@@11@@
Гомеопатия
Одесские крупинки или globuli по-одесски.

Украинский гомеопатический ежегодник: Механизмы действия динамизированных средств: продолжение исследований.

~~~ 22-24.XI.18 - ICE-18 - МЕЖДУНАРОДНЫЕ КЁТЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ (КЁТЕН, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 04.XII.18 – ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НМГООО (ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 06-07.XII.18 – IX МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ГОМЕОПАТИЯ В ЛЕЧЕБНОЙ ПРАКТИКЕ" (ВАЛЕНСИЯ, ИСПАНИЯ) ~~~ 18-19.I.19 – МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ CEDH (НИЦЦА, ФРАНЦИЯ) ~~~ 18-20.I.19 – МЕГА-СЕМИНАР «ABC HOMEOPATHY»: Ф. МАСТЕР, Р. ШАНКАРАН, С. САРКАР (ИНДИЯ) ~~~ 25-26.I.19 – 29-Я МЕЖДУНАРОДНАЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (МОСКВА, РФ) ~~~ 27-28.IV.19 – МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ WCHS (ВАНКУВЕР, КАНАДА) ~~~ 30.V-01.VI.19 – МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС «ГОМЕОПАТИЯ И МОРЕ» (ШТРАЛЬЗУНД, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 25-28.IX.19 – 74-Й КОНГРЕСС LMHI (СОРРЕНТО, ИТАЛИЯ) ~~~

Поиск:
Гомеопатия - это... Карта сайта Написать письмо врачам Написать письмо в аптеку Правила записи на консультации врачей
Публикации по гомеопатии Периодические профессиональные издания
Международные новости Семинары, конференции, форумы Одесские Гомеопатические Конгрессы
И снова о фаршированной рыбе Объявления для гомеопатов События, даты, поздравления и комментарии Книги и журналы для гомеопатов Новые издания по гомеопатии
Одесское гомеопатическое общество Анкеты консультантов и лекторов Общества
Одесская гомеопатическая аптека История аптеки Номенклатура динамизированных средств Монокомпонентные средства Многокомпонентные динамизированные средства Изготовление гомеопатических лекарств
История гомеопатии в регионе Materia medica Гомеопатия для чайников Вопрос - ответ Дружественные сайты

МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ ДИНАМИЗИРОВАННЫХ СРЕДСТВ:
ПРОДОЛЖЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ



А.П. Иванив
Украина, г. Одесса


Mekhanism of action of dynamysed remedies: continuation of studies. A.P. Ivaniv (Odessa, Ukraine)
This lecture continues a number of works which is “ a stumbling blok” in dispute of homeopaths and representatives of conventional medicine. There is presented information about investigation of usind dilutions and massage of biochemical, physical, calorimetric and magnetic resonance methods. The analysis of up-date information demonstrates high selectivity of dynamised remedies and their high efficacy both in vivo and in vitro.


Современная наука всё ещё находится под влиянием дуалистического разделения наблюдателя и наблюдаемого объекта. Такой метод даёт отличные результаты в изучении живых систем в статических условиях, но очень неэффективен в динамических условиях и, в одно и то же время, на всех уровнях сложности (биологическая структура, эмоциональный уровень, отношения), и например, при выяснении вопроса о том, каков язык связи между сознанием и телом?

Редукционизм в отношении биологии привел к человеческой модели из атомов, молекул, собранных в органеллы, клетки, ткани, органы, следуя чёткой иерархической системе. Такой познавательный процесс не предполагает информативной программы, как и широкого диапазона сигналов, которые придают объекту форму. Рассматривают только силы короткого расстояния, действующие на местном уровне, и сохраняющие кусочки вместе. Отвергают то, что каждая информативная операция полагается на правильное функционирование определённого анатомического участка, т.е. каждой информативной динамике требуется хорошо функционирующий информативный инструмент.

При изучении людей в молекулярной биологии первым шагом к редукционизму является разделение тела и сознания. Затем тело постепенно разделяют на части, таким образом теряя информаторов, которые позволяют различным частям существовать в интеграционной системе. Доказательством неэффективности этого познавательного процесса является эндокринная система. Существует много сведений о химической природе и функциях различных гормонов. Химические связи, существующие в живом организме между вершиной (диэнцефально–гипофизарная ось) и периферией (собственно эндокринные железы), известны, также как и химико-функциональные отношения между различными гормонами. Кроме того, гормоны, взятые как отдельные химические единицы, используют в лечении ряда заболеваний, но широкий диапазон отношений сохраняет гормоны в когерентной системе и определяет их роль информаторов между аспектами сознания и биологии. Это, как и биофизический механизм, игнорировано.

Это достоверно также для изучения ионного состава организма, учитывая, что ионы также находятся в конкретной системе. Это научно доказанное свойство объясняет их некоторые характеристики, например, они не проходят сквозь поры клеточной мембраны, хотя диаметр пор больше, чем размер одного иона. Существование в когерентной системе вызывает когерентное поведение.

Принципы электродинамической когерентности дают базу звуковой интерпретации существующего в живом организме порядка и некоторых особенностей, регулирующих биохимию организма. В этом смысле излучение электромагнитного поля с его сигналами широкого диапазона играет ключевую роль, так как создаёт условия, необходимые для возникновения всех биохимических процессов, происходящих в живом организме, с выделением огромных количеств энергии. Выход энергии биохимических реакций обеспечивает модуляцию ротаций когерентных полей, плавающих во внеклеточной жидкости; они являются «течениями энергии» (а также ионов), обеспечивающими энергией организм; и могут быть поглощены клеточной мембраной, позволяя осуществлять ротационные движения когерентным полям, находящимся рядом; могут активировать данную химическую реакцию, если созвучны специфике молекулы. И это далеко не полный перечень взаимосвязей.

В доступной профессиональной литературе и в системе On-line авторы и группы исследователей из различных государств многократно публикуют лекции и исследования различного вида, с доказательствами того факта, как же всё-таки использование ПРИНЦИПА ПОДОБИЯ действует на различные структуры человеческого организма и на личность в целом. Теоретические основы и экспериментальное свидетельства, воспроизводимые на разнообразных структурных, волновых, физиопатологических и иных моделях, основанных на реактивации тех или иных информационных и гомеостатических связей – основные пути представления материала.

Современная фармакология ищет различные стратегии к классическому конкурирующему взаимодействию агониста с антагонистом. Это происходит из-за избытка клинических наблюдений за переносимостью и зависимостью (физической и психологической). Выбор закона подобия (с изучением чувствительности рецепторов, их точной и скрытой регуляции) является наиболее подходящим.

Эффективность гомеопатии хорошо продемонстрирована, но механизм её действия остаётся неясным для большинства специалистов, вызывая мощнейшее противодействие у представителей других научных медицинских дисциплин, ряда представителей философских и религиозных кругов, властных структур. Однако, незнание не освобождает от ответственности - незнание механизма действия лечебного метода, наличие у его адептов лишь приблизительной идеи о его функции, продуцирует непонимание практического его использования, со следующими негативными последствиями: 1) для состояния здоровья индивидуума; 2) для самого врача (по принципу обратной связи); 3) для всего метода в целом и возникновения новомодных парагомеопатических и объединительных тенденций. Следует отметить, что многочисленные споры и дискуссии, отклонения от главного принципа гомеопатического лечения возникли ещё при жизни основателя метода.

Всем известно о том, что С. Ганеман утверждал - принцип подобия является единственным лечебным законом природы. Ганеман также полагал, что бесполезно раздумывать о внутренней сущности больного (что он считал иррациональным), предпочитал практику теории, и выступал против тех, кто тратил время на дискуссии. Более того, в §3 «Органона» он отмечал необходимость достаточного уровня знаний врача. Действительно, какой из представителей конвенциональной медицинской школы в наши дни обладает всеми уровнями терапевтической тактики (знание болезни и степени реактивности того или иного типа рецептора в каждый из последующих промежутков времени, знание фармакокинетики и фармакодинамики лекарства, знание лекарства, знание дозы)?! Многие из коллег не понимают и даже не знают гормонов и нейротрансмиттеров, необходимых для организма; ещё меньше знания о рецепторах. За последние десятилетия научные знания значительно возросли, но существующее отношение в нынешней терапии не позволяет использовать закон подобия.

Нами ранее опубликован обзор [3], посвящённых теме механизма(ов) действия динамизированных лекарственных препаратов. Многие из описанных в них экспериментов были сложны для интерпретации и громоздки. За прошедшее время число подобных построений возросло, и, по-видимому, следует обсудить основные положения современных исследований.

Так, в лаборатории института химии и клинической микроскопии медицинского университета Вероны [15], были проведены исследования по получению физиопатологической модели действия гомеотерапии, основанной на экспериментальных данных. Авторы объединили экспериментальные результаты и полученную модель с опытом применения клинической гомеопатии. Это позволило создать теоретическую модель ПРИНЦИПА ПОДОБИЯ, основанную на наблюдениях за клеточным гомеостазом, который приводит к гомеопатической связи. Действующая модель представляет собой клеточный и тканевой стресс с явлениями: а) регуляции и интеграции реакции на раздражитель; б) физико-химической адаптации. Отправной точкой для исследователей стало убеждение, что каждый симптом имеет значимость, и его генез почти неизбежно связан с биологическими изменениями (физическими или химическими) в функции и/или структуре белковых молекул, клеток, тканей и систем (Ганеман основывал свою систему на принципе действие/реакция - §63 «Органона»).

Так, действие определённого агониста на оболочку клетки зависит во многом от клеточной чувствительности (количества доступных рецепторов) и интенсивности сигнала (количества молекул, занимающих рецепторы). Поэтому интенсивность сигнала (число и продолжительность действия) способна изменить в противоположную сторону чувствительность к этому же сигналу (плотность рецепторов на мембране клетки). Это один из процессов, когда большие дозы не всегда одинаково действуют на различных людей, иногда даже на одного и того же человека (при различных показателях состояния здоровья и реактивности).

При стимуляции нейтрофилов различными дозами (разведениями) вещества можно продемонстрировать (например, по уровню продукции супероксидов), что дозы, которые слишком высоки или повторяются, вызывают потерю нормальной клеточной реакции (подавление регуляции), с уменьшением количества и/или связей рецепторов. Во время подавления регуляции, которая обратима и довольно продолжительна, действия на его рецепторы уменьшены или подавлены. Однако, при использовании единичной низкой доли раздражителя нейтрофилы не реагируют, но становятся гиперреактивными ко второму раздражителю (в более высокой дозе), который действует интенсивнее, чем если бы был назначен без предварительной низкой дозы. Это – процесс «гомологической заправки», с ростом числа и/или связей рецепторов на индуцированный раздражитель. В состоянии гиперреактивности клетка активирует внутриклеточный сигнал сильно и глобально, как и те функции, что зависят от рецепторов.

Различные элементы системы взаимодействуют с другими системами, в то время как регуляторная система имеет рецепторы для других систем, и они могут на неё влиять (конвергенция). Поэтому, как правило, гомеостатические системы представляют собой сети, включающие многие элементы. Когда патогенетическое напряжение изменяет равновесие переменных величин, наступает состояние тревоги (острая фаза), характеризующееся: а) усилением входящих и возбуждающих сигналов; Б) увеличением числа рецепторов к усиленным сигналам (гомологичная заправка) и другим сигналам, не связанных прямо с острой реакцией (гетерологичная заправка). Если стрессовый агент исчезает или удалён, система возвращается к норме (однако, на какое-то время об этом сохранена временная память). На первоначальной стадии нарушения (которое может быть более или менее «физиологичным») дебютируют симптомы, связанные более с активацией эндогенных систем, чем с прямым действием этиологического агента. Они - проявление реакции организма на нарушение гомеостаза. Если же напряжение продолжается, организм не выносит непрерывного расхода энергии, и предпочитает не реагировать на чрезвычайно сильные или повторные раздражители.

Второй патологический шаг – хроническая фаза. В гомеостатических системах происходит глубокое изменение регуляции. Они теряют связь с информационными сигналами, и не могут реагировать должным образом на нарушение равновесия переменной величины (гомологическая десенсибилизация). В это же время, они проявляют гиперчувствительность к другим независимым сигналам (гетерологичная заправка). Вторым явлением является группа обстоятельств, когда клетка определяет свою гетерологичную заправку. Это позволяет ретроспективно вмешаться в регуляцию клеточной чувствительности или уменьшить клеточный дисбаланс посредством альтернативной подачи регуляторной информации.

Подавление регуляции рецепторов является гомологичным, т.к. первоначально оно выбирает пусковой раздражитель, в то время как система в общем остаётся гиперчувствительной к другим раздражителям, через другие рецепторы (гетерологичная заправка). Эту фазу можно считать биологической репрезентацией явления развития хронизации; гомеостатически нарушенное равновесие (истинная болезнь) теперь сохранено благодаря неадекватной реакции одной или нескольких гомеостатических регуляторных систем. Это явление подавления регуляции хорошо распознаётся в физиологическом и патологическом состояниях. Физиологическим примером является шишковидная железа, которая продуцирует мелатонин в ответ на суточный цикл света/тьмы. Его продукция зависит как от постганглионарных симпатических волокон верхнего шейного ганглия, так и от роста или уменьшения числа адренергических рецепторов железы, с механизмами индукции, типичными для подавленной регуляции. Адренергические рецепторы модулируют не только суточный ритм, но и возраст, диета, некоторые виды стресса.

Другим физиологическим примером, но в условиях стресса, является сокращение тромбоцитарных адренергических рецепторов под действием симпатической активации (у студентов, сдающих экзамены или марафонцев). Патологическим примером является сокращение адренергических рецепторов во время инфаркта миокарда и дилятационной кардиомиопатии.

Далее рассмотрены изменения симптомов в острой (тревога) и хронической (адаптация) фазах. Известно, что в результате сниженной чувствительности и недостаточной реакции, нарушение может продолжаться в отсутствии патологического агента. Система остается заблокированной в «патологическом поведении» и не может найти «правильную дорогу» к изначальному здоровью.

Продуцирование регуляторного сигнала больше не интегрирует с физиологическим кругом, но зависит от других сигналов, связанных с гетерологичными рецепторами. После адаптации и подавления регуляции уровень регуляторного фактора будет следовать другим управляющим факторам, которые переходят в более характерные симптомы. Возможно, такие явления происходят много раз перед тем, как резервы организма истощаются и составят истинный механизм патологии, т.е. появления болезни. Когда дисфункция регуляторной системы наступает на области пограничного значения, другие компенсирующие регуляторные системы «приходят на выручку». Если, однако, дисфункция поражает район большей значимости, изменения в этих функциях становятся необратимыми.

Пока организм имеет дополнительные регуляторные системы, которые могут сдержать наступающее нарушение, будут проявлять себя только незначительные и неясные симптомы. Но то, что для официальной медицины не значимо, имеет значение для гомеопатии. Примерами служат предменструальные головные боли, кислый пот, непереносимость солнца. Когда, наконец, дисбаланс наступает во многих регуляторных системах, истинные болезни начнут проявляться в различных тканях или органах симптомами двух типов: А) прямые (сильные) симптомы, которые связаны с повышением или понижением молекулярного сигнала; те, которые более явны, ощутимы и мгновенны, и трансформируют кризис в болезнь (лихорадка, боль, рвота, кровотечение и другие); Б) комплексные или слабые симптомы, связанные с изменениями в чувствительности и реактивности сети регуляторных систем. Они не определяемы специфически нарушенной молекулярной концентрацией, меньшей интенсивности и, поэтому, не ощутимы человеком. Ими управляет большой ряд переменных, следовательно, они могут проявляться только при определённых обстоятельствах. Именно по этой причине они более информативны, т.к. дают более полную картину текущего дисбаланса.

Если наблюдения in vitro правильны, следует предвидеть, что при болезнях, когда эндогенный сигнал чрезмерно стимулирован, рано или поздно должна произойти потеря чувствительности, например, при заболеваниях с избытком воспалительной стимуляции. Это именно то, что происходит при ВИЧ/СПИДе, когда у больных с излишним продуцированием кортикостероидов развивается глюкокортикоидное сопротивление с явным клиническим ухудшением в результате отсутствия тормоза для воспаления.

Следовательно, потеря связи в гомеостатических системах опасна (является истинно патологической), т.к. нарушение в системе продолжается и не может восстановить себя спонтанно (основной механизм развития хронического состояния). Если эта потеря связи является настоящей болезнью, и отвечает за большую часть хронических болезней, тогда как позволить гомеостазу восстановиться? Ганеман утверждал, что есть 3 пути лечения:
1. Удалить причину, если возможно (соответствует устранению патогенного агента). Ганеман называл этот способ «королевским», но, вероятно, это возможно только до наступления фазы адаптации (в острой фазе).
2. Антидот от специфичных симптомов (паллиативное лечение). Это соответствует молекулярной модуляции информативных сигналов или взаимодействию лиганд-рецептора, без изменения хронического «дисбаланса» регуляторных систем, но с коррекцией некоторых из самых худших последствий.
3. Метод закона подобия, с модуляцией процессов интеграции раздражителей в регуляторную систему. Этот способ лечения попытка реактивировать заблокированные регуляторные системы, используя тот же язык (физико-химические сигналы и рецепторы), те же точки (целевые зоны), как и то же направление симптомов.

Следовательно, симптомы почти всегда исходят из биологических (физико-химических) изменений в структуре и/или функции энзимов, рецепторов, клеток, тканей, так что общность симптомов тела обязательно имеет все функциональные и органические изменения (ткани, клетки, энзимы или рецепторы), присутствующие в организме. Более того, если знать правильную иерархию симптомов, как группировать их правильно, и «специфические» лекарства для каждой из таких возможных группировок, необходимо использовать такие средства, которые будут модулировать микроскопический дисбаланс, связанный с симптоматологией, о которой идёт речь в каждом конкретном случае.

Но специфичность может быть рассмотрена гомеопатически (закон подобия) или в виде антидота (закон противоположностей). Специфичность лекарства в реакции на симптомы, о которых идёт речь, может быть близкой только тогда, если оно способно вызывать подобные симптомы, иначе подобие будет сильно ограничено тканью или клеточной функцией. Это происходит вследствие механизма расхождения сигналов в гомеостатической сети; они отличны для различных тканей, как подтипы рецепторов к адреналину, гистамину и серотонину. Можно видеть на микроскопическом уровне возможные результаты использования такого лекарства. Средство, которое должно регулировать необходимые типы симптомов (модальностей), должно действовать (более или менее мягко) на чувствительность рецепторов и их гомеостатическую сеть. Действие лекарства на основные точки измененной клеточной регуляторной системы заставит её клетки восстановить их утраченную функциональную чувствительность, включая восстановление поверхностных рецепторов.

Во время патологической фазы чрезмерный стресс на гомологичных рецепторах делает систему «больной», вызывая потерю связи и гетерологичную гиперчувствительность. Наоборот, во время лечебной фазы можно напрягать гиперактивный рецептор, вызывая искусственную болезнь, чтобы «зажила» связь, которая была потеряна. В этом случае гомеопатическое лекарство будет действовать как более сильный раздражитель на одни и те же рецепторы, которые болезнь сделала гиперстимулированными. Продолжение такого стресса материальными дозами приведёт к индукции другой десенсибилизации и потере других связей. Если, однако, использовать разведённые лекарства, такой риск, вероятно, очень низок, и результатом будет ослабление гиперчувствительности. Если истинная болезнь гомеостатической системы – это потеря связи, тогда истинное выздоровление – это восстановление этой связи (цепи связей). Потери связи не должны вызывать много симптомов, и не могут не проявиться. Однако, гиперчувствительность, связанная с этим, должна вызывать явные и чёткие симптомы.

Если лекарство действует на стимулированные рецепторы, первой ожидаемой реакцией будет увеличение симптомов (первоначальное ухудшение), пока это не приведёт к определённым изменениям в регуляторных рецепторах. Более того, возможность, что нездоровый рецептор восстановит свою функцию, объясняет частое наблюдение при гомеопатическом лечении - возвращение старых симптомов, отсутствовавших годами. При условии, что вводимый сигнал остаётся сверхактивированным долгое время, реактивация рецепторов приведёт, по своей природе, к повторному появлению симптомов, которые исчезли, когда их функция была потеряна.

Что же тогда есть действие гомеопатического лекарства во время эксперимента или прувинга? Все вещества, использующиеся в испытаниях на волонтёрах, вызывают физиопатологические изменения, соответствующие их вектору действия, которые переходят в особенные симптомы. Это - следствие специфического влияния на соответствующую клеточную и тканевую чувствительность, связанную с направлением действия (первичное действие).

Во время болезни вследствие чрезмерного молекулярного сигнала возникают некоторые симптомы. В последующей фазе наступает десенсибилизация (подавление регуляции), сопровождаемая гетерологичной гиперактивностью. Это определяет некоторый функциональный дисбаланс, который сопровождает гетерологичная гиперреактивность (проявление других симптомов). Таким образом, наблюдают два вида симптомов: прямые (вследствие чрезмерного количества молекул) и симптомы адаптации (вследствие клеточной гиперчувствительности или дисбаланса клеточной чувствительности). Последние более интересны, т.к. показывают уровень, на котором работает система. Эти два типа совершенно различны и соответствуют совершенно иным путям биологической связи. Более того, прямые симптомы из-за их силы плохо отражают модальности. Симптомы адаптации из-за своей слабости более чувствительны к модуляции, и являются следствием определенной модальности.

Во время токсикологического эксперимента прямое действие лекарств в материальных дозах на структуры, получающие их (рецепторы), определяет симптомы. Они специфичны для каждого лекарства. Если дозы, используемые во время гомеопатического эксперимента (прувинга) ослаблены, симптомы, которые возможно возникнут, могут быть следствием неизвестного физико-химического явления. Это будет определятся только повышением чувствительности одного и того же рецептора. Наступивший в результате симптом будет происходить из модуляции или интеграции гомеостатической сети в ответ на действие низких дозировок на клеточные мишени.

Не менее интересным стало исследование специалистов из неапольского медицинского университета [10], в котором действие гомеопатических лекарств основывается на строгой иерархии нейро-эндокринно-ионной оси.

Авторы доказывают, что, если модулированная активность продуцирует магнитное поле низкой частоты, соответствующей циклотронной частоте одного из ионов, он приобретает способность проходить сквозь мембрану посредством очень избирательного механизма, определяя ионный баланс изнутри и снаружи. Определение сопровождается изменением функциональной активности организма во всех биохимических реакциях. В этом смысле гомеопатическое лекарство играет роль модулятора статического магнитного поля и регулятора органической активности иона.

Благодаря исследованиям квантовой электродинамики известно, что жидкость при температуре окружающей среды состоит из двухфазной смеси – некогерентной и когерентной фаз. В когерентной фазе молекулы теснятся в поле когерентности, чей диаметр равен длине волны электромагнитного колебания молекул. Поля расставлены так, чтобы свести до минимума энергию, объединяющую фазы релевантных электромагнитных полей в обычные колебания когерентности. В когерентных полях электронное облако колеблется от основного состояния низкой энергии до возбуждённого состояния. Во время колебаний электрон может достигнуть порога освобождения (12еV) и перейти на рядом находящуюся молекулу. Таким способом электронное облако вращается и продуцирует магнитное поле, которое пропорционально угловому моменту этой ротации, скорости угловой ротации и частоте ротации. В этом случае лекарство даёт магнитному полю необходимость сократить магнитный стресс, восстанавливая магнитную поляризацию мембран на уровне «работающей частоты».

Механизм действия гомеопатического лекарства вписывается в эту динамику, восстанавливая правильную ротацию полей когерентности воды, совместимую с биохимическим функционированием живого организма.

Далее исследователи указывают на тот факт, что живые организмы находятся в статическом магнитном поле (Земли), и каждый ещё имеет динамическое магнитное поле, варьирующее согласно условиям существующего поля и жизни. В этих рамках мозг сохраняет статическое магнитное поле эффективным для того, чтобы гарантировать регуляторные химические реакции. При стрессе процесс адаптации, которая, как было видно, требует дальнейшего потребления энергии, может быть истощён. Величина магнитной поляризации мембраны более или менее отлична от рабочих условий, и это имеет неизбежные последствия для биохимического функционирования организма.

Динамический баланс в живом организме – это результат правильных взаимоотношений самоопределяемых потребностей, относительных потребностей и мозга (как исполнительного инструмента в этом процессе). Внимательное наблюдение за мозговой организацией выявляет, что есть два типа полярности – корковая и полярность диэнцефало – гипофизной системы. Кортикальная полярность (развивающаяся со временем) ориентирована на поле, и информирует человека о событиях, происходящих во внешней среде. Диэнцефало-гипофизарная полярность ориентирована вовнутрь, и играет роль адаптации организма к информации, исходящей из другой полярности. Адаптационный потенциал человека – это правильный диалог между двумя полярностями.

Эндокринная система также работает по двум линиям: 1) диэнцефало-гипофизарная зона – кора надпочечников – ось гонад; 2) диэнцефало - гипофизарная зона – щитовидная железа – ось мозговой оболочки надпочечников.

В этих рамках гомеопатическое лекарство играет решающую роль. Оно вводит в организм когерентные поля (информацию), чья ротационная частота может нейтрализовать сдвиг магнитной поляризации мембран клеток, таким образом восстанавливая их рабочую частоту. В этой электромагнитной динамике вода играет основную роль благодаря способности к электромагнитным взаимодействиям с наружными магнитными полями путём модуляции ротации её когерентного поля. Таким способом она сохраняет магнитную поляризацию оболочек на их собственной рабочей частоте.

По мнению неапольских коллег, механизм гомеопатического лечения действует следующим образом: оно записывает в воде несколько магнитных полей низкой частоты в форме ротации когерентного поля, таким образом воздействуя на электромагнитную химическую динамику организма. Если химическое лекарство работает на химическом уровне живого организма, гомеопатическое лекарство исправляет нарушение, действуя на электромагнитном уровне, таким образом восстанавливая нужную рабочую частоту клеточных мембран.

В последние годы, кроме ранее описанных методов исследований действенности гомеопатических растворов и разведений (спектроскопия, калориметрия, колориметрия), всё большее значение приобретает использование ядерно-магнитного резонанса [6,13]. Несколько спектроскопических методик с использованием ядерного магнитного резонанса (ЯМР) подходят для изучения определенных кинетических и структурных свойств воды как in vitro, так и в ткани. Поэтому ЯМР был использован для изучения различных гомеопатических растворов. Некоторые результаты провокационны, показывая структурное различие между спектрами гомеопатических растворов и не встряхиваемым растворителем лекарства (водно-этаноловой смесью, 87 %). Ранее ряд исследователей выявили существенные отклонения показателей ЯМР-спектроскопии, сравнивая исходные растворы и продукты динамизированных разведений на различных носителях.

Так как в западном мире гомеопатия весьма популярна, а ЯМР-исследования гомеопатических растворов гораздо легче выполнять и оценивать, чем клинические исследования, были воспроизведены результаты одного из ранних положительных исследований, на примере препарата берёзовой пыльцы в высокой потенции (Бетула 30СН) и плацебо. Все образцы были также исследованы ЯМР.
Кроме того, были дополнительно изучены: сера Д4 (разведена 1/104), деионизированная вода, 96 % и 87 % этанол, разведение из 96 % этанола в деионизированной воде; Д2О (оксид дейтерия), где дейтерий был получен из кембриджской изотопной лаборатории. Были использованы готовые формы Бетула альба 30С (лактозные крупинки, пропитанные раствором Бетула альба 30СН), таблетки плацебо (лактозные крупинки), Бетула альба 30СН (с растворением и встряхиванием) и Бетула альба 30С (с растворением, но без встряхивания). Все препараты Бетула альба были приготовлены из березовой пыльцы (согласно Фармакопее).

Каждое новое разведение оценивали с помощью ЯМР, чтобы увидеть, есть ли изменения во внешнем виде (ширина линии и интенсивность) этаноловых сигналов. Также измеряли долготные периоды релаксации (Тл) этих потенциальных растворов при температуре 37°С и 20 МГц.

Экспериментальное устройство - Varian XI.300, настроенное на 299.944МГц, со стандартной k мм, широким переключающимся зондом (Bruker Avance DRX 500), настроенным на 500.13МГц, который имел обратный трёхрезонансный зонд (ТХ1). Измерения долготной релаксации выполняли на инструменте с характеристикой 20МГц и ЯМР-трубках, используемых при 300 и 500 МГц (компания Wilmad Economy). Образцы исследовали GR-трубками (размер 150х10мм) на инструменте Minispec.

Результаты исследований: все разведённые и динамизированные растворы серы показали очень похожие спектры одной величины протона при 300 МГц, независимо от разведения или встряхивания, как и контрольные разведения без гомеопатических ингредиентов. Другими словами, резонансы СН2 и СН3 воды и гидроокиси этанола не изменялись значимо физико-химически между каждым разведением/встряхиванием. Подобные результаты были получены и при 500 МГц. Не наблюдали значительных различий между различными потенциями серы и контрольного раствора.

В эксперименте с Бетула 30С (жидкая форма) и двумя контролями (Бетула без встряхивания и деионизированная вода) при 500МГц были получены кажущиеся идентичными одномерные спектры протона. Величины Тл потенциированных растворов серы Д10, Д15, Д23, Д30 и деионизированной воды были в пределах экспериментальных ошибок при 24°С и 20 МГц. Статистический анализ подтвердил этот вывод (Р=0,83). Более короткое Тл было получено в растворе серы Д4. Величины Тл препарата Бетула альба 30СН (крупинки) и соответствующего контрольного плацебо были идентичны при 37 °С. При 24°С величины Тл, хотя и слегка различные, считали эквивалентными, принимая во внимание неточность измерений релаксации (3 %).

В эксперименте исследователи старались соблюсти процедуру, описанную ранее при исследовании препаратов берёзы другими методами, хотя было дано мало экспериментальных деталей. Все образцы были физически обработаны одинаково, в одинаковых атмосферных условиях, чтобы избежать фальшивых результатов. Однако, в объём эксперимента не входило исследование всех возможностей гомеопатических растворов в деталях.

Отсутствие статистически значимого различия в Тл между более высокими потенциями серы и контрольной средой не предполагает изменений в релаксационных свойствах протонов воды с увеличением потенции. Более того, не было различий во времени релаксации между потенциированными лекарствами (крупинки Бетула 30СН) и контролем.

Таким образом, не получено экспериментального свидетельства о том, что гомеопатические средства «отпечатываются» на их растворителях, которое можно выявить с помощью ядерно-магнитного резонанса.

Между тем, новое свидетельство эффективности гомеопатического метода было получено в 1999-2001 г.г. [11], и отражено даже в консервативной британской газете «Guardian» [12] под названием «Эксперименты поддержали то, что когда-то считали научной ересью». Профессор М. Эннис из Королевского Университета Белфаста, как и большинство учёных, скептически относилась к гомеопатии. Как известно, открытие французским доктором Жаком Бенвенистом феномена «памяти воды» стоило ему репутации, фонда, лабораторий, ранее полученного международного научного признания. Уже через десятилетие после исключения д-ра Бенвениста из научного сообщества, была образована мультицентровая исследовательская группа, в задачи которой входило оправдать или опровергнуть «ересь». М. Эннис включили в состав группы.

Как известно, в 1985 году лаборатория Бенвениста начала эксперименты с белыми кровяными клетками человека, вовлечёнными в аллергические реакции. Изучая базофилы, были проведены эксперименты по их дегрануляции с использованием антииммуноглобулина Е. Спорным стал уже тот факт, что дегрануляцию базофилов можно было наблюдать даже тогда, когда антииммуноглобулин Е был разведён и динамизирован значительное количество раз. После публикации данных результатов в солидном издании «Nature» [9], коллеги и редакция журнала «пригвоздили к позорному столбу» уважаемого Бенвениста. Таким образом, радость гомеопатов была недолгой.

Возобновление экспериментов, как с соблюдением методик Бенвениста, так и с помощью новейших технологий (Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды), и их независимой координацией, продемонстрировало полнейшую правоту Бенвениста. «Фантомный» антииммуноглобулин, равно как и «фантомный» гистамин, как ни странно, продолжали действовать, и с возрастающей силой. Полученные результаты стали полнейшей неожиданностью для всех исследователей, включая профессора Эннис. Дополнительная проверка, с автоматизированным протоколом исследований, вновь дала позитивный результат.

Как указывает сама Эннис, если такие результаты верны, то они требуют кардинального пересмотра химии, фармакологии и биологии. Бенвенист же не только одобрил независимые исследования, но добавил также, что уже сегодня информация о любом веществе в динамизированном виде может быть многократно передана им в сети Интернет.

Представленные ранее и в данной работе материалы, разумеется, являются разноплановыми. Однако, тот факт, что действие гомеопатических препаратов можно продемонстрировать скептикам от медицины и науки, усиливает уверенность в прогрессе истинно холистической медицины.


ЛИТЕРАТУРА:

1. Гербер Р. Вибрационная медицина. – М.: КОР, 1997.
2. Зилов В.Г. // Гомеопатический ежегодник. – М.: МГЦ, 1998. – С. 71-78.
3. Иванив А.П. // Вестник гомеопатической медицины. – 1999. - №4. – С. 17-27.
4. Сорокин В.Н., Черников Ф.Р. // Гомеопатический ежегодник. – М.: МГЦ, 1998. – С. 81-93.
5. Черников Ф.Р., Сорокин В.Н. // Гомеопатический ежегодник. – М.: МГЦ, 1998. – С. 93-104.
6. Aabel S., Fossheim S., Rise F. // British Homeopathic Journal. – 2001. – V.90, N1. – P. 14-20.
7. Bastide M. Signals and images. – Dordrecht: Kluver Academic, 1997.
8. Bellavite P., Signorini A. Homeopathy: a frontier in medical science. – Berkley: North Atlantic Books, 1995.
9. Benveniste J. Reply // Nature. – 1988. – V.334. – P. 291-3.
10. Del Giudice N., Del Giudice M., d’Elia I, Menghi E. // Hom?opathic LINKS. – 2000. - №4. – P. 234-239.
11. Fisher P. // British Homeopathic Journal. – 1999. – V.88, N4. – P. 186-187.
12. Milgrom L.R. // Guardian. – 2001, March, 15.
13. Milgrom L.R., King K.R., Lee R., Pinkus A.S. // British Homeopathic Journal. – 2001. – V.90, N1. – P. 5-13.
14. Rey L. // British Homeopathic Journal. – 1999. – V.88, N2. – P. 97.
15. Signorini A., Andrioli G., Ortolani R., Conforti A., Bellavite P. // Hom?opathic LINKS. – 2000. - №4. – P. 227-233.
16. Theory of high dilutions & fundamental aspects / R.R. Conte, H. Berliocchi, Y. Lasne, G. Vernot. – Paris: PolyTechnica, 1996.

Механізми дії динамізованих ліків: продовження досліджень. О.П. Іванів (Одеса, Украіна)
Пропонована лекція продовжує цикл робот за темою, яка найбільш всього є каменем спотикання у полеміці гомеопатів і представників конвенціональної науки. Наведені відомості про досліди розведень і розтирань з вжиттям біохімічних, фізичних, калоріметрічних і магнітно-резонансних методів. Аналіз вже отриманих відомостей демонструє високу вибірковість динамізованих препаратів та їхню високу ефективність як in vivo, так in vitro.

Механизмы действия динамизированных средств: продолжение

1
 

Украинский гомеопатический ежегодник: Механизмы действия динамизированных средств: продолжение исследований.
Гомеопатические книги и книги по гомеопатии.



© 2003-2018



Рейтинг Mail.ru
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет


Яндекс цитирования

Украина онлайн
УКРМЕД - Каталог Медичних Сайтiв в Українi Meddesk.ru - медицинская доска объявлений. Обмен ссылками.