса, Украина)
Рецепторные системы головного мозга играют важнейшую роль в интеграции центров регуляции гемодинамики, поведения и эмоций. Не пренебрегая преимущественным вовлечением дофаминергических структур в процессы старения мозга, авторы предлагают использование динамизированных препаратов гистамина (в различных разведениях и способах введения) для лечения лиц пожилого и старческого возраста, страдающих сосудистыми энцефалопатиями. Эффективность гистамина верифицирована не только данными нейропсихологических тестов, но и методами нейровизуализации.


1
 

Украинский гомеопатический ежегодник: Вопросы эффективности и безопасности динамизированных препаратов гистамина при лечении больных сосудистыми энцефалопатиями лиц пожилого и старческого возраста, с вертигинозными и психоэмоциональными расстройствами.
Гомеопатические книги и книги по гомеопатии.



© 2003-2018



Рейтинг Mail.ru
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет


Яндекс цитирования

Украина онлайн
УКРМЕД - Каталог Медичних Сайтiв в Українi Meddesk.ru - медицинская доска объявлений. Обмен ссылками.