@@11@@
Гомеопатия
Одесские крупинки или globuli по-одесски.

У нас целый мир гомеопатии. Лечение гомеопатией в Одессе, ул. Тираспольская, 13 Центральная Одесская гомеопатическая аптека (аптека №5 ОАО "Фармация"). У нас Вы найдете все гомеопатические препараты. Узнаете о классической гомеопатии и все о последних форумах и семинарах по гомеопатии.

~~~ 04.VIII.20 – ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НМГООО (ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 05-06.IX.20 - I МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС IIHP (ПАНЧКУЛА, ХАРЬЯНА, ИНДИЯ) ~~~ 12-14.ХI.20 – ICE-20 (КЁТЕН, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 08-11.IV.21 - ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС "МИР В ГОМЕОПАТИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ" (РИГА, ЛАТВИЯ) ~~~

Поиск:
Гомеопатия - это... Карта сайта Написать письмо врачам Написать письмо в аптеку Правила записи на консультации врачей
Публикации по гомеопатии Периодические профессиональные издания
Международные новости Семинары, конференции, форумы Одесские Гомеопатические Конгрессы
И снова о фаршированной рыбе Объявления для гомеопатов События, даты, поздравления и комментарии Книги и журналы для гомеопатов Новые издания по гомеопатии
Одесское гомеопатическое общество Анкеты консультантов и лекторов Общества
Одесская гомеопатическая аптека История аптеки Номенклатура динамизированных средств Монокомпонентные средства Многокомпонентные динамизированные средства Изготовление гомеопатических лекарств
История гомеопатии в регионе Materia medica Гомеопатия для чайников Вопрос - ответ Дружественные сайты
FLORA HOMEOPATHICA (1852)

с иллюстрациями и описаниями лечебных растений,
используемых в качестве гомеопатических лекарств
(продолжение: буква А – в томе XIII, буква В – в томе XIV)
Э. Гамильтон
г. Лондон, Великобритания
CALENDULA OFFICINALIS - КАЛЕНДУЛА СИНОНИМЫ. Caltha officinalis, Matth. Caltha vulgaris, Bauhin., Solseginum aureum, Solis sponsa, Flos omnium mensium, Verrucaria. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Англ.: Marigold. Фр.: Le Souci de Jardin. Нем.: Die Ge-meine Ringelblume, Todtenblume. Гол.: Goudbloem. Итал.: Calendula, Fiore d'ogni mese. Исп.: Calendula. Русск.: Ноготки.
Отряд CORYMBIFER?, Juss. SYNGENESIA, POLYGAMIA NECESSARIA. Общие характеристики. Чашечка простая, почти вертикальная, с многочисленными, по-чти равными, линейно-копьевидными делениями. Венчик расходящийся лучами; цветки диска многочисленные, трубчатые, полупятираздельные, длинная чашечка. Язычковый цветок соцветия сложноцветных ремешкообразен, очень длинный, 3-зубчатый, с оволосе-нием у основания, без жил, только с пестиками. Тычинки диска: нити мелкие, капилляр-ные, очень короткие; пыльники длины цветка вставлены в полый цилиндр. Пестик диска продолговат, 3-гранный; столбик нитеобразен, едва ли длиной с тычинку; рыльца тупые, раздвоенные, прямые. Пестик язычкового цветка: продолговат, 3-гранен; столбик нитеоб-разен, рылец 2, продолговатые, заострённые, завёрнутые. Околоплодник: постоянная ча-шечка сходится и вогнута. Семян в центре диска нет; иногда по окружности, но редко, одиночные, перепончатые, перевёрнуты в форме сердца, сжатые; в язычке единичные, слои продолговатые, вогнутые, 3-угольные; перепончатый угол, отмечен снаружи про-дольно форме растения. Пушка нет. Цветоложе голое и плоское. Особые характеристики. Цветоложе голое. Пушка нет. Чашечка со многими отклонени-ями. Семена по периметру диска
ИСТОРИЯ. Древние считали Calendula вяжущим средством, оказывающим большое вли-яние на кровообращение. Диоскорид рекомендовал его при раке; и Fuchsius (Hist. Stirp., 1546) прописывал её сок от зубной боли. Вергилий (Bucol., Ecbg. ii) упомянул об этом: «Tum Cassia atque aliis intexens suavibus herbis Mollis Luteola pingit vaccinia Caltha». Gerarde также описал её достоинства: «цветы и листья календулы перегоняли, а воду закапывали в красные и слезящиеся глаза; останавливает воспаление и снимает боли». Calendula ранее имела большой спрос в качестве лекарства и использована, в частности, при карциноме и скиррозном раке; согласно Westring, с большим эффектом на 3-й стадии, особенно для уменьшения боли и раздражения гноем; но, в других дальнейших экспериментах, эти эф-фекты не были произведены; поэтому были отброшены в сторону. Её также использовали при хлорозе, истерии, эпилепсии, желтухе и некоторых видах водянки. Schneider обнару-жил её большую эффективность в качестве лосьона для свежих ран, для сращения. Zorn считал Calendula отличным средством, уменьшающим высыпание при кори и оспе; и в качестве местного применения для прекращения кровотечения при геморроидальном крово-течении. Была любимым лекарством Boerhaave, который использовал её при маточных заболеваниях, болезнях почек и желтухе. Её главным приложением был, однако, рак, и она была главным ингредиентом знаменитой пилюли ржавчины, состоявшей из оксида железа, листовой капусты и экстракта бархатцев. W. Carter нашёл, что экстракт Calendula очень помогал при неукротимой рвоте; а De Camp использовал её в случае кардиалгии, где все лекарства, из-за сильного раздражения желудка, првоцировали рвоту. Muhrbeck с успехом использовал экстракт Calendula при хронической рвоте, в случае, когда в области матки одновременно ощущали сильные боли; было отмечено что эти боли нарастали, когда доза превысила 34 крупинки за сутки. Интересно отметить: Elgafaki утверждал, что после приёма 4-х драхм сока Calendula возникает сильная рвота. Д-р Stein восхвалял эффективность этого растения при раке кожи; он готовил сок из зелёного растения и его цветков, и делал мазь с маслом и древесным углем, которую накладывали на язву.
ОПИСАНИЕ. Calendula officinalis - один из самых распространённых однолетников в наших садах; имеет короткий разветвлённый стебель, разделяющийся внизу на многочисленные кустарниковые ветви, фут (30,48 см) или два в высоту, покрытый пушком и бледно-зеленый, а также листья; они длинные, немного извилистые, нижние и средние овальные и тупые, верхние - копьеобразные. Цветы расходятся лучами и имеют золотой цвет; выходят на концах ветвей. Цветение большей частью летом; цветы открываются с 9 ч утра до 3-х часов дня. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Родина - Франция; и обнаружена на возделываемых землях в большей части Европы.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И СПОСОБ ОБРАБОТКИ. Листья и цветы. Для внутреннего использования настойку готовят, как описано в разделе «Аконит». Для внешнего применения д-р Thorer рекомендовал: 1) одно средство получали путём заполнения 1/3 чистой бутылки листьями растения, а две другие - свежей чистой водой; эту смесь подвергали воздействию солнечных лучей в течение 2-3 дней, заботясь о том, чтобы бутылка была хорошо закупорена, а за моментом брожения тщательно наблюдали; т.о., получали воду со слегка ароматическим запахом, которую тут же переливали, и в бутылках, герметически закрытых, сразу же переносили в прохладный погреб; 2) другой препарат получали путём смешивания 2/3 равных частей спирта и воды с 1/3 цветов бархатцев. Этот второй препарат следует использовать разбавленным, чтобы спирт не раздражал рану. Главным применением Calendula были внешние компрессы на резаные раны, и её считали особенной от кровоподтёков, кровавых и серозных инфильтратов ткани в открытых ранах и язвах. Также заслужила внимания при лечении болезней желез; при травматическом воспалении глаз; и, по словам д-ра Thorer, Calendula полезна при золотушных и склеротических опухолях. Он отметил ряд интересных исцеляющих свойств Calendula при экстенсивных рванных ранах мягких частей. Один случай с сухожилиями; другие - кожа, клеточная ткань и мышцы. Он убеждал, что Calendula намного превосходит Arnica в лечении недавних ран и рваных ран, с потерей или без потери вещества; а Arnica более специфична при ушибах, гематомах и растяжениях. Другая важная характеристика Calendula - влияние на заживление ран, не оставляя какого-либо выступающего струпа.
Следующий интересный случай, рассмотренный д-ром Thorer, будет служить примером полезного использования Calendula. Мальчика, 16 лет, зажало в зубьях колёс мельницы. Были получены такие травмы: сложный перелом левого плеча, отломки кости выступали через кожу; глубокая телесная рана в изгибе локтя; предплечье было полностью лишено мышечного покрытия, так что локтевая и лучевая кости были обнажены примерно на 6 дюймов; рука была почти оторвана и прикреплялась к телу небольшим куском плоти; кожа и передние мышцы правой ноги были оторваны, показывая большую и глубокую рану, вплоть до кости; на лице - множество мелких ран. Рука была ампутирована сразу над разделённой частью; и мясистые части правой ноги покрыли компрессами, смоченными чаем Calendula. Их накладывали до завершения лечения. Грануляция происходила без нагноения; тогда как обычный нагноительный процесс возник в культе плеча, и был подвергнут обычному хирургическому лечению. Увидев последствия Calendula на ноге, д-р Thorer применил её к руке; сразу начался процесс рубцевания и продолжался так же хорошо, как и на ноге. Каждая рана заживала превосходно, образуя грануляции, и была покрыта новой кожей. Мальчик полностью выздоровел через 7 недель.
У В.С. пальцы попали в колесо мельницы; дистальный сустав указательного и 2 сустава безымянного пальца были полностью оторваны, а мясистая часть кончика среднего пальца была также снесена; небольшая часть голой кости 2-й фаланги пальца была оставлена, но пациент очень хотел её ампутировать. Однако, её оставили, надеясь, что грануляция может быть благоприятной, и покроет этот маленький остаток сустава мясистыми частицами. Calendula была наложена на 2-й день после аварии. Результат компресса был очень удовлетворителен. Раны не гноились, и грануляция спокойно продолжалась до прекращения лечения. Маленький кусок кости на безымянном пальце слегка расслоился на конце, но часть кости, прикреплённая к суставу, покрылась плотью.
Доктор Schulz использовал Calendula с очень удовлетворительными результатами при сложных переломах конечностей и т.п. Достаточно заметить, что во всех случаях, когда мясистые части были снесены, и края ран не могут быть соединены вместе, Aquae Calendulas - лучшее применение для промывания. Гнойный процесс, который так обычен при больших ранах, либо полностью предотвращён, либо очень укорочен и уменьшен с помощью промывания Calendula. И Calendula может быть полезна при уплотнении желудка и матки.
DRYOBALANOPS CAMPHORA - КАМФОРНОЕ ДЕРЕВО СИНОНИМЫ. Dryobalanops Camphora, Colebr., Dryobalanops aromatica, Gartn. Shorea, Camphorifera, Rosb. Pterygium teres. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Camphre. Итал.: Canfora. Исп.: Aleanfor. Нем.: Kampher. Гол.: Kamfer. Швед.: Kamfert. Дат.: Campher. Русск.: Kамфора. Санскрит: Carpura. Араб.: Cafur. Хинди: Capur. Малайз.: Kapur-barus. Отряд GUTTIFER?. POLYANDRIA, MONOGYNIA. Общие характеристики. Чашечка 1-листная, постоянная, увеличена до выпуклой верхушки, с 5-язычковыми, длинными, поддельными крыльями. Венчик 5-лепестковый. Коробочка 3-клапанная, однокамерная. Семена одиночные. Зародыш перевёрнутый, без периспермы. Особые характеристики. Верхние листья чередующиеся, нижние противоположные, эллиптические, тупо заострённые, цельные. Черешки листа короткие. Прилистники в парах, шиловидные, рано опадающие.
ИСТОРИЯ. Camphora была неизвестна древним, но арабские медики Авиценна и Серапион говорили о ней под именем Кафора. Sprengel (Hist. de la Med., том II. стр. 238) считал, что Simeon Seth (De Aliment. Facult.) дал самый ранний отчёт об этом. Никакое лекарство не было так много использовано при различных болезнях, как Camphora: всегда была обычным ингредиентом почти в каждом рецепте, и её рекомендовали от самых противоположных по своему характеру поражений: лихорадок, воспалительных заболеваний, экзантем; маний, меланхолии и других форм психических расстройств; при спастических поражениях; раздражении мочевых и половых органов; отравлении; хроническом ревматизме и подагре; холере; и как внешнее средство от целого ряда заболеваний. Следующие замечания, переведенные из введения Noack и Trinks к Camphora в Homeo. Arzneimittell., чрезвычайно интересны. Согласно Sundelin (Handbuch Spec. Heilmittel., 2 изд., стр. 146) и другим, Camphora вызывает ток крови из носа, ушей, почек и матки; но Richter (Com. Pharmacol., том III. стр. 370) рекомендовал её против кровотечений; а Ettmuller вылечил ею опасное маточное кровотечение. Neumann (Spec. Pathol, et Therap., 2 изд., т.1б стр. 106, 797) писал: «Было продемонстрировано, что Camphora вызывает потение; тем не менее, мы видим среди людей с острым ревматизмом, которые без раздумий говорят, что это потение прекращается, как только они принимают Camphora», и снова: «Действие несомненно; сильный пот и лихорадка почти сразу прекращаются; величайшее потогонное средство уменьшает потоотделение». Greiner также, помимо многих других, рекомендовал её от гипергидроза. Siemerling наблюдал очень обильное потоотделение после использования Camphora. Schmucker восхвалял Camphora как профилактику гидрофобии (Schneider's Warnh. aus d. Wiind. Arz., т. II. стр. 114). Selle делал её ингредиентом его снадобья от бешенства. G.A. Richter (1.с, стр. 375) замечал, что она, по-видимому, очень помогает при симптоматической гидрофобии; а Alix утверждал, что вылечил гидрофобию Camphora (Ох. Chir., Fasc. III. стр. 177; E. Kriigelslein, Die Gesch. д. Hundwuth и т.д., стр. 555). Blumwell рассказал о собаке, у которой были проявления гидрофобии после Camphora (Med. Observ. и Inquir., т. VI. стр. 229; Murray, 1.c., стр. 476). Животные, на которых Carminati и Menghini экспериментировали с Camphora, сначала проявляли головокружение, затем ярость, оцепенение, ужас, хрип в горле, вздохи, крик, пену у рта, рыдания, трепет, судороги и даже эпилепсию (Comp. Murray, 1.c., стр. 475, 480, 487, 504, 517, 519 и т.д.). Pereira (Materia Medica, том II, стр. 792) упоминал, что Camphora, растворённая в масле и вводимая собакам, вызывала тетанические судороги. У Purkinje и Alexander: судороги при глотании Camphora. Simmons видел у маньяка, которому он давал Camphora в постепенно восходящих дозах, приступ эпилепсии, после припадка пациент восстановил свои чувства (Chir Biol., том Vii., стр. 771). Однако, Camphora обрела большое значение при спастических заболеваниях, столбняке, эпилепсии и пляске святого Витта. Murray говорил о Camphora: «Spasmos solvit» и «Epilepticis bene multis opem fert» (1. в., cтр. 485, 496); он даже цитировал случай (Lockeri Obs. Pract., стр. 42), где эпилепсия на протяжении 3-х лет была излечена Camphora То, что Camphora производит воспаления органов, известно так же хорошо, как и уничтожает их. Barthez рекомендовал её в качестве противовоспалительного в распространении воспалений: «In inflammationibus internis summo cum fructu propinari, quotidie videmus» (Spielmanni Instit. Mat. Med, Argentor, 1774, стр. 311). Dorffurt замечал: «В целом, Camphora, как говорят, с большим успехом работает при всех воспалительных заболеваниях, где есть быстрый и живой пульс, а кровь циркулирует с трудом» (Dissert. On Camphor, Wittenb. And Zerbst, 1793, стр. 211). С другой стороны, Geoffroy упоминал, что Camphora склоняет кровь к воспалению (т. II, стр. 781). Murray (1.c., стр. 370) рассказывал, что Carminati и Menghini обнаружили, рассекая животных, уничтоженных Camphora, воспаление оболочек головного мозга, лёгких, сердца, сосудов и кишечника; в то время как он сам добавил, на стр. 477: «Protractiori autem actione in flammat tarn partes, in quarum instantiato contactu est, quam alias remotiores», но на стр. 494, он снова писал: «Levat et eximieinternas inflammationes». Pouteau назвал Camphora специфическим средством от всех рожистых воспалений, и многие другие практики, до настоящего времени, согласны с ним (Melanges de Chir., стр. 180). Vogt, однако, предполагал, что повсеместно известно, как вредны накладки Camphora на активно воспалённых рожистых частях; также при рожах, сопровождающих раны и язвы. Horn, опять же, говорил, что при некоторых воспалениях Camphora, правда, действовала благотворно, но писал, что следует иметь в виду, что большинство воспалений, независимо от того, с лихорадкой или без неё, зависят от уменьшения жизненной силы (Handb. d. Pract. Pharm., Berlin, 1805, стр. 222). Предполагая, что это действительно так, почему следует описывать кровотечения при большинстве воспалений, что менее всего связано с уменьшенной жизнедеятельностью? Stahl (Materia Medica, Dresden, 1744, т. I, стр. 78) продемонстрировал, что Camphora влияет на гной. Сообщения о вскрытиях Carminati, Menghini и Orfila доказали, что она вызывает коррозию и гангренозные язвы. P.T. Schneider, Paulus и др. явно экспрессивно упоминали, что она вызывает воспаление, умерщвление и гангрену; но какое лекарство было более восхвалено для гангренозных опухолей, чем Camphora? Было обнаружено, что Camphora - важное средство при воспалительных, а также нервных лихорадках и лихорадках при брюшном тифе. В этом отношении Murray говорил (1.c., стр. 485): «Quamvis calidsc indolis sit in quibusdam febribus tamen eminet» и (стр. 492), «De ignatoriis febribus praecipue sub ea pulsus speeditate vigoreque et stasi sanguinis, quae turn obtinet, dubitari posset, si ratiociniis unice inhaerere fas esset. Ast metm jam minuit explorata Camphorae in inflammationibus externis discutiendis virtus». По словам д-ра Home (Clin. Vers. Trans., Leipsic, 1781, стp. 40), нельзя ожидать какого-либо преимущества от использования Camphora (которая оказывает очень хорошие услуги при заболеваниях воспалительного типа) при нервной лихорадке, как болезни противоположного, так сказать, противовоспалительного характера; поэтому он заключил, что Camphora будет вредной даже при нервной лихорадке. Противоположного мнения - Stoll, Vogel, Reil и многие др. Поэтому Friedlander назвал Camphora героем при злокачественных, гнойных лихорадках и лихорадках при брюшном тифе. Таким образом Jorg выразил себя в своём Materein. Kunf. Heilmitt., стр. 271: «Вследствие качества, раздражающего мозг и возникновения накопления крови в нём, Camphora, несомненно, часто причиняет большую травму при сыпном тифе, потому что она сильно влияет на характер воспаления мозга». Правда, Camphora возбуждает апоплектические, ступорозные состояния, но также известно, что её использовали для их устранения. Hunnius цитировал случай сопора на его высшем уровне, вылеченный инъекциями Camphora в средние вены (Hujeland's Journal, vol. Xxii., St., 4, стр. 44). Но G.A. Richter наблюдал (1.c., стр. 380): «Camphora должна, вообще говоря, использоваться с некоторой осторожностью при апоплексии, поскольку она действует почти наркотически в больших дозах». Здесь мы отчётливо заявляем, что в больших дозах она производит как бы апоплексию; но при использовании с осторожностью, то есть в небольших дозах, это приводит к излечению! Camphora - признанное главное средство от мании и меланхолии; тем не менее, она во многих случаях откровенно возбуждала или усугубляла обе формы болезни. Simmons осуществил излечение маньяка Camphora, после того как у него впервые возникло обострение состояния. Cullen (Mat. Med., перевод Ганемана, Leipsic, 1790, том 2, стр. 338) описал случай безумия (но не астенического типа), где излечение было вызвано Camphora; а Ганеман отмечал, что видел 2 подобных случая, но что при меланхолическом безумии в сочетании с общей слабостью и медлительностью всего тела, он в нескольких случаях не получал помощи от Camphora. «Adversus maniam fere specifici titulum obtinuit Camphora» - «aflirmat tamen Kinnear quod saltern frigidis corporibus conveniat, calidis contra et plethoricis noceat et morbum omnino augeat» (A.A. Vogel, Hist. Mat. Med., Edit, nova, Francof. et Lips., 1764, стр. 312). Мы читаем у Stahl (1.c., стр. 79): «Среди тех, кто страдает от фритита и неистовства, Camphora давали с выгодой». Но Quarin говорил: «Sunt qui magnas доз non ferunt sine acceleratione niraia pulsus, congestionibus ad caput, conulionibus et phrenitide lethali" (Method Medend., Febr., стр. 57). Согласно Pinel, Esquirol и др., Camphora помогает при определённых типах психических расстройств, а в других - вредна. У Murray (1.в., стр. 504) имеется следующий отрывок: «Non miror quietos ante aliquos Camphora sumta in majorem furorem raptos, vel quietos ante jam repente delirasse vel convulsivos fuisse, prout ille aeger, cujuus Carminati meminuit, ex scabie retrogressa maniacus». Burserius Kamtfeld предлагал применять Camphora там, где сенсибилизация нерва уменьшается, а не там, где усилены раздражители; Friedlander отметил: «Но кто не знает, что при маниях чувствительность всего тела уменьшается, будучи дополненной своим главным местом, мозгом. Если бы в этом состоянии назначать Camphora, безумцы были бы втянуты в неистовое безумие». Т. Lenhard говорил: «Слишком трудно поверить, что медики должны быть способны к такой невосприимчивости прописывать Camphora пациентам с безумием; с помощью Camphora эти пациенты оказываются более безумными, отрешёнными и меланхоличными» (Dorffurt, 1.c., стр. 232). Согласно Neumann (1.в., том IV, стр. 451), возможно, при любой мании подавить болезнь так же легко в её самом начале, как при родильной мании, которая иногда возникает в детской кроватке, а также с помощью Camphora. Согласно Kraus (Philos. Pract. Pharmacol., Goett., 1831, стр. 478), рекомендации Camphora при судорогах в родах, от мании, особенно мании либидиноза, а также от болезней семенного раздражения в целом, и от наркомании, особенно при употреблении опиума, являются продуктом рабской скрытой веры. Siemerling наблюдал после того, как использовали Camphora, «интоксикацию второй степени», явления, которые производит Camphora в организме, имеют экстраординарную аналогию с теми, которые продуцируют спиртовые растворы. Barkhausen («Наблюдения за пьяным безумием», Бремен, 1828, стр. 112), тем не менее, видел, что Camphora часто используют, и сам использовал её с успехом, при бреде. Quarin (I.c., Стр. 57) предостерегал от слишком больших доз Camphora, поскольку она, помимо прочего, производит также «oculos torvos imflammatos». Murray (1.c., cтр. 495, 523) хвалил её при воспалениях глаз и век; в чём многие согласны с ним и, среди иных, Most (Encyclop. Pocket Vocab.of pract.. Pharm., Rostock and Schwerin, 1841, стp. 209), который советовал использовать Camphora от «недавней и старой ophthalmia catarrhalis и rheumatica». Согласно Moreau, Camphora действует при ophthalmia militaris, поочередно стимулируя и успокаивая, возбуждая в той части, с которой она вступает в контакт, тепло, покраснение и такая жгучая боль, что глаз по-прежнему плавает в слезах, в то время как жжение и слёзы только преходящи, покраснение и раздражение исчезают, а глазное яблоко возвращается в нормальное состояние (Annales d’Oculiste et Gynecologie, vol. і. livr. 20, in Schmidt’s Annuary, т. XXVIII. №1). «При оталгии, - говорил Kraus (1.с., стр. 479), - «можно лишь ожидать ухудшения от обычного помещения Camphora в уши, что также, как правило, доказывает это». То, что Camphora вызывает слюноотделение, подтвердили эксперименты Vincenzo Menghini (Comment. De Bononiens, Scient, et Art. Instit., стр. 199); но что она удаляет слюноотделение, особенно ртутное, также хорошо известно. Friedlander описал особенное качество Camphora от меркуриального слюноотделения, а болезненное мочеиспускание после кантаридов - фиктивным; и добавил: «По идее, особенного не может быть ничего другого, кроме действия вещества на образования тела; теперь это стимулирующее действие всегда, по органическим законам жизни животных; следовательно, Camphora должна скорее усилить, чем сдерживать действия обоих вышеуказанных веществ; между тем, если это так, феномен должен затем исходить из другого исцеляющего принципа Camphora». Факт, оспариваемый Friedlander, установлен, и (как частично это подтверждено выше), принцип гомеопатии пояснит этот инцидент. Camphora вызывает воспалительное раздражение мочевых органов. Согласно Scudery, Camphora вызывает болезненное мочеиспускание (Annali Univers. Di Med., 1829, Giug.), а также, Emmerich и Heberden, наблюдали в 2-х случаях болезненное мочеиспускание после применения Camphora. Тем не менее, Camphora получила прекрасный отзыв от болезненного мочеиспускания, особенно того, что производят кантариды. Mason Good (Study of Medicine, 4th edit., Lond., 1834, т. IV, стр. 350) назвал Camphora мочегонным и седативным, и потому её часто используют с большой пользой от болезненного мочеиспускания, особенно производимого кантаридами. Rob.Willis (Болезни мочевой системы) считал, что Camphora необходима при воспалениях из-за кантаридов, и служит основным средством при ревматических воспалениях почки. Home (Clinical Exper., и др., стр. 33) говорил о антидотном качестве Camphora против болезненного мочеиспускания из-за кантаридов: «Я бы хотел, чтобы мы всегда могли руководствоваться таким верным опытом в аптеке». С другой стороны, Jorg (1.c., стр. 269) высказал мнение, основываясь на его опыте: «Camphora способна принести пользу при воспалительном раздражении мочевых органов, которое вызваны кантаридами, независимо от того, используют ли их внутрь или наружно». У Geoffroy (1.c., стр. 779) читаем следующее: «Это правда, и не нужно отрицать, что есть люди, у которых естественная способность ослаблена и подавлена слишком долгим использованием Camphora; и, с другой стороны, многие из тех, кто прибегнул к этой смоле для подавления похотливых желаний, жаловались на то, что были значительно более мучимы этими желаниями». Согласно Hoppe («System of Pharm., Leipsic, 1837, т. II. стр. 213), Camphora вызывает чувственные поллюции и значительно усиливает мочевые и генеративные органы, но когда есть слабость и вялость, она снимает чувствительность и нерациональность. Neumann (1.c., стр. 156) отметил: «Считают, что Camphora действует особенно на уменьшение сексуальной силы, тем не менее мы читаем в отчётах наблюдателей, что они пробовали это на себе, и обнаружили, что она увеличивает эту силу» (Сравним это с Murray, 1.c., стр. 518). Jorg (Handb. d. Krankh., Weibes, 2-е изд., Leipsic, 1821, стр. 242) поместил Camphora почти наравне с главными стимуляторами, и говорил: «И далее мы также знаем наверняка, что Camphora не обладает особой способностью снижать сексуальное желание, как многие полагали, и как грубо всё ещё воображают; и поэтому полезность этого лекарства в вышеупомянутой болезни (нимфомании) опровергается. Может случиться, однако, что Camphora помогает при нимфомании; но это может быть только тогда, когда она носит характер слабости, и когда генеративная система уже не так сильно раздражается». Но если ещё существует какое-то раздражение, и Camphora, будучи в то же время столь великим стимулятором, не будет ли существующее раздражение ещё усиливаться Camphora? И если она тогда, тем не менее, оказывает хорошее действие, это не происходит по принципу гомеопатии? Vogt (Pharmacodyn., 1.c., стр. 509) рекомендовал Camphora при заболеваниях мочевых и генеративных органов, с явлением повышенного раздражения этих частей. Hufeland (Enchirid Med., Berl., 1836, стр. 282) высоко оценивал использование Camphora при нимфомании, сатириазе и онанизме: «Она», - писал он, - «по-настоящему специфический антафродизиак, и я видел даже атрофию яичек, возникающую из-за постоянного внутреннего и внешнего его проявления». По словам Selle (Medic. Clin., 5-е изд., Berl., 1789, стр. 606), Camphora часто используема, ослабляет генеративную способность; поэтому, в прежние времена, её рассматривали в монастырях как так называемое средство целомудрия. Joh.Chr.Stark (Handb. Kennt. &. Heil. в N. Krankh., Jena, 1800, том II. стр. 129) заверял, что при похотливости многое может быть осуществлено средством Camphora, среди прочих. Согласно Friedlander, Camphora, как известно, не имеет особой пользы против нимфомании. Понятие о том, что Camphora способна снизить жизнеспособность половых органов и что она может, следовательно, напрямую принести пользу болезням этих частей, с повышенной чувствительностью, возможно, по словам Jorg (Material., и др., стp. 268), из сказочных времён медицины, «из которых, правда, мы в настоящее время ещё не всё полностью издали, в последнем пункте, по крайней мере, он совершенно прав. Растворяющее качество Camphora было во многих отношениях оценено и доказано; и, тем не менее, Loseke писал в своей Materia Medica (6-е изд., 1790, стр. 162): «Она часто вызывает уплотнения желез, особенно подтверждённые рожистые воспаления; изгоняет едкое вещество, которое вызывает подагру и боли в конечностях, из тех частей, которые могут выдержать вирулентность, в жизненно важные состояния, и поэтому часто сокращает короткую жизнь с максимальной быстротой». И, тем не менее, не была ли Camphora, наоборот, предложена как превосходное средство при ревматизме блуждающего нерва? Во все эти разногласия остаётся добавить, что Camphora сочетали с другими известными средствами, которые наносят ущерб её работе, и противостоят ей противоядием: опиум, ртуть, кантариды и селитра. Что касается последней, то Scudery прямо отмечал, что она уменьшает эффект Camphora (Arch. Gener. De Med., 1829, том Xxvi. № 9, стр. 143). Если эта комбинация была сделана вдумчиво, то давайте прочтём, что писал Schoene (Pract. Pharm., Berl, 1815, том Ip 117): «Соединения со слабыми лекарствами, такими как селитра и т.д., рекомендуемые ранее, надо считать глупостью. Кто может действовать настолько абсурдно и думать объединить два противоположных средства, когда действие одного аннулирует действие другого? Если Camphora, как полагают, действует слишком сильно, лучше не давать её вообще; но если считать, что необходимо её введение, следует начинать с наименьшей дозы, и все будут уверены, что не ошиблись. Для детей можно разделить гран на несколько частей, будучи всё ещё уверенным в получении подлинного эффекта своего средства». Именно этому учил Ганеман, и если бы этому курсу давно следовали, фармакология 2000-летней науки о медицине теперь была бы в лучшем состоянии, чем на самом деле; подлинный опыт был бы получен, все пустые гипотезы изгнаны, и можно было бы избежать огромной травмы, которая была совершена в результате незнания медикаментов и их полной растраты. Если бы Camphora всегда применяли в небольших дозах, не было бы причин жаловаться на так много обострений болезней. Horn упоминал (1.c., стр. 224), что нет лекарства, где так много и так часто встречают идиосинкразические препятствия, как у Camphora, и это тем самым означает не что иное, как гомеопатические обострения, которых можно избежать подходящими небольшими дозами.
Вышеприведенное сравнение приводит к следующим выводам:
1. 2000-летняя наука о медицине не имеет оснований гордиться своими основами фармакологии, когда проявляет такую вавилонскую путаницу, такие абсолютные противоречия, такие частичные, извращённые понятия и абстракции, как это было доказано, где лучшие наблюдатели обвиняют других в обмане и искажениях фактов.
2. Camphora - средство, которое воздаёт честь гомеопатии, поскольку обрело наибольшую репутацию при тех самых болезнях, которые оно само по себе может производить при наибольшем сходстве, такие как отравления; анализы вскрытий, эксперименты на здоровом и болезненном организмах, и наблюдаемые в нём излечения и обострения полностью доказаны.
3. Только один врач-гомеопат может обладать достаточным показанием к применению медикаментов, когда опыт, полученный у больничной койки и положительные симптомы, совпадают в такой удивительной степени (как у Camphora), «где говорит сама природа, а не предрассудки или капризы гипотез».
ОПИСАНИЕ. Dryobalanops Camphora - величественное лесное дерево, растущее до огромной высоты. Camphora находят в массах в полостях древесины ствола и крупных веток, но её так высоко ценят китайцы, что, по словам Christison, она редко достигает страны, где найден продукт Laurus Camphora. Одно дерево будет давать 11-22 фунта эвердьюпойса (28, 35 г или 16 драхм). Более молодые деревья не дают Camphora, но выделяют маслянистую субстанцию на разрезе. Точный возраст, когда это дерево начинает давать Camphora, неизвестен; но юные деревья дают масло, обладающее многими свойствами Camphora. У туземцев есть особый способ прослушивания деревьев, чтобы узнать, есть ли Camphora внутри.
Деревья разрезают до сердцевины, примерно в 18 футах от земли, пока не будет видна Camphora, и сотни деревьев могут быть изуродованы до того, как обнаружат дерево, содержащее достаточное количество Camphora. Авторитеты утверждают, что некоторые из этих деревьев на острове Лабуан имеют 250 футов в высоту. Их срубают и разрезают на кусочки длиной около 6 футов, которые снова расщепляют, а Camphora пребывает в сердцевине, занимая пространство в окружность руки человека. Способ получения Camphora из Laurus Camphora заключён в следующем. В Японии корни и древесину дерева (Laurus Camphora) измельчают и кипятят в воде в железном сосуде, к которому приспосабливают глиняную бочку с соломой; Camphora возгоняется и конденсируется на соломе. В Китае измельчённые ветви погружают в воду, а затем кипятят до тех пор, пока Camphora не начнёт прилипать к палочке, используемой при перемешивании; затем жидкость процеживают и, стекая, Camphora сгущается. Альтернативные слои сухой земли мелко напыляются, и эту Camphora далее помещают в медную миску, над которой перевёрнута другая, и достигается возгонка. Известны торговцам 2 вида Camphora (Camphora crudus): 1. голландская или японская Camphora, предположительно из Батавии; 2. обычная сырая Camphora, импорт из Сингапура и Бомбея; в основном производят на острове Формозы.
Рафинированную Camphora встречают в виде больших полусферических или выпуклых вогнутых лепёшек, перфорированных посредине. Полупрозрачна; имеет кристаллическую, зернистую природу; сильный, не неприятный, ароматный запах; и ароматный, горький вкус после охлаждения. Она твёрдая при обычных температурах, мягкая и несколько жёсткая; может легко превращаться в порошок добавлением нескольких капель очищенного спирта. Испаряется в воздухе при обычных температурах; но в закрытом сосуде, подвергнутом воздействию света, возгоняется и кристаллизуется по бокам бутыли. Горючая в воздухе, горит пламенем с сажей. Легче воды, её удельный вес составляет 0,9857. Вода растворяет, но очень малую её часть. Спирт легко растворяет её, но если к раствору добавить воду, Camphora осаждается. Camphora легко узнать по запаху, и она не чернеет при горении.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Восточный архипелаг. В лесах Борнео, Лабуан и Суматра.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. На растения. Растворы Camphora действуют на растения, как летучие масла; они разрушают подвижность сократительных частей, не возбуждая их, и пара достаточно, чтобы уничтожить мясистые растения и папоротники. На животных. Пары Camphora оказываются вредными для насекомых (tine?, которые уничтожают дерево, являются исключением). Для амфибий (лягушек) пар оказывается вредным, вызывая странные движения, учащённое дыхание, дрожь и оцепенение. Для птиц и млекопитающих она чрезвычайно вредна, если давать её в слишком больших дозах.Она вызывает тетанические спазмы у собак с сильными судорогами, сродни эпилепсии, за которыми следуют бесчувственность и смерть (Orjda, Tox. Gen., том I.) Scudery, of Messina (Annal. Univers, di Med., том Xxxvi. стр. 102) подтверждает это и замечает, что судороги сопровождались бредом, который заставлял животных бегать вверх и вниз без видимой причины, как если бы они были маниакальными. Он также обнаружил, что мочевые органы были затронуты в общем, и в основном с болезненным мочеиспусканием. На человека. Симптомы, которые она вызывает в избыточных дозах на человеке, не наблюдали часто; её эффекты единичные и неопредёленны, временами производят самые вредные последствия, а в другом случае - совершенно безвредны. Это наркотично-раздражающий яд; её наркотические эффекты были показаны в случае с г-ном Alexander (Experimental Essays, стр. 128, 1763), который, в ходе экспериментов над собой, был почти убит этим ядом. После того, как предыдущие эксперименты доказали, что скрупул (1 скрупул = 1/3 драхмы = 20 гранам = 1,296 г) не повлиял или не вызвал какого-либо конкретного симптома, он проглотил 2 скрупула, смешанные с сиропом роз; через 20 мин. он стал вял и апатичен; через час были головокружение, забывчивость и спутанность сознания; объекты дрожали перед глазами, а в голове проплывал шум непереваренных идей; в конце концов, он потерял сознание, были сильные судорожные приступы и маниакальное безумие. Эти тревожные симптомы прошли от рвотного средства, когда д-р Monro обнаружил предмет экспериментальных исследований своего пациента, но некоторое время после этого продолжалось множество необычных психических аффектов. Противорвотное освободило почти от всей Camphora, принятой за 3 часа до этого.
Д-р Erckhorn из Нового Орлеана принял 3 драхмы в малых дозах в течение трёх часов, единственным результатом было большое тепло, сердцебиение, учащённый пульс и приятное чувство опьянения; после этого влажность кожи, сопровождаемая глубоким сном в течение нескольких часов, сопровождалась чрезмерным потоотделением; и, наконец, большая слабость (American Journal of Medical Science).
Похоже, что её локальное действие - раздражающее. Кусочек Camphora, который подержали во рту в течение получаса, заставил слизистую оболочку стать красной, горячей, опухшей и болезненной; и, вероятно, если эксперимент продолжали намного дольше, могло бы произойти изъязвление.
Camphora в больших дозах вызывает расстройство умственных способностей, внешних чувств и воли; симптомы: усталость, головокружение, спутанность идей, нарушение зрения, шум в ушах, сонливость, бред или оцепенение, а также судороги. По способности вызвать оцепенение Camphora напоминает опиум, но отлична от последнего более частым появлением бреда и судорог. Эпилепсия также была приписана использованию Camphora. Camphora обладает своеобразными свойствами, снижающими половое влечение, запах её часто вызывает этот эффект. «Camphora per nares castrat odore mares». Когда её принимают в основном в грубом порошке, это часто вызывает боль в желудке, тошноту и рвоту, действуя как раздражитель; но в состоянии хороших очистки и растворимости, она возбуждает наркотические симптомы, такие как головокружение, оцепенение, нечёткость зрения, спутанность сознания и бред.
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «До настоящего времени врачи использовали Camphora, не зная её реальных эффектов, особенно потому, что они обычно прописывали её либо в смеси с другими лекарствами, либо одновременно с ними; и, что ещё хуже, во время изменения болезненных симптомов. То, что Alexander наблюдал за её чистыми эффектами, ничего не значит, и выражено лишь общими терминами. «Действие Camphora вызывает недоумение и трудно изучается даже у здорового субъекта, потому что примитивные эффекты часто быстро чередуются с жизненной реакцией, так что, во многих случаях, трудно различать первичный и последующие эффекты… Camphora не менее озадачивает и удивляет в отношении результатов своего действия, поскольку она разрушает сильные эффекты множества различных растительных средств, а также кантаридов (шпанская мушка) и различных минеральных и металлических веществ. Поэтому она должна проявлять своеобразное общее патологическое действие, которому мы не будем давать точного названия, чтобы мы не потеряли себя в облаках, где наши наблюдения больше не основаны на опыте, и мы подвержены ошибкам воображения… Как я уже сказал, по опыту, Camphora устраняет слишком сильные эффекты большого количества лекарств, независимо от того, были ли они даны неудовлетворительно или в слишком больших дозах, но это обычно происходит только в силу её примитивного действия и просто как паллиатив. Поэтому, когда её используют для этого, то необходимо повторять часто, в малых дозах, каждые 5 или 15 мин.; или если необходимо срочно, каждые 2 или 3 минуты следует дать каплю насыщенного спиртового раствора, 1/8 часть грана, смешанную с двумя драхмами чистой воды; или её можно также вдыхать в виде раствора каждые несколько мин. Гран Camphora, растворённый в 8 каплях спирта, смешать с 400 гранами воды комнатной температуры и, путём взбалтывания, получается окончательный раствор, несмотря на мнение авторов Materia Medica, которые утверждают, что Camphora нерастворима в воде».
«Быстрота, с которой проходит действие Camphora, и её симптомы, идущие друг за другом, делают её непригодной для лечения хронических жалоб… Поскольку воспаление кожи, называемое рожей (распространяющееся в виде лучей прозрачного, красного оттенка, и исчезающее в момент давления пальца), является лишь одним симптомом заболевания, исходя из внутренних причин, а также, когда Camphora применима к коже, имеет несколько сходный эффект, локальное применение может быть полезно при быстром расстройстве, сопровождаемом рожей, при условии, что существует аналогия между её симптомами и предъявляемыми жалобами». «При сибирском гриппе Camphora, которую дают, как только наступает лихорадочный жар, действует только как паллиативное, но ценное средство, потому что эта жалоба короткая. Затем её вводят в частых дозах, постепенно увеличивая. Она не уменьшает продолжительность заболевания, но значительно снижает его силу и приближает к минимуму без опасности (одна слабая доза Nux vomica часто излечивает эту жалобу по истечении нескольких месяцев). Когда большая доза Camphora вызывает опасность, опиум является надлежащим противоядием, поскольку Camphora - мощная кислота в случаях отравления опиумом; таким образом, каждое из этих 2-х веществ разрушает другое. Не странно ли после этого, что мы должны часто находить их вместе, в одной и той же прописи?».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack & Trinks: Головокружение. Утрата сознания и холодность тела, по-видимому, суть первичные симптомы дозы Camphora и указывают на сниженный приток крови к тем частям, которые далеки от сердца; тогда как прилив крови к голове, жар головы и т.п. - симптомы, обозначающие реакцию жизненных сил, столь же насильственную, как и первые симптомы, означающие их меньшее действие. Небольшие и недавние воспаления могут наступать внезапно, с помощью смягчающих, охлаждающих эффектов Camphora; старые воспаления никогда. Продолжение приёма Camphora часто вызывает стойкую офтальмию, соответствующую постоянной, присущей реакции организма. «Я (Ганеман) не готов отрицать гомеопатию внешних применений Camphora к воспалённым глазам в острых случаях; но не могу защищать её по той причине, что никогда не использую внешние аппликации при лечении офтальмии».
По Noack и Trinks, Camphora пребывает рядом с бромом, самым летучим лечебным средством, и отлична скоростью, с которой её эффекты проходят, и за её первичными симптомами идут вторичные. Особенно подходит, когда чувствительность нервной системы уменьшена или приостановлена; когда мышечное волокно поражено паралитической слабостью; когда раздражительность организма, и особенно капилляров, снижена. Особенно подходит для слабых, раздутых и особенно ревматических, катаральных конституций флегматичного и меланхолического характера; для лиц с холодными конечностями, медленным дыханием и вялым пульсом; тем, кто подвержен переменам погоды, и достигшим преклонного возраста; и страдающим затяжной болезнью. Camphora восстанавливает восприимчивость организма к лекарствам и должна быть заменена другими подходящими средствами, как только восстановлены жизненные энергии. Camphora - основное противоядие ряду растительных лекарств. Её успешно использовали при многих заболеваниях. Среди прочего: катаральные поражения; эпилепсия; болезни с отёками; общие и локальные астенические воспаления, как острые, так и хронические; пассивные воспаления, особенно ревматического и рожистого типа. Может быть использована в профилактике ряда тяжёлых заболеваний, особенно катаральных, на этапе продромы, когда общее недомогание и озноб отражают приближение лихорадочного состояния. Тиф на втором этапе. Азиатская холера на холодном этапе, с вязким потом. Согласно Lobethal, Camphora - особое средство при азиатской холере, пока тело имеет естественный цвет, даже если температура тела должна быть очень низкой. На стадии асфиксии Ганеман рекомендовал Carbo veget. и Secale cornut., с частым использованием ледяных таблеток. Purpura senilis, с признаками гангрены в пальцах ног. Белая горячка. Головная боль, вызванная промоканием ног; простуда или внезапная смена температуры, сопровождаемые катаральными поражениями органов дыхания. Меркуриальный птиализм. Диарея с коликами (особенно когда холера «эпилептична»), с симптомами частых ознобов или ощущением, будто холодный воздух проходит через ослабленные части. Воспалительное раздражение мочевых органов. Грипп. Сильные судороги в груди, вызванные чрезмерными эмоциями и т.д.
АНТИДОТЫ. Spirit.nitr.dulc., кофе и спирт усиливают эффект Camphora. Camphora усиливает действие Nitre. Согласно опыту Ганемана, Camphora не служит противоядием от сильных последствий Ignatia. Opium - противоядие для Camphora; и Camphora - прекрасный хранитель жизни в случаях отравления опиумом. Camphora является противоядием ряду овощных препаратов, особенно таких, которые оказывают сильнодействующий эффект и вызывают рвоту и диарею, бледность лица, холодность конечностей и потерю сознания. Camphora, как противоядие, следует вводить в часто повторяющихся дозах.
CANNABIS SATIVA - КОНОПЛЯ Синонимы. Cannabis sativa, Linn. Cannabis indica, Lam. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Le Chanvre. Нем.: Die Hanf. Гол.: Bloemrut. Итал.: Canna. Исп.: Cana. Браз.: Racua-canga. Malab.: Kalu-bab. Араб.: Kinnub. Отряд. CANNABINACE?, Lindl.; UKTICE?, JUSS. DI?CIA, PENTANDRIA. ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. Мужская. Чашечка: околоцветник – 5-дольчатый; членик продолговатый, заострённо тупоконечный, вогнутый. Венчика нет. Тычинки - нитей 5, капиллярные, очень короткие; пыльники продолговатые, 4-угольные. Женская. Чашечка: околоцветник однолистный, продолговатый, заострённый, открытый продольно с одной стороны, постоянный. Венчика нет. Пестики: зародыш очень маленький; столбика 2, очень длинные; рыльца острые. Околоплодник - постоянная чашечка, плотно покрывающая семена. Семя - орех шаровидный, вогнутый, 2-клапанный.
Особые характеристики Мужская: Чашечка 5-дольчатая, Венчика нет. Женская: чашечка 1-листная, целая. Венчика нет. Столбика два. Орех 2-клапанный, внутри закрытой чашечки. ИСТОРИЯ. Cannabis был хорошо известен древним, но они, похоже, не знали о его наркотических свойствах. Геродот обозначил его под названием K?????is nµ??os и утверждал, что фракийцы делали из него какую-то ткань. А семена бросали на раскалённые камни, и парфюмированный пар, полученный таким способом, использовали для ванны, которая возбуждала крики ликования. Д-р Royle считал, что это то же самое, что и Nepenthes Гомера («успокоитель горя»), данный Елене Телемахе в честь Менелая. Говорят, что Eлена получила растение от женщины из египетских Фив. Гален (De Simpl., Lib. Vii.) использовал его как средство от зубной боли. Диоскориды же рекоменовали, чтобы успокоить воспаления и рассасывать опухоли. Плиний упоминал его под названием Cannabis. Paulus ?gineta писал, что плод является ветрогонным и высушивающим, а его сок, когда зелёный, полезен от боли и закупорки в ушах. Арабские медики Авиценна и Серапион описали это с большой точностью. Известен в Индии под разными простонародными названиями: «трава факиров», «лист заблуждения», «увеличитель удовольствия», «возбудитель желания», «склеиватель дружбы», «вызывающий смех». Использовали в качестве опьяняющего вещества в очень ранние времена, как в Азии, так и в Египте. Cannabis применяли в аллопатической практике, главным образом, в таких случаях: ревматизм; желтуха; глисты; катары; tetanus traumaticus (Cann. Ind.); гидрофобия (Cann. Ind.); усталость пешеходов; подагра; ожоги (масло из семян конопли); корь и оспа; рожа; головная боль; ревматические поражения глаз; боли в ушах; холера (Cann. Ind.); диарея; кровавые опорожнения; дизентерия; воспаление и нагноение кишечника; заболевания и болезненные жалобы мочевых органов, цисталгия, urodialysis senilis, болезненное мочеиспускание от воспаления мочевых протоков (при гонорее или камнях в мочевом пузыре и почках (Willis рекомендовал Cannabis и Belladonna для устранения приступов от прохождения камней через мочеточник); гонорея, для её подавления и для восстановления при подавлении; отсутствие сексуального влечения; бесплодие; чрезмерное сексуальное раздражение; нимфомания; подавленные бели; катаральная хрипота; коклюш (Huland); сухой, раздражающий кашель; отёк молочных желез.
Медики и авторы старой школы принимают во внимание разнообразие взглядов на действие Cannabis. Они описаны некоторыми как вяжущие и паллиативные; другие - как стимулятор и наркотик; потом афродизиак, затем антрафродизиак, и т.д. Считали, что избежали такой дилеммы, разделив эти свойства между травой и семенем; но это несоответствие не могло быть верным, и вскоре наблюдатели стали сомневаться. Поэтому Dierbach, помещая семя конопли среди medicamina sedantia seu mulcentia, добавил, что последнее действительно обладает чем-то вроде летучего, наркотического принципа травы, как можно видеть из его эффекта (Synops, Mat Med., 1842 , 2-я часть, стр. 825). Hope поместил коноплю в список nervina excitantia и narcotica pura. Arnemann назвал влияние листьев мягким наркотическим стимулятором (Pract.. Arzneimitt., 6-е изд, Goett., 1819, p. 333). Согласно Kraus, линария - сильно возбуждающий наркотик, вселяющий кровожадность, Гашиш Востока (Philos. Pract. Heilmittel., Goett., 1831, стр. 513). Линней назвал Vis cannabis sativa - narcotica, phantastica, dementans, anodyna, repellens. Sachs говорил о конопле: «Она явно не обладает особой медикаментозной эффективностью», и от неё можно отказаться и является лишь слабой заменой или, скорее, вообще не заменит (!) Опиум (Handb., J. Heilmittel., Koenigsberg, 1830, том I, стр. 708). Большинство из них ставили знак вопроса под этой гипотезой, но утверждали, что у конопли нет вредных последствий опиума, а она - безвредный афродизиак (Encyclop.. Handb. D. Wort. Pract. Heilmittel., Rostock and Schwerin, 1841, стp. 214). Когда такие противоречия встречают в «практической» фармакологии, и каприз, существующий в управлении материалом, показан так безукоризненно, не может ли показаться, что обозначение «практическое» является дополнением к Lucus a non lucendo? Kosteletzky с полным основанием говорил, что Cannabis принадлежит к средствам, которые заслуживают всяческого уважения, но которые ещё недостаточно изучены в особом способе действия (Alycm Med. Pharm. Flora, Prague, 1833, т. II. стр. 404). Для некоторых случаев заболеваний Cannabis рекомендован как специфичное средство: если это действительно так, то это так по-гомеопатически. Lonitzer говорил: «Конопляная вода хороша от головной боли, исходящей из тепла, и, немного дальше: «Трава конопли увеличивает головную боль у тех, кто торгует ею» (Herbarium, Ulm, 1705). «Si quis in Cannabino agello diu sederit», - замечал Lindenstolp; «Aut dormiverit, non solum inde luscus evadit, sed etiam vertiginosa et ebrius, quod mihi ipsi puero saepius contigit» (Liber Venenis, изд. Stentzel, Francof. Et Lips., 1739, стр. 541). Junker подтверждал то же самое со словами: «Intus summum ventriculum et caput gravat» (Comp end, Mat Med., Hal., 1760, стр. 94). Zorn утверждал, что Cannabis вызывает стеснение в голове; и на другой странице, что она облегчает головную боль vi narcotica и приводит ко сну (Botanologia Medica, Berl., 1714, стp. 160, 161). Schroeder полагал: «Некоторые связывают эмульсию, приготовленную из семени, с головой; но они ошибаются, потому что это вызывает глупость». (Arzneisohatz., Nuremberg, 1693, стр. 909). Согласно Chardin (Voyage en Perse, Amsterd., 1711, том IV, стр. 208), пешие путешественники в Персии, когда они истощены, оживляют себя напитком, приготовленным из Cannabis; но насколько велика паралитическая слабость и истощение из-за Cannabis, ясно видно из Реестра экспериментов Ганемана, а также из отчёта Wibmer. Ганеман замечал о Cannabis: «Orgasmum geniturae maxime compescit et propterea tanquam antaphrodisiacum laudatur» (Oynos, Mat. Med., Argeqtor., 1710, стр. 178). Valentini писал, что семена Cannabis особенно дают от чрезмерной похоти, и что эмульсия может быть назначена для женщин с furor uterinus (Herbarium, Francfort, 1719, стр. 567). Olearius снова подтвердил обратное в словах: «Pers? existimant veneris desideria inde cieri et simul sterilitatem produci» («Travels in the East», стр. 529, Murrey). Отсюда вытекает следующий отрывок у Schroeder: «Семя препятствует рождению, если его часто используют; тогда как персы берут это семя, а также листья под именем Бенги, чтобы таким образом возбудить яд». Zorn также сочетал оба противоречия и подтвердил 1-е утверждение рядом цитат, а 2-е - энергичным переводом на немецкий язык недостойного имя Бенги и Кидибенги, которыми были названы и те, кто использовал коноплю с целью возбуждения сексуального желания. Точно так же Zorn упомянул, что Cannabis обладает свойством вызывать ожирение, и поэтому её дают курам, что делает их плодовитыми, так что они кладут больше яиц. Однако Jeoffroy говорил по тому же вопросу: «Mattthiolus пишет, что он обнаружил, что семена Cannabis делают кур плодовитыми в яйцах. Но, как замечает Lobel, он впоследствии делает их бесплодными из-за частого питания» (Disset. Mat. Med., Trans. From Latin, Leipsic, 1761, т. III, стр. 389). Cannabis повсеместно считают специфичным от гонореи; но также очевидно, что Cannabis производит симптомы гонореи, о чём свидетельствуют результаты экспериментов, собранных Ганеманом.
Тут и там можно найти сведения о том, что эмульсия из семян Cannabis заслуживает предпочтения при раздражённом состоянии мочевых органов лишь потому, что не вызывает запор так легко, как другие эмульсии. Если она действительно имеет этот эффект, тогда окажется, что в основе этого лежат особые отношения, которые можно свести к основному закону гомеопатии. Ибо не был ли Cannabis ранее применим при диарее, и до настоящего времени в Индии от холеры, именно из-за его запорных свойств? И Wibmer наблюдал на себе стойкость запора и тотальную атонию кишечного канала после приёма спиртовой настойки травы; даже сильные слабительные в больших дозах были неэффективны для очистки существующих примесей и вздутий. У Zorn мы читаем: «Quidam ex hoc semine emulsiones parant et in febribus commendant, vimque alexipharmacum ei tribuunt». У Wibmer снова развилась лихорадка с застойными явлениями головы из-за настойки Cannabis, он потерял 12 унций крови, и ему наложили пиявки и холодные примочки вокруг головы. Морганьи наблюдал тонические спазмы, которые он приписал действию Cannabis, и от него, как было видно, возникает какая-то каталепсия. Matthiolus (в Diosc. Lib, iii., стр. 188), опять же, говорил об итальянских женщинах: «Decoctum in morbo comitiali pueris». И Shaughnessy обнаружил в случае столбняка, появившегося после моксы, что настойка из смолистого экстракта Cannabis дала неожиданные результаты, и во всех случаях столбняка немедленным эффектом было расслабление мышц (Lancet, Oct 1840). По словам Neuhold Cannabis вызывает катаракту (Act. Nat. Our., том III, стр. 150). И у Schmidt в Jahr.B.d. Ges.in und Aust.Med., том XXVIII. п. 209, упомянуты медикаментозные достоинства Cannabis при cataracta lenticularis.
Общие эффекты на человека: облегчение любой боли, удивительный рост аппетита, недвусмысленная афродизия, яркая жизнерадостность ума. Более сильные последствия: бред особого вида и каталептическое состояние. Г-н Donovan обнаружил, что она обладает большой силой в снижении наиболее интенсивных невралгических болей. Г-н Miller считал, что её достоинства состоят в способности контролировать чрезмерные мышечные спазмы. По Dale (Pharmacology, III изд., 1737): «Semen genitale imminuit usu, continuato, tussi sputulatam, ictero substemuit et caput steamibus reflet». Murrey (Mat. Med., с. 613): «In gonorrhoe recente, infusam semum horum. The? potum plurimum virtutis habet as inflammationem et addorem urethr? qui istius indicum probet, superandum quum oleosa et mucilaginosa semumum, existaverum et leniter anodyna, natura stimulum optime retundet et irritum reddat et aqu? terid?. Connubium eundem cum lobo eluat. Valet hoc, non de gonnorrhoea, venerea, sed et arthritica, ut ipse casu, speciali expertus sum».
ОПИСАНИЕ. Cannabis Sativa - однолетник. Стебель от 6 до 8 футов или более. Листья черешковые, с прилистниками, пальчатые, противоположные. Листочков от 5 до 7, ланцетные, заострённые, зазубренные; внешний - наименьший. Мужские цветы в маленьких, рыхлых кистях, на концах стебля или ветвей. Женские цветы, аксиллярные, одиночные, очень маленькие; оба вида иногда встречают на одном и том же растении, но всегда один из них очень мал в сравнении с другим. Все старые авторы неосознанно называют мужские цветки женскими, и наоборот. Листья в Индии в основном используют для изготовления Bhang и Jubzees, опьяняющие способности которых хорошо известны; но особую субстанцию собирают местные, которые сжимают верхнюю часть молодого растения между руками, а затем соскабливают липкую секрецию; это известно под именем Chenus, и так почитается азиатами, что они предпочитает это вину или опию. Согласно д-у Royle, Cannabis Sativa и Indica - одно и то же растение, только отличное эффектами его обработки в разном климате.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Геродот упомянул Cannabis как скифское растение. Beerberstein встретил его на Кавказе. Д-р Royle описал его растением персидского происхождения; подвергнутым сильнейшему холоду зимой и сильной жаре летом. Хорошо известна в Бухаре, Персии и Гималаях. Отец Hmelin нашел её в Иллинойсе в Северной Америке. Широко культивируют в России и на севере Европы в коммерческих целях; также во Франции и на юге Италии. Отмечено, что существует различие между растениями, выросшими на равнинах и в горах; также при плотном (густом) росте. Своеобразное качество растений из влажного климата - слабые или ослабленные свойства.
Cannabis Indica, согласно д-ру Royle, лишь разновидность C. Sativa. Листья чередуются. Ствол почти цилиндрический, менее или более разветвлённый и более твёрдый, чем предыдущий вид. Листья постоянно чередуются. Листовки линейные, копьевидные, очень острые; в мужских растениях 5-7, у женских обычно 3, на черешке, у вершины, совершенно простые. Уроженец Ост-Индии. Твёрдый стебель и тонкая кора делают его неспособным к тому, чтобы его скручивали в нити и пряли как обычную коноплю; у него сильный запах, похожий на табак. Индейцы делают из его коры, выжатого сока листьев и семян ликёр, который имеет опьяняющее качество; и если хотят произвести более сильный эффект, они либо жуют, либо курят высушенные листья, смешанные с табаком. Маленький мускатный орех, гвоздика, камфара и опиум, смешанные с его соком, образуют композицию, которую индейцы называют Majek, и которая, по словам Clusius, такая же, как Малак турков.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Цветы. Чтобы приготовить гомеопатический препарат, собирают цветущие верхушки как мужских, так и женских растений, и сок, выжатый из них, смешивают с равными частями спирта. Некоторые рекомендуют только женские цветы, потому что они источают во время цветения сильный и опьяняющий запах, в то время как мужские растения полностью без запаха.
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «До настоящего времени семена Cannabis использовали, в основном, только в виде эмульсий и отваров. Раньше некоторые врачи, а именно Dodoens, Sylvius и Herliz, считали её полезной при некоторых видах желтухи. Благотворное влияние Cannabis при воспалениях мочевых органов полностью связано с её гомеопатическим действием, поскольку она обладает способностью вызывать аналогичное болезненное состояние в этих органах здоровых людей, эффект, который никогда не подвергался сомнению со стороны тех, кто экспериментировал с этим средством. Что касается самой травы, её используют только как популярное средство. Её также использовали персы и др., чтобы успокоить усталость, возникающую из-за чрезмерной ходьбы, как сообщил нам Chardin; этот эффект в равной степени гомеопатический. Мы также можем использовать Cannabis с большим успехом, в более аттенуированных дозах, при различных заболеваниях груди, органов чувств и т.д. Я обычно использую сок растения, смешанный с равными частями спирта и более не ослабленный, доза - небольшая часть капли; но 30-е разведение развивает лечебные качества растения в гораздо большей степени».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks: Cannabis можно использовать в таких случаях: Истерические состояния. Конвульсии. Столбняк. Акне. Gutta rosacea. Тупоумие. Мания. Меланхолия. Гонорея. Золотушная офтальмия, с разрастанием тонких слоёв роговицы. Пятна на роговице, оставшиеся после золотушной офтальмии. Старые пятна и язвы роговицы. Зарождающаяся лейкома. Паннус (поверхностный диффузный сосудистый кератит). Травматическая катаракта. Хроническая рвота. Боль в желудке. Уплотнение печени. Колики. Асцит. Запор, с задержкой мочи. Фимоз. Острые и хронические поражения мочевых органов. Нефрит. Цистит. Песок в моче (чередовать с Rosa canina). Дизурия. Гематурия. Импотенция. Аборт. Бесплодие. Бели. Периодическая астма. Пневмония, вызванная сильным напряжением. Короткое, угнетённое дыхание, обусловленное скорее ноющей болью, чем резкой болью. Кашель, с жёстким, зелёным отхаркиванием. Пальпитация сердца, с мучением; симпатическое поражение крупных сосудов. Судороги в голенях.
АНТИДОТЫ. В больших дозах несколько стаканов очень кислого лимонада: в небольших - Камфора.
CAPSICUM ANNUUM – КРАСНЫЙ ПЕРЕЦ или Chilly СИНОНИМЫ. Piper Indicum vulgatiasimum, Bauh. ???.,162. Vallia. Capo. Molago, Rheed. Mal., ii.tab. 35. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Poivre d’Inde, Poivre d’Espahna. Нем: Spanischer Pfeffer. Итал: Pepe di Guinea, Peperone. Исп: Pimentero annua, Pimiento da Indias. Порт.: Pimenta da India. Гол.: Spaansche Peper. Швед. и дат.: Spansh Pepper. Русск.: Перец стручковый. Араб.: Fetfel-achmar. Перс.: FulfUi-surkh. Там.: Mollagai. Отряд SOLANE?, Juss.; LURID?, Linn. - Pentandria, Monoygnia. Общие характеристики. Чашечка с 5-ю зубцами, неопадающая. Венчик вращается, 5-дольчатый. Пыльники сходятся, 2 камеры, растрескивающиеся. Ягоды без сока, тонкие, полые, от 2 до 4-х камер, многосеменные, голые. Семена голые. Специальные характеристики. Плодоносы одиночные. Плоды продолговатые, висячие. Черешки гладкие. Стебель травянистый. ИСТОРИЯ. Sprengel (Hist. Rei Herb., том i. стр. 201) назвал Piperitis или Siliquastrum Плиния Capsicum annuum Линнея, но Roxburgh сомневался, что это растение является уроженцем Азии, полагая его исключительно выходцем из Южной Америки, и в этом случае оно должно было быть неизвестно древним. Обычно используют лишь в качестве приправы. В качестве лекарственного средства в аллопатической школе он был в основном ценным как местный стимулятор для рта и горла при гангренозном фарингите и ангинозной скарлатине; также при диспепсии пьяниц, в качестве стимулятора желудка. Также использовали при холере, низких лихорадках, перемежающихся лихорадках и отёках. Д-р Wright (Med.Facts & observ.) превозносил его как средство против чёрной рвоты при лихорадках в тропиках. ОПИСАНИЕ. Capsicum annuum - травянистое 1-летнее растение, от 1 до 3-х футов в высоту. Плодоносы одиночные. Плоды продолговатые. Стебель почти простой, круглый, немного полосатый, гладкий. Листья яйцевидные, заострённые, цельные, черешковые, размещены не в обычном порядке. Черешки длинные, гибкие, обычно гладкие, но иногда, как и стебель, с небольшим оволосением. Цветы белые, боковые. Плодоножки длинные. Плоды гладкие и блестящие; очень переменные по форме и цвету - в некоторых случаях длинные, прямые, острые; в других - короткие, толстые и тупые; некоторые красного цвета; другие – жёлтые; иногда оба цвета на одном и том же растении. Сушёные плоды, продаваемые аптекарями, плоские, более или менее сморщенные, тупые или заострённые на одном конце, в то время как чашечка и стебель обычно прикреплены на другом конце. Длина ягоды - от 2 до 3 дюймов; шириной от половины до 3/4 дюйма; цвет желтоватый или красновато-коричневый; вкус горячий и острый; эпидермис жёсткий и кожистый; семена уплощены и беловаты.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Согласно большинству авторитетов, уроженец Восточной и Вест-Индии; согласно Roxburgh, сомнительный уроженец этих стран, и первоначально был из Южной Америки. Однако, его использовали как приправу во всех восточных странах, с незапамятных времён.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Зрелые капсулы и зёрна, которые растирают в порошок, а затем вливают в 20 частей спирта, или три первых разведения (аттенуации) производят растиранием.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. Capsicum относят к острым ароматическим веществам. Накладываемый на кожу, он вызывает красноту и является кожно-нарывным. Проглоченный в небольших дозах, вызывает ощущение тепла в желудке; в больших дозах производит чувство внутренного тепла в теле, возбуждает жажду, ускоряет пульс и оказывает стимулирующее влияние на органы мочеполовой системы, в чрезмерных дозах вызовет рвоту, опорожнение, боли в животе и воспаление желудка, согласно Vogt (Pharmakodyn, Bd., ii, стр. 581); парализованное и изменённое состояние нервных влияний, поражение головы, опьянение и головокружение, согласно Richter (AusfArzneim., Bd., ii. стр. 173). Известно, что сильный препарат кайенского перца вызывает смерть (Lond. Med. Gazette, vol. Txiii.)
ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ. Ниже приведены наблюдения Ганемана о растении. «У индийцев, где Capsicum (Piper Indicum seu Hispanicum) является коренным, его используют лишь как приправу. Этот обычай был имитирован в Англии, Франции, Италии и Германии, где они часто заменяют перец Cayenne (Capsicum baccatum), который ещё более силён. Цель состоит в том, чтобы стимулировать вкус и увеличить аппетит за пределы, предписанные Природой, и, таким образом, подорвать и уничтожить здоровье. Это сильное вещество мало использовали как лекарство. Однако Bergius сообщил нам, что он вылечил несколько хронических перемежающихся лихорадок тремя дозами Capsicum, каждая из 2-х гран, но он не назначал его в одиночку; из-за старого наследственного греха древнего режима медицины (смешивания лекарств) он объединил с ним лавровые листья в пропорции 20/3. Он не описал ни одной перемежающейся лихорадки, которую излечил, в соответствии со всей совокупностью симптомов, но удовлетворён тем, что дал имя, равно как и общий обычай среди практикующих старой школы, так что невозможно прийти к какому-либо заключению из его случаев. Врач-гомеопат более точно проявляет себя в лечении, за которое он берётся с Capsicum. Изучив чистые симптомы, вызываемые этим веществом у здоровых людей, он применит его лишь при тех естественных болезнях, где симптомы имеют наибольшую возможную аналогию. «Те люди, у которых волокно жёсткое, менее восприимчивы к действию Capsicum annuum».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks: Capsicum был найден полезным при перемежающихся лихорадках. Ностальгия, с покраснением щёк и бессонницей. Истеричная головная боль и мигрень. Невралгия тройничного нерва (Prosopalgia). Язвенный стоматит. Ангина афтозная. Изжога у беременных женщин. Спазм желудка. Тимпанит и метеоризм. Colica flatulenta. Диарея и дизентерия. Жгучий и «слепой» геморрой. Тенезмы мочевого пузыря. Гонорея. Asthma flatulenta. Грипп и т.д. ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ. Большинство симптомов проявляется вечером и ночью. Обострение симптомов при контакте, на открытом воздухе и холоде. АНТИДОТЫ. Camphora. Capsicum является антидотом Caladium и China.
MATRICARIA CHAMOMILLA – РОМАШКА ДИКАЯ ГОРЬКАЯ (АПТЕЧНАЯ) СИНОНИМЫ. Chamsemelum Yulgare. Chamomilla nostras. Lucanthemum. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Camomille commun. Нем: Feld-kamille, Halmer-cherz, Matricaire, Mutter-kraut. Гол: Maartel. Ital.: Matricaria. Исп.: Matricaria. Дат: Modcrut. Пол: Maruna-ziele.
Общие характеристики. Покров слегка выпуклый, тесно переплетенный, с несколькими продолговатыми, почти равными, перепончатыми чешуйками. Венчик комбинированный, лучистый. Цветки конического диска многочисленны, совершенны, трубчатые, с 5-ю равными, расширяющимися сегментами. Цветки луча многочисленные, ремневидные, растягивающиеся или завёрнутые, тупые, с 3-мя концевыми зубьями. Нити в трубчатых цветочках только волосистые, очень короткие. Пыльники в цилиндрической трубке. Зачаток во всех цветках обратно-яйцевидный, угловатый. Столбик нитевидный, не выдаётся. Рыльца распространённые, тупые. Околоплодника нет, но неизменнённая, расширяющаяся чашечка. Семена во всех цветках обратно-яйцевидные, угловатые, без какой-либо границы или кроны. Цветоложе голое, почти идеально цилиндрическое, полое.
Специальные характеристики. Листья гладкие, дважды-перистые; сегменты очень узкие, ремневидные. Покров почти плоский; его чешуйки неровные. ИСТОРИЯ. О Matricaria Chamomilla обычно умалчивали как о лекарственном растении, предпочитая Matricaria Parthenium и Anthemis nobilis. Её, однако, упоминал Dioscorides под названием Lucanthemum. Гиппократ восхвалял достоинства П????????, что, по словам Sprengel, было Matricaria; но Sibthorp считал, что это Matricaria Parthenium. Арабские врачи её не упоминали. Финны используют её настой в случаях чахотки. Жерар писал, что «она не хороша ни для мяса, ни для лекарства, но заслуживает одобрения против немощи матери, видя, что все вонючие вещи хороши против этих болезней. Также вызывает волдыри на руках пропольщиков и жнецов». Culpeper в своём «The English Physitian» дал такой любопытный рассказ: «Венера управляет этой травой и благодарит её за помощь своим сёстрам, и является общим усилителем матки, и устраняет такие недуги, которые вызваны невнимательной акушеркой». Также, согласно тому же автору, это особое средство против опиума, когда его принимают слишком либерально.
ОПИСАНИЕ. Это обычные 1-летние цветы, с V по VIII. Корень довольно велик, древесный и волокнистый. Стебель вертикальный, от 12 до 13 дюймов в высоту, сильно разветвлённый, сплошной; несколько угловатый, полосатый, гладкий, лиственный. Листья альтернативные, сидячие, обжимающие стебель, гладкие, темно-зелёные; верхние - простые, остальные вдвое перистые; сегменты ремнеобразные, очень узки и тонко заострены. Цветы многочисленны, верхушечные, одиночные, на полосатых, голых цветоносах. Чешуйки покрова несколько расширены наружу, округлены и тупы. Цветки лучевидные, белые, свёрнутые ночью, эллиптические, продолговатые, с 3-мя зубцами. Диск конический, очень выдаётся, из многочисленных жёлтых цветочков. Цветоложе продолговатое, почти цилиндрическое, голое, пунктирное. Семена угловатые, косые, бледно-коричневого цвета, совершенно лишённые какой-либо кроны или границы. В соответствии с наблюдениями Линнея, коровы, козы и овцы едят её; лошади и свиньи отказываются от неё. Синее эфирное масло перегоняют из цветков. Существует 3 вида этого растения: Matricaria Chamomilla, М. Parthenium и M. suaveolens; все они имеют одинаковые или почти одинаковые свойства. Этот род отличен от Pyrethrum тем, что у него нет кроны или хохолка, прикреплённого к семени.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Большинство частей Европы. МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ. Кукурузные поля, пустыри и дороги. ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Целое растение, собранное при цветении. Материнскую настойку получают путём отжатия сока всего растения, собранного свежим, и смешивают с 20-ю частями спирта. Разведения (аттенуации) готовят тем же образом, что указан в разделе Aconite.
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «Её широко использовали в качестве семейного лекарства при жалобах всех видов, главным образом быстро развившихся. Но врачи держали её слишком долго в презрении, не считая лекарством, а лишь популярным средством, позволяя пациентам использовать её в сочетании с их рецептами в больших обёмах, для настоек, чая и т.д., как внешние аппликации; в то же время, они давали внутренние лекарства, как если бы она всегда была безопасной и полезной, никогда не причиняющей вреда, по крайней мере, совсем неважной. Также они иногда заменяли её Anthemis nobilis, римской Chamomilla, не считая, что это совсем другой вид, обладающий различными свойствами. Таким образом, можем видеть, как сильно врачи были ослеплены в отношении растения, принадлежащего к классу мощных лекарств, когда были обязаны подробно изучить его свойства; не только, чтобы они могли сделать мудрые и верные выводы о применении, но и положить конец общим злоупотреблениям, указывая на то, что от неё могут быть получены хорошие последствия, а с другой стороны, когда её следует избегать. Но врачи и поныне не выполнили эту обязанность; они скорее соперничали с общественностью в назначении или разрешении использования этого мощного средства во всех случаях, без различия и в дозах всех степеней. Тем не менее, требуется лучик смысла, чтобы понять, что никакое лекарство в мире не может быть подходящим от всех болезней; что каждое имеет свой, строго определённый круг пользы, за которым каждое мощное лекарство, такое как Chamomilla, должно, конечно, осуществлять вредное действие пропорционально её энергии; и, следовательно, чтобы избежать шарлатанства, врач должен знать ранее, когда Chamomilla может быть полезна, а когда одни предрассудки; знать также, как соотносить дозы, чтобы они не были ни слишком сильными, ни слишком слабыми».
«Если бы мы не знали, по тысячам других доказательств, как невероятно слепа наука о медицине, которую называют практической на протяжении веков, и как её считали необоснованной для публики, то достаточно было бы беспристрастно исследовать, как она взаимодействовала со ссылкой на такое мощное средство, как Chamomilla. На самом деле, никакое лекарство, как бы поликрестным оно ни было, не может быть полезно и целительно в 1/10 части существующих заболеваний; и эта прерогатива не принадлежит Chamomilla. Но, допуская невозможное, предположим, что она может излечить 1/10 часть болезней, к которым человечество восприимчиво; не ясно ли, что, если её использовать повсеместно, она должна быть вредна для иных 9/10? Верно ли выиграть успех в 1-м случае, за травму других 9? Что подразумевать под воздействием вредных эффектов?». Слова обычного практика: «Я не вижу никого, кто зависим от Chamomilla. Конечно, я отвечаю; до тех пор, пока Вы не знаете о влиянии, которое столь мощное лекарство может произвести у здорового человека, то не можете воспринимать его как источник вреда, вызванного его использованием. Эти пороки, которые Вы полагаете принадлежащими самой жалобе, и приписываете их злокачественность этой жалобе; и, таким образом, Вы обманываете себя, в то время как наносите вред своим бедным пациентам. Но бросьте взгляд на бокал, который я держу за Вас; прочитайте сборник симптомов, относимых к Chamomilla; и затем, если Вы вернетёсь в свой ежедневный грех, если не ограничите своё привычное использование этого растения, посмотрите, сколько из кажущихся симптомов будет относиться к тем, которые принадлежат к Chamomilla, и судить о недомогании и боли, которые будут у больного при злоупотреблении этим веществом в тех случаях, когда оно не подходит, и когда дано в больших дозах».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks: Chamomilla подходит для венозных желчных конституций и для холерического темперамента. Подходит для раздражительного состояния нервной системы и чрезмерной чувствительности к боли. Все злые последствия моральных эмоций. Последствия гнева, ревности и досады; особенно при появлении сильных судорог грудной клетки и горла. Различные чувства младенцев. Крик младенцев, если длится несколько часов и т.д. Обморок и слабости истеричных женщин. Катаральные поражения с лихорадкой или без неё. Воспалительный отёк и уплотнение желез. Катаральная лихорадка. Лихорадка от прорезывания зубов. Диарея младенцев. Angina tonsillaris. Желудочные и желчные поражения. Крампи в голени и пр. Согласно Ганеману, очень небольшая доза Chamomilla кажется, способна уменьшить чрезмерную чувствительность к боли и эффекты, которые она производит на сознание. По этой причине она снимает многие из болезненных симптомов, вызванных чрезмерным употреблением кофе и наркотических веществ; и, с иной стороны, менее полезна тем, кто остаётся терпеливым и собранным при их страданиях.
АНТИДОТЫ. Coffea, lgnatia, Pulsatilla, Aconite, когда Chamomilla производит тянущую боль, облегчаемую движением. Многие неприятные симптомы, вызванные Chamomilla, когда у пациента не было привычки её принимать, устранит Coffea. Chamomilla также разрушает симптомы Coffea; но, если последний принимали привычно, это бесполезно, а также, когда симптомы соответствуют Nux Vomica.
CINCHONA OFFICINALIS – ПЕРУАНСКАЯ КОРА СИНОНИМЫ. Cinchona corona. Cinchona cinerea. Cinchona flava. Cinchona cordifolla. Cinchona lancifolia. Cinchona rubra. Cinchona oblongifolia. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Quinquina. Итал.: China-china. Исп. и порт.: Guina. Нем.: China. Гол.: China wast. Швед.: Kina bark, Kinkina bark. Дат.: Kina, Kina bark. Русск.: Хинная корка.
Отряд. RUBIACE?. PЕNTANDRIA, MONOGYNIA. Общие характеристики. Чашечка с 5-ю зубцами. Венчик блюдцевидный, с 5-частным отгибом, створчатый при летовании. Пыльники линейные, вставлены в трубку, не выступают, в очень незначительной степени. Капсула раскалывается перегородками на 2 орешка, открыта у спайки и увенчана чашечкой. Семена одеты в перепончатое рваное крыло (Lindley). ИСТОРИЯ. История открытия Cinchona неизвестна. «Она впервые была представлена в Европе как лекарство в середине XVII века иезуитами в Риме, которые получили её от своих братьев в Перу; поэтому она была названа корой иезуитов, Pulvis patrum, Pulvis vis Cardinalis de Lugo. Её лекарственные эффекты, конечно же, были неизвестны приезжим из Южной Америки, хотя многие сказочные истории были переданы нам в отношении первого действия, благодаря которому были обнаружены её достоинства как жаропонижающего. Например, Condamini рассказывал, что львы Южной Америки, страдающие от малярии, вылечились, поедая кору определённого дерева. Geoflroy дал информацию об индейцах, страдавших от этой болезни, излечившихся, выпив воду у источника, в который упала часть коры этого дерева. Он также рассказал, что она впервые стала известна испанцам благодаря индейцу, который был благодарен за спасение жизни. Humboldt, Bonpland и другие путешественники, однако, нашли выходцев из окрестностей Локса, где дерево растёт в большом изобилии, совершенно не знавших его целебных свойств; и Humboldt поведал о старом предании, что иезуиты, случайно обнаружив горечь коры, использовали её настойку при третичной малярии и, таким образом, познакомились с её ценными свойствами: это, он считал, гораздо более вероятное предание, чем те, которые приписывают её открытие львам или индейцам. Она была введена в Европу в 1632 году, хотя первым подлинным излечением, по-видимому, было излечение графини Chinchon, жены наместника короля Перу, в 1640 году; она, таким образом, получила название коры Cinchona и Pulvis Cometi?. Похоже, что иезуиты хранили тайну прекрасного жаропонижающего в течение многих лет, пока её не обнаружил английский врач сэр Robert Talbot, который практиковал в Париже в 1679 году; он вылечил Colbert, принца Кондэ и дофина, затем продал свой секрет Людовику XIV за 1600 фунтов стерлингов и ежегодную ренту в размере 80 фунтов стерлингов в год. В своё время она имела такую ценность, что была продана за 5 фунтов стерлингов за унцию. Это одна из особенностей старой школы медицины, и любопытно, что её первое введение было встречено самым яростным сопротивлением со стороны медицинской профессии. Её специфическое действие при перемежающейся лихорадке хорошо известно. И её, при определённых обстоятельствах, использовала аллопатическая школа от продолжающихся воспалительных лихорадок. При ревматизме и золотушном воспалении глаз. При болезнях, характерных атонией и слабостью. При хронических поражениях пищеварительного канала. При пассивных кровоизлияниях и обильных слизистых выделениях. При кахексии и в качестве местного вяжущего средства». Независимо от целебных свойств, гомеопат имеет дополнительный интерес к этому лекарству, как и специфический эффект, который оно произвело на Ганемана при переводе Materia Мedica Cullen; мы признательны за открытие гомеопатического закона.
ОПИСАНИЕ. Все виды - высокие кустарники либо большие деревья, обычно вечнозелёные и прекрасные, как листвой, так и в цветками. Из-за чрезмерного спроса на их кору они редко достигают полного роста. Lindley перечислил 26 видов, из которых 21 хорошо известен. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Южная Америка: район Локса, на перуанской границе Колумбии; Санта-Фе-де-Богота; леса Хуануко, в Перу, на 10о к югу от экватора; окрестности Аполобамба и Да Пас, в Боливии или Верхнем Перу, между 5 и 8о дальше на юг; в возвышенных долинах Анд, от 1200 до 10000 футов над уровнем моря. Лучшую кору добывают с деревьев, растущих на сухом каменистом грунте. Кору собирают с мая по ноябрь местные жители, которых зовут каскариллес. Деревья иногда вырубают для этой цели, но часто кору отделяют от растущих деревьев. Первый способ - лучший, потому что, если деревья вырубают, новые побеги быстро растут и становятся, в свою очередь, пригодными для пилинга через 6-7 лет. При обдирании деревьев всю кору, покрывающую слои и лыко, удаляют. Сушку обычно проводят не в лесу, где кора собрана, а в ближайшем населённом месте, и в этом процессе соблюдают большую осторожность, поскольку коммерческая ценность коры зависит от яркости её цвета внутри и отсутствия повреждений и лишайников, которые естественно прикреплены к коре. Неизбирательное и безрассудное уничтожение этого ценного дерева привело к том, что правительство Боливии сочло необходимым в 1838 году издать указ, запрещающий его сбор в течение 5 лет (Christison).
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Кора кроны, или Loxa Cinchona, или Cinchona flava, или Regia. Три первых препарата производят путём тритурации или путём вливания в порошок 20 частей спирта (последнее не рекомендуют). Лучшая кора Cinchona известна следующими свойствами: 1. Кора кроны состоит исключительно из слоёв, простых или двойных, прямых или почти, от 6 до 15 дюймов в длину, варьируемых в диаметре от размера тонкого стального пера до большого пальца, или несколько б?льшего размера и толщины. Эпидермис всегда цельный; внешняя поверхность заполнена мелкими продольными бороздами и пересекается с поперечными трещинами; за исключением самых тонких стволов, представляет различные оттенки серого, иногда склоняющегося к печёночно-коричневому цвету, и обычно покрыт неровно мелкими белыми лишайниками, которые придают ему кое-где вид серебряной скани. 2. Жёлтая кора (Cinchona flava) состоит частично из слоёв, частично из плоских кусков. Слои, именуемые в Перу Calisaya acolada, обычно имеют длину от 9 до 15 дюймов, от 1 до 2-х дюймов в диаметре и от 1/8 до 1/3 дюйма в толщину; несколько, однако, значительно меньше и тоньше, но тонкие слои никогда не видны, как те, которые составляют значительную долю коры короны и серой коры; они, как правило, одиночные и облегающие эпидермисом. Сильно пересечены продольными морщинами и поперечными трещинами, нередко очень грубыми, в цвете серовато-коричневыми, пёстрыми, с большими серовато-белыми пятнами от налипших лишайников. Внутренняя поверхность гладкая, продольно-волокнистая, чистая и желтовато-светло-коричневая, в отличие от коры кроны. Поперечный перелом закрыт, но волокнист и осколочен, и волокна ломаются при растирании в мельчайшие острые спикулы, которые раздражают кожу; вкус и запах, как в коре кроны, но сильнее. Плоские кусочки, или Calisaya plancha перуанцев, иногда сохраняют эпидермис, но чаще всего полосатые. Оба представляют все качества хвойного сорта, за исключением того, что полосатые кусочки внешне имеют светло-коричневый цвет их внутренней поверхности, и не содержат трещин и морщин. Они от 8 до 18 дюймов в длину, между линией и толщиной в полдюйма, и от 1 до 4-х дюймов в ширину (Christison, Disp., стр. 323).
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. Доктор Friend (Com., C. Xiv.) утверждал, что 1,5 унции сильного отвара коры, введенного в яремную вену собаки, вызывали сильное биение сердца и частые спазмы; больше половины унции вызывали столбняк и смерть. На человека. Местные эффекты вяжущие или слегка раздражающие; конституциональные эффекты больше проявят неупорядоченное состояние сосудистой и цереброспинальной систем. В ряде состоянияй системы Cinchona работает как раздражитель или стимулятор. Pereira (Elements of Materia Medica, статья Cinchona, стр. 1091) сделал следующие замечания: «Если человек в состоянии совершенного здоровья принимает небольшую дозу коры, нет никаких очевидных эффектов или, возможно, небольшая жажда, может возникнуть небольшое расстройство или временное нарушение работы желудка. Если дозу повышать, работа пищеварительного канала нарушается (тошнота, рвота, потеря аппетита, жажда и запор или даже очищение (понос)); создаётся фебрильное состояние системы, проявляющееся в возбуждении сосудистой системы и сухого языка, а церебро-спинальная система становится расстроенной, что проявляется пульсирующей головной болью и головокружением».
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «Opium, как и China - лекарства, которые подвергались наибольшему злоупотреблению, к большому вреду человечества. Она не только была неспособна причинить вред, но и считалась наиболее безопасным и эффективным средством практически при всех болезнях, особенно там, где была слабость, и часто давали в течение недель и месяцев вместе, в сильных дозах, повторяя несколько раз в день. Это, очевидно, ложный путь, и оправдывает упрёки, которые я так часто высказывал практикующим врачам, искать в ранее сформированных мнениях, в гипотезах, основанных на фантазии, в теоретических положениях и случайных эффектах, которые в экспериментальной науке нужно искать в беспристрастных испытаниях и наблюдениях, сделанных с особой осторожностью. Предлагаю эти последние средства, чтобы избежать догадок и традиционных мнений, которые не прошли испытание опытом; и, в отношении China я доказал, что, хотя это во многих случаях является определённым средством, оно, тем не менее, вызывает у людей болезненные симптомы в здоровье, часто очень сильные и длительные. Этого достаточно, чтобы опровергнуть полученное мнение о том, что China никогда не бывает вредна и совершенно невиновна, и что она действует только как лекарство».
«Не менее точным является то, что её болезненные последствия для людей в хорошем состоянии, и частая неудача, когда её используют обычные практикующие врачи, и обострение, вызванное повторными сильными дозами при многих заболеваниях, которые в конечном итоге оказываются неизлечимыми, полностью связаны с ошибкой давать её в тех случаях, когда она неприменима, и в больших дозах; и это всегда приписывают обострению естественного заболевания, происходящего само по себе, а не по вине врача».
«1. Quinine является одним из самых мощных растительных лекарств, его применяют против болезни, к которой он действительно применим, и когда субъект подвергается серьёзному приступу болезни. Я нахожу, что одна капля настойки, настолько разбавленная, что содержит только квадриллионную часть экстракта Quinine, часто слишком сильна, но всегда достаточно мощная, чтобы выполнять всё то, как это лекарство может повлиять на такой случай; очень редко пациенту требуется вторая доза. Длительный опыт, основанный на тщательном наблюдении, привёл меня к уменьшению дозы до такой степени, и это ясно показало мне, что даже самые высокие разведения осуществляют более сильное действие, чем требуется. Таким образом, я продолжал, постепенно уменьшая степень разведения, до тех пор, пока не достиг точки аттенуации, достаточной для полного излечения, не действуя так сильно, чтобы замедлить его. 2. Очень небольшая доза China действует, но очень короткое время, едва более 2-х часов; но мощные дозы, которые обычно дают, действуют целыми неделями, если рвота или понос не ослабляют систему. Таким образом, мы можем судить о том, насколько далеко обычная практика оправдана в прописи огромных доз Quinine, часто повторяемых несколько раз в день. 3. Если гомеопатический закон верен, и его истина не может быть отвергнута, поскольку основана на самой природе, поскольку лекарства могут лечить только те болезни, которые состоят из симптомов, аналогичных тем, которые они возбуждают у здорового человека, - мы обнаруживаем, изучая симптомы, выраженные Quinine, что это действительно относится к немногим случаям, а также к тому, что его чрезвычайно сильное действие часто позволяет одной маленькой дозе воздействовать на почти чудесное излечение. Под исцелением я понимаю восстановление здоровья, а не нарушение каких-либо последовательных жалоб. Применяют ли медики к этому слову какой-либо другой незнакомый мне смысл? Например, говорят ли они, что перемежающаяся лихорадка излечивается, когда она была подавлена Quinine, в случае, не соответствующем ей? Я знаю, что все недуги обычного типа и почти все прерывания, даже те, на которые China не схожа, подавляются и замалчиваются чрезмерным влиянием этого лекарства в огромных и часто повторяемых дозах. Но неужели несчастные пациенты действительно восстановили здоровье? Разве лекарство, не сочувствующее существующей болезни, просто превратило её в другое (хотя оно не возвращается с помощью отдельных и регулярных приступов), более продолжительное и менее очевидное? Правда, пациент больше не может жаловаться, что его пароксизмы повторяются с фиксированными интервалами; но наблюдайте за длинной чередой страданий, телесных и психических, вызванных средством, в которых сама смерть, в некоторых случаях, была бы благословением».
«Это здоровье? Признаюсь, это не перемежающаяся лихорадка, но никто не может утверждать, что это действительно здоровье. Это ещё одно нарушение, без которого его нельзя было бы уменьшить и приостановить. Если в некоторых случаях конституция отбрасывает это новое заболевание через много недель, перемежающаяся лихорадка, которая была приостановлена, вновь возникает в более тяжёлой форме, потому что организм был так повреждён лечением, которое он претерпел. Если приём China долго продолжать, чтобы предотвратить возвращение перемежающейся лихорадки в соответствии с полученными мнениями, то устанавливается хроническая болезнь Quinine».
«Это характер большей части сомнительных излечений с помощью Quinine; потому что наши практикующие врачи не знают, в каких случаях это лекарство действительно подходит. При подавлении или приостановке примитивного расстройства, возбуждая Quinine более сильное заболевание, они видят только упрямство первого, развитие его симптомов и его неотъемлемую злокачественность, поскольку не знают его истинного источника; и не считайте это фиктивной болезнью, она такая, какой есть на самом деле. Изучение симптомов Quinine у здоровых людей может только открыть понятие тем, кто не глух к голосу совести, и кто стремятся принести пользу своим собратьям. Но то, что является наименее оправданным, - это злоупотребление Quinine во всех случаях слабости, как это практикует и считает рациональным преобладающая школа. Поскольку все болезни сопровождаются слабостью и аллопатическое лечение может привести к полному истощению, едва ли есть какие-либо попытки, направленные на укрепление силы большими дозами Quinine (настойками, отварами, экстрактами, электуариями (лекарственная кашка) или в виде порошка). Его щедро используют, неделями и месяцами, в качестве главного благословения больного. Если бы таблицы смертности могли говорить, они бы напугали нас рассказом о вреде, вызванном этим злоупотреблением. Мы также не должны быть менее шокированы, если бы могли видеть список тех, кто был осуждён в оставшейся части своей жизни на муки астмы, лейко-флегмазии и желтухи, на спазматические поражения, органические поражения, болезни кишечника и истощающие лихорадки».
«Я обращаюсь к здравому смыслу практикующих врачей. Как они могут, таким образом, без разбора назначать Quinine во всех случаях, сопровождаемых слабостью? Как они могут ожидать, что будет дана сила любому человеку, чьё бессилие против болезни явно? Знают ли они, что человек быстро восстанавливается надлежащим образом, не видя, как его сила возвращается сама по себе, когда его жалоба исчезла? Но если слабость может только прекратиться излечением жалобы, как абсурдно пытаться её удалить, не снимая её причины! То есть, давая вино и кору инвалиду, который находится под воздействием болезни. Чтобы вылечить всю слабость, Quinine должен быть универсальным средством; но печальный опыт доказал, что это не так, поскольку симптомы, которые он возбуждает, также доказывают, что он обладает характером средства или действительно лечебными свойствами, но в нескольких случаях. Это правда, что, сначала принимая Quinine, он ненадолго возрождает силы инвалида, который находится под воздействием самой страшной болезни. Он поднимается в своей постели, как по волшебству; хочет встать и одеться; его голос сильнее; он решительнее; пытается ходить и жаждет пищи. Но близкий наблюдатель увидет в этом неестественное волнение. Через несколько часов болезнь вновь набирает силу, и часто смерть приближается с удвоенной скоростью. Подозрительную силу, которую пациент испытывает на краткое время, всегда сопровождают плохие последствия, кроме тех случаев, где Quinine является истинным средством. Тогда мы поймём, что болезнь и слабость прекращаются вместе; но это не обычный случай, потому что существует лишь небольшое количество заболеваний, которые Quinine способен быстро, длительно и абсолютно вылечить. Во всех иных случаях он пагубен, пропорционально его великой лекарственной силе. Фактически, это правило без исключения, что все лекарства, которые не излечивают, потому что они не надлежащим образом адаптированы к рассматриваемой жалобе, наносят вред, исходя из их потенции и значительности доз. Поэтому медики должны изучать воздействие на здоровых людей и видеть изменения, произведенные на них, прежде чем они попытаются вылечить болезнь и слабость агентом, столь чрезвычайно могущественным. Они должны познакомиться с различными формами болезни Quinine, прежде чем смогут определить, в каких случаях это подходящее средство; т.к. лишь те, которые напоминают его собственные симптомы, могут быть излечены им. Не следуя этому правилу, мы отклоняемся от правильной дороги и делаем больше вреда, чем пользы. Но когда мы проводим добросовестное исследование и не позволяем себе руководствоваться теориями, обманчивыми названиями болезней и неопределёнными авторитетами, то находим это вещество истинным средством, которое действительно и прекрасно адаптировано к случаю, о котором идёт речь, тогда Quinine придаёт истинную силу. Он укрепляет, так как излечивает; чтобы восстановить силы, их нельзя влить в тело отварами из вина и коры».
«В некоторых случаях слабость - это сама болезнь, тогда Quinine даёт настоящую силу, потому что вылечит. Это проявляется, когда поражение зависит от причин истощения. Тогда почти все остальные симптомы совпадают с China; в другом случае, если не существует другой болезни, увеличивающей потерю тканевой жидкости и т.д., эта слабость, становясь болезнью, поддается 1-2 слабым дозам, при условии, что в то же время необходимо заставить пациента вести соответствующую жизнь, включающую питательный режим, чистый воздух, развлечения и т.д. Тогда небольшие дозы столь же полезны, как и большие (неоднократно принимаемые, они являются предвзятыми). Известная ценность Quinine в случаях слабости, вызванной обильной потерей различных тканевых жидкостей, как правило, даёт практикующим врачам систему, наиболее универсально принятую. Метод заключён в создании слабости, за счёт извлечения тканевых жидкостей, имея в виду устранения вредного вещества более легко. Когда такое лечение, особенно то, что основано на слабительных, продолжают некоторое время, не только раздражение кишечного канала вызовет заболевание, которое приостанавливает прежнее, до тех пор, пока, если оно острое, он не достигнет своей цели, но возникнет состояние слабости, где Quinine действительно эффективен. Но никто не знает, какой смертельной ценой это лекарство получено».
«Таким образом, среди прочего, весенние третичные лихорадки, которые, если их не лечить, продержатся несколько недель, требуют от этого лечения нескольких месяцев; в конце чего пациент радуется, что его жизнь была спасена, а нескольких дней было бы достаточно для лечения его первой болезни. Следовательно, правило, которое так часто насаждали, не давать Quinine при перемежающейся лихорадке, пока тело не было полностью очищено от всех болезненных веществ или, что то же самое, до тех пор, пока кишечная болезнь, произведенная искусством, не превысит естественный срок течения лихорадки; так что остаётся только слабость, против которой, по-видимому, Quinine успешен, после того как пациент пережил длительные страдания. Это было и до сих пор называется, во многих случаях, действовать методично и рационально. Это так же, как и грабить вдову и сироту, чтобы обогатить кружку сбора средств для бедных. Quinine, имеющий как первое следствие эффект слабительного, окажется, по этой причине, очень полезен в некоторых случаях диареи, если у пациента нет других симптомов, противостоящих ему».
«При изучении случаев влажной внешней гангрены можно увидеть, что в общей привычке пациента могут проявляться болезненные симптомы, сходные с симптомами Quinine, что объясняет, почему перуанская кора столь ценна в таких обстоятельствах. Я иногда видел боли, где просто прикосновение или наименьшее движение увеличивало их интенсивность, и которые, как описано страдающими, очень напоминали те, которые вызывал Quinine, сразу же уходят, наконец, и полностью от небольшой дозы разбавленной настойки, хотя приступы часто повторялись; зло исцелялось, а здоровье восстанавливалось, как по волшебству. Ни одно другое лекарство в мире не может произвести такое действие, потому что ни одно не может вызвать этот симптом. Quinine редко эффективен, если не беспокоит остальные части пациента в ночное время, так же как и лиц, пребывающих в состоянии здоровья, которые его испытывали».
«Есть некие малочисленные случаи нагноения в лёгких, в основном таких, которые сопровождают стреляющие боли в грудных железах, возбуждение или увеличенное внешнее давление, которые были вылечены Quinine, при условии схожести в других симптомах. Затем одна или две слабые дозы, разделенные длинным интервалом, вызвали излечение. Есть также несколько случаев желтухи, напоминающих симптомы Quinine. Дают одну или не более двух доз настойки, и здоровье полностью восстанавливается».
«Перемежающаяся лихорадка должна иметь очень близкое сходство с симптомами Quinine, поскольку это лекарство является истинным средством; в этом случае болезнь побеждают одной дозой. Но лучше сразу же дать сразу после приступа, прежде чем природа успеет подготовить следующий. Всякий раз, когда врачи стремятся, в больших дозах, пресекать лихорадку, где это не уместно, они дают её непосредственно перед приступом - период, когда это насилие, настолько, что его боятся в постэффекте, который производит, безусловно, ожидаемый от него эффект. Quinine даёт постоянное излечение перемежающейся болотной лихорадки лишь в том случае, если пациент может изменить климат во время лечения, и пока его сила не восстановится. Если же останется в болотистой местности, причина его болезни продолжает действовать на него, и средство, хотя и повторяют, не даст никакого эффекта. Таким же образом, жалобы, вызванные злоупотреблением кофе, легко поддаются надлежащему исправлению, но появляются время от времени, если этот напиток не прекращают принимать. Но как мы можем примирить экстраординарную манеру, в которой используют Quinine, с идеей замены других препаратов на это вещество, которое так явно отлично от всех других лекарств, кстати, что оно изменяет здоровье человека, и энергию, с которой действует на него Как мы можем рассчитывать найти заменитель Quinine, то есть встретить среди веществ, столь сильно отличных от него, одно, обладающее теми же достоинствами? Каждый вид - животные, овощи или минералы - разве это не отдельное существо или вещество, которое нельзя смешивать с каким-либо другим, даже внешним видом? Был ли когда-нибудь так близорук человек, чтобы спутать перуанскую кору с ивой или пепел с конским каштаном, - деревья, которые так мало похожи друг на друга? Эти различия применимы только к одному чувству; как их следует умножать, используя все; и тем более, когда различные вещества проверяют, пытаясь повлиять на здоровье людей?».
«Я признаю, что вещества, которые были предложены в качестве заменителей Quinine, от пушистого пепла до смиренного лишайника, от мышьяка до хлорида аммония, все подавили перемежающую лихорадку. Но наблюдатели заявили, говоря о них, что каждый из них часто преуспел, когда Quinine потерпел неудачу или нанес вред. Разве не ясно, что эти лихорадки не были похожи друг на друга? Если бы они были гомеопатичны по отношению к Quinine, он бы вылечил их, и никакое другое лекарство не могло бы это сделать. Не только в горечи, терпкости, аромате Quinine, но и во всей его сущности, существует неделимое и динамичное свойство изменения состояния здоровья; в отношении которого он отличается от любого другого известного лекарства. Каждое из лекарственных веществ, которым хвастали от перемежающих лихорадок, существующих у человечества, по законам природы, наделено особым действием, свойственным самому себе. Авторам всех назначений: каждое лекарство должно различаться пропорционально всем остальным, чтобы было достаточно разнообразия способов действия, для удовлетворения всех симптомов непреодолимых заболеваний, которым подвержено человечество. Если каждое жаропонижающее, которое в некоторых случаях не сработало, действительно вылечит другие, как я утверждаю, в тех случаях, когда оно было использовано отдельно, это должен был быть тот случай, когда болезнь соответствовала ему одному, и отличалась от того, что вылечило другой случай. Следовательно, те лихорадки, которые излечиваются различными средствами, должны отличаться друг от друга, а также сами средства, которые поэтому не могут считаться эквивалентными или способными к тому, чтобы заменить друг друга». «Природа гораздо более разнообразна в свойствах, которыми она наделила лекарства, чем предполагали компиляторы Materia Medica. Кроме того, она бесконечно более разнообразна в многобразиях, которые вызывает в человеческой системе, чем патологи знают о нескольких десятках форм болезней, где даже они не могут создать верную картину».
«Этого мало; если при смешивании Quinine вместе с железом, как они делают, врачи производят смесь неприятного внешнего вида и вкуса, которая похожа на чернила; но им следует сказать, что результатом является вещество, не обладающее ни пользой коры, ни железа. Это потому, что железо иногда действует как противоядие в случаях, когда Quinine был вреден; в то время как Quinine остановил последствия, вызванные неверно данным железом. Железо, однако, может уничтожить лишь часть вредных свойств Quinine, например, такие, которые имеют аналогию с симптомами, вызванными первым у здорового человека. После длительного лечения, когда были даны большие дозы Quinine, часто остаются многие неудобства, которые требуют других лекарств. Очень часто эти болезни Quinine доходят до такой степени раздражения, что трудно освободить страдающего от них, и вырвать его из лап смерти. В таких случаях дают Ipecacuanha, чаще Arnica, а иногда и Belladonna, согласно характеру симптомов. Veratrum album подходит, когда Quinine вызвал озноб тела, с холодным потом, при условии, что есть также сооответствия симптомами болезни и лекарствам».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack and Trinks: Общее действие China приводит к состоянию астении. Исчерпание жизненных сил всего организма или отдельных частей, органов и систем, сопровождающееся чрезмерной чувствительностью и раздражительностью нервов, или расслаблением твёрдых тел. Дефицит животного тепла. Предрасположенность к пассивному кровоизлиянию, из каждого отверстия тела, и разложение органического вещества. Заболевания с периодическим типом указывают на China. China особенно подходит для слабости, вызванной большой потерей животных жидкостей, особенно после чрезмерных и часто повторяющихся венесекций, а также после кровотечения (в данном случае также Aur.); после изнурительных катарсисов и слабительных (поэтому часто оказывается полезной при острых поражениях, которые лечили в старомодной манере). При галакторее после длительного кормления, которую часто сопровождают анемия, отёки ног, истощение; после чрезмерной потери жидкости, обильного пота; повышенном слюнотечении, нагноении; при диарее, возникающей из-за слабости и атонии пищеварительного аппарата; при лиэнтериях, возникающих по аналогичной причине; после долгого бдения ночью; после тяжёлых острых заболеваний; при чувствах, вызванных продолжением неумеренных страстей, умственных напряжений и недостатком сна. Во всех таких случаях обычно присутствуют некоторые из следующих симптомов: чрезмерная чувствительность всей нервной системы; слабость, истощение, непереносимость шума; чрезвычайная тревога и чувство страха; ипохондриия; паралич; пение, звон и рёв в ушах, бледность лица; обмороки; пот от малейшего упражнения, особенно на затылке и шее, спине, груди и бёдрах; беспокойный ночной сон, нарушенный страшными фантазиями и снами. Атрофия. Астенические пассивные воспаления. Ревматические поражения и лихорадки. Геморрой. Артрит. Гидраргироз. Сухая и влажная гангрена. Лихорадки. Азиатская холера. Медленная лихорадка. Периодические лихорадки. Озноб; короткий озноб, без жажды; озноб, затем тепло; жажда, за которой следует озноб; озноб, без жажды; внутренний жар и внешняя холодность; жар, со жгучей жаждой. Кровотечение из носа. Нервная и ревматическая прозопалгия. Гастритические расстройства. Желудочные и желчные поражения. Гастралия и кардиалгия. Тимпанит. Желчная диарея. Желтоватая диарея. Диарея, не чувствует позыв. Аменорея. Длительное выделение лохий. Бели. Кровохарканье. Плеврит. Пневмония, тахикардия. Острый суставной ревматизм и т.д. АНТИДОТЫ. На небольшие дозы - Arsenicum. Arnica. Belladonna. Calcarea. Capsicum. Carbo vegetabilis. Cina. Ferrum. Ipecacuanha. Mercurius. Natrum. Nux vomica. Pulsatilla. Sepia. Sulphur и Veratrum. Selenium усугубляет боли, вызванные China.
CICUTA VIROSA – ВЕХ ЯДОВИТЫЙ Вех ядовитый, водный вех ядовитый, длиннолистовый водяной болиголов. СИНОНИМЫ. Cicuta aquatica, Murray, Bergius, Wepfer. Sium alteram olusatri facie, Lobel, Bay. Sium eruc? folio, Bauh.???. Sium majus angustifolium, Park, Hall, Flor. Dan. Cicuta virosa, Huds. Flor. Ang., Engl. Bot. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Cigue vireuse, Cicutaire veneneuse, Cigue d'eau. Нем.: Der Wutherich. Гол.: Water-scheerling. Итал.: Cicuta virosa. Порт.: Cegude. Дат.: Vand skarntyde. Русск.: Омег.
Отряд. UMBELLIFER?. - PENTANDRIA, DIGYNIA. ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. Цветы однородные, совершенные, почти симметричные. Чашечка 5-зубчатая, несколько листовая. Венчик из 5 обратных сердечных лепестков, с вогнутой вовнутрь точкой. Нитей 5, тонкие, распространяющиеся примерно до венчика. Пыльники округлые. Зачаток нижний, полусферический, сжатый, ребристый. Столбика 2, нитевидные, короткие, вертикальные, едва распухшие у основания; впоследствии удлинённые, распространяющиеся и постоянные. Рыльца тупые, почти головчатые. Цветоложа вогнуты, увядающие. Плоды округлые, скреплённые по бокам. Двойные плоды с 5-ю плоскими равными рёбрами, из которых 2 боковых образуют границу. Промежутки с одиночными тяжем, даже в высушенном состоянии, но затем менее приподняты, чем рёбра. Место сочленения имеет 2 тяжа под свободной мембраной. Карпофор (плодонос) 2-хсекционный, поперечный разрез. Семя почти круглое. Общий покров из нескольких листьев или неполноценный; частичный, из многих листьев. Цветы белые.
Особые характеристики. Тело корня полое, разделено на ячейки поперечными отростками; волокна расположены в скрученных пучках. Листья дважды тройничные. Сегменты копьевидные, зазубренные. Зонтики напротив листьев и верхушечные (Baxter). ИСТОРИЯ. Некоторые авторы (среди них Haller), считали Cicuta Virosa x??e???? Dioscorides, и траву, из которой был извлечен яд, греки использовали для убийства своих преступников; другие полагали, что была использована смесь различных веществ. Однако маловероятно, чтобы это растение, будучи, от чрезмерной вирулентности, более подходящим инструментом смерти, было использовано в предпочтении к Conium. Сократ выпил Cicuta, также как и Phocion; однако, недавние критики считают, что афинская Cicuta и Conium идентичны. Хотя ранее его прописывали, теперь его использование повсеместно заменяют Conium maculatum, и в настоящее время лишь изредка используется старой школой в качестве припарки для облегчения подагрических и ревматических болей.
ОПИСАНИЕ. Cicuta Virosa - многолетник. Цветёт в июле-августе. Корень бугрист, полый, разделён на ячейки поперечными перегородками; волокна цилиндрические, тонкие, в мутовчатых пучках. Стебель от 2 до 4-х футов высотой, полый, листовой, разветвлённый, бороздчатый, гладкий, часто красноватый; его нижнюю часть поперечные перегородки делят на большие ячейки. Листья на длинных черешках, дважды тройчатые, ярко-зелёные. Листочки копьевидные, заострённые, резко и глубоко зазубренные, от 1 до 2-х дюймов в длину, более или менее уменьшающиеся; верхние листья очень узкие. Зонтики вертикальные, крупные, многолучевые (из очень многочисленных тонких лучей), частично верхушечные, частью напротив листьев. Неполный покров из многих мелких остроконечных листьев. Цветы белые. Лепестки маленькие, равные, сильно загнуты вовнутрь. Пыльники и столбик красноватые. Плод сжат, округлый, гладкий, ребристый, почти чёрный. Это один из самых известных растительных ядов.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Уроженец всей Европы и Сибири; и Северной Америки, между шир. 54° и 64°.
ЛОКАЛИЗАЦИЯ. В канавах, и по краям рек и озёр. Не распространён во всей стране; его главные ареалы - в Бедфордшире, Оукли-Спрингс. Cambridgeshire: между Ely и Prickwillow; у реки около мили ниже Prickwillow Bridge. Чешир: ямы возле малого торфяника, в миле от Стокпорта; Пруд, в 2-х милях от Нортвича по дороге в Честер и Бреретон-Мер; в бассейне, недалеко от Нантович. Камберленд: Кесвик; берега Ирбита в Уолтоне и Иртхитоне. Херефордшир: Херефорд, на берегах рек, в Walks. Кент: между Кентербери и Эшфордом. Lincolnshire: в восточном Фене, главным образом по краям узких каналов. Миддлсекс: рядом с Хаунслоу; Денхэй; у одного из прудов у дороги в Хейсе. Норфолк: у реки над Нориджем; Старый Уолсингем; Iloveton Common. Нортумберленд: Лирмут. Ноттс: Ноттингем-парк и т.д. Шропшир: около Хаттона; в Бильдвасе; Whiston Marsh; Ellesmere Mere; Оксен-бассейн, недалеко от Шрусбери и т.д. Сомерсет: на некоторых болотистых участках возле Шептон-Маллет и в Бертли-Мур; у канала в Бангемптоне. Стаффордшир: Кингстон-Билль, недалеко от Стаффорда. Саффолк: около Храмового моста, Кавенхам; берегов Вави, между Экклесом и Олавеем; Ярмуте - не редкость. Суррей: в Баттерси. Йоркшир: около Тирск и Норталлертон. Шотландия: в графствах Бервик, Дамбартон, Дамфрис, Эдинбург, Файф, Форфар, Ланарк, Роксбург и Стирлинг, но не часто. В ИРЛАНДИИ, но редко.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Свежий корень, толстый, белый, мясистый, удлинённый, прозрачный, полный волосков и полый; собранный в начале цветения, и из которого выжат жёлтый сок, с сильным и неприятным запахом, и едким, разъедающим вкусом. Его смешивают с равными частями спирта, и готовят различные аттенуации, как указано ранее.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. На животных. Хотя совершенно безвреден для ряда животных, таких как козы, лошади и овцы, для других, а именно для рогатого скота, собак и т.д., он является самым ядовитым и смертельным ядом. Wepfer (Cicutac aquaticae, Historia et Notce, С. 135-76, 1679) дал псу унцию корня этого растения, разрезанного на мелкие кусочки; через полчаса у животного появились пена у рта и рвота; последовало сильное судорожное движение; в одно время эмпростотонус, потом опистотонус; неспособность оставаться неподвижным и, пытаясь ходить, падение на одну сторону: это состояние длилось 2 часа. После смерти во всём пищеварительном канале были обнаружены ядовитые пятна. Тот же автор делал различные эксперименты на собаках, волках и орлах, как с корнем, так и соком, и все давали аналогичные результаты. При обследовании после смерти пищеварительный канал был обнаружен воспалённым, а иногда и гангренозным; полости сердца были заполнены кровью, иногда жидкостью, у других - коагулированы. Лёгкие, часто пропитанные кровью, были воспалены, как и печень. Полости головного мозга содержали небольшую серозность; сосуды головного мозга растягивались чёрной кровью.
Линней дал такую информацию о сильных эффектах Cicuta на рогатый скот: «Здесь мне сообщили о болезни, которая вызвала большие разрушения среди крупного рогатого скота в этом районе, и которая была настолько опасной, что, хотя животных свежевали даже до того, как они были холодными, где бы их кровь не соприкасалась с человеческим телом, это вызывало гангренозные пятна и язвы. У некоторых людей разбухли руки и у одного – лицо, из-за крови, попавшей на него; многие люди погибли от этого, так что никто теперь не рискнул бы свежевать скот. Все в Торнеа постоянно говорили со мной о болезни, которой был подвержен их рогатый скот, и которая убивает многих из них в течение зимы, когда они теряют от 50 до 100 голов крупного рогатого скота почти каждый год. Гуляя, чтобы осмотреть луг, на который они впервые попали на траву, я обнаружил, что это трясина или болото, где Water Hemlock, Cicuta aquaiica (Cicuta virosa, Engl. Bot.) росли в изобилии (Linneus, Lachesis Lapponica, vol., ii, pp. 136-40, trans. by Sir J. E. Smith). Эта болезнь не давала никакого постоянного прогресса, и не заражала инфекцией от одного животного к другому. Коров вывозят весной, чтобы накормить на лугу недалеко от города. Симптомы отличны в разных случаях; но весь крупный рогатый скот, который кормили всем без разбора, охватывает отёк живота, который сопровождают судороги, и они умирают с ужасным мычанием через несколько дней. Никто не смел рисковать свежевать туши, и опыт показал, что не только руки, но и лицо, в результате тёплого пара от туш, стали воспаленными и гангренозными, и наконец, следовала смерть. Едва я сошёл с лодки, на которой меня привезли на луг, как Cicuta предстал предо мной, объясняя причину всего этого разрушения. Малейшее наблюдение учит нас тому, что животные различают естественным инстинктом те растения, которые полезны для них, и такие, которые ядовиты. Поэтому крупный рогатый скот не употребляет этот вех летом или осенью; но когда, в начале весны, трава короткая и её недостаточно для корма, вероятно, также, погружена под воду, и едва ощутим запах, они не могут отличить полезные от вредных видов. Я заметил, что везде прикорневые листья только подрезаны, а другие нет, что подтвердило моё утверждение. На соседнем лугу я видел, как это растение срезано с сеном на зимнюю пищу, так что неудивительно, что в этом состоянии часть более осторожного скота уничтожаются им (Linn. Flor. Lapp., 2nd edit., стр. 76)».
На человека. Многие несчастные случаи со смертельным исходом произошли из-за неверного поедания корня cicuta virosa, что связано с обычным пастернаком. Однако, всё растение ядовито. Симптомы, вырабатываемые корнями, - головокружение, тусклость зрения, головная боль и затруднённое дыхание; жгучая боль в желудке и рвота, сопровождаемая жаром и сухостью горла и, в ряде случаев, судороги, предшествующие смерти. Слизистые оболочки были гиперемированы, а тёмная жидкая кровь в пазухах головного мозга. Wepfer (1 c.) упоминал случай человека, который съел в основном корень, у него сильно раздуло лицо, с экзофтальмом, он дышал с большим трудом, с пеной у рта. Возник сильный эпилептический припадок, его конечности стали тетанически ригидными; было судорожное дыхание, полное отсутствие сознания, состояние вскоре прервала смерть. Единственно заметными знаками были текучесть крови и пятна гиперемии на слизистой оболочке желудка.
Четверо детей, от 5 до 7 лет, ели корни этого растения вместо пастернака; в течение получаса все они были охвачены сильной тошнотой, жгучей болью в эпигастрии и коликами в кишечнике. Они жаловались, добравшись до дома, на тошноту, от которой им давали тёплое молоко. Были позывы на рвоту; у одной была полная рвота, но у других троих ничего не выделялось из желудков. У 2-х из них боли постепенно нарастали, и примерно через 2 часа с момента, когда они съели корни, была полная кома, с тетаническими судорогами, крепко стиснутыми челюстями, хрипы, и раздутым лицом, имея вид головы человека, который находился несколько часов под водой; пульс перемежающийся, иногда неощутимый. Рвотные давали без эффекта, но применяли клизмы с касторовым маслом и маслом скипидара. Один из детей умер через 3 часа, другие выздоровели» (Badgeley, Montreal Med. Gaz., June, 1844)».
Д-р Schleiser встретил такой случай. Девочка 8 лет съела это растение; была обнаружена совершенно бесчувственной, её дыхание было слабым и дребезжащим, пульс мягким, небольшим и едва ощутимым; зрачки расширены и фиксированы, лицо бледное, конечности вялые, живот вздут; общая холодность кожи, с полной возможностью глотать. Пациентка умерла примерно через 16 часов (Canstatt's Jahrb., 1844, т. 296).
Мальчик, 6 лет, ел часть корня Cicuta aquatica, которую принял за пастернак; через очень короткое время он страдал от беспокойства в районе сердца, сказал несколько слов и упал на землю. Вскоре начались ужасные судорожные движения; он утратил способность контролировать свои чувства, рот был плотно сжат; он скрипел зубами; глаза смотрели вверх в необычной манере, кровь шла из ушей; пытался рвать, не открывая рта; голову постоянно откидывало назад, и были серьёзные опистотонусы. Конвульсии постепенно прекратились, и он угас примерно через полчаса от первого появления симптомов. Живот и лицо были опухшими после смерти, и в глазах была небольшая синюшность (Wepfer, 1.c., стp. 5-9).
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Слова Ганемана: «Более глубокое и полное исследование покажет, что это лекарство полезно в необычных случаях, к которым никакое иное средство неприменимо гомеопатически, и, более всего, в хронических случаях, поскольку я видел, что его действие продолжается в течение 3-х недель, даже в небольших дозах. До сих пор его никогда не давали внутрь, поскольку, когда болиголов был прописан, как это часто было несколько лет назад, всегда понимали Conium maculatum. Сок cicuta virosa использовали лишь наружно, как рекомендовал Линней. Он входит в состав пластыря с болиголовом датской фармакопеи, который применяли для успокоения подагрических болей. Сок свежего корня (поскольку при сушке он менее силён) настолько активен, что в обычной практике никто не осмеливается дать его внутрь, т.к. обычно не дают ничего, кроме больших доз. Поэтому его отбросили, не обращая внимания на целебные качества. Гомеопаты используют лишь его хорошие качества, применя 30-е разведение».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks: Cicuta можно успешно использовать при судорогах у женщин и детей, следовательно, эклампсии и спазмах во время родов. Судороги, вызванные злоупотреблением опиумом, истерические спазмы и столбняк. Каталепсия. Опистотонус. Тризм. Тремор конечностей. Лишай agrius. Achor. Impetigo sparsa. Porrigo larvalis (скальпа). Herpes furfuraceus. Herpes labialis. Длительные пустулёзные, сливные, кожные высыпания, образующие толстую жёлтую корку, со жгучей болью. Сикоз. Азиатская холера, когда сильные тонические спазмы мышц груди и искажение глаз чередуются с рвотой, а диарея скудная и редкая. Психические поражения. Амблиопия амавротика с церебральными поражениями. Спазмы пищевода, горла, угрожающее удушье. Желудочные поражения и т. д. АНТИДОТЫ. На большие дозы - Tabacum. Сильные рвотные средства дают как можно скорее; клизмы из масла терпентина, с касторовым маслом. На небольшие дозы - Арника. Ciсuta является антидотом Opium.
CINA - ARTEMISIA CONTRA (тартарская кустарниковая полынь, глистогонное) Синонимы. Artemisia eantonica, Linn. Semen cynse, seu Sin?, seu Contra vermes, seu lumbricorum. Semen sanctum. Semen zedoarise. Sementina. Semen zin?. Artemisia austriaca. Jacq.Ansinth. austric. tenuifolium, Clus. Hist. Ab. ponticum tenuifolium, Bank. Пі?, Аб. tridentinum herbarior, Lob. Ab. seriphium, Dod.
ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Semen contra, Barbotine, Sementine, Graine de Zedoarise. Нем.: Zitttersaame, Wurmsaame. Итал.: Seme-sanuto. Пол.: Cytwa- rosoe-nasiene. Отряд CORYMBIFER?, Juiss.y SYNGENESIA, POLYGAMIA SUPERFLUA. Общие характеристики. Цветоложе либо волосатое, либо голое. Хохолка нет. Чашечка набегающая, с округлыми сходящимися чешуйками. Лучеобразных цветков нет. Особые характеристики. Листья ствола перистые, линейные, многоцветные. Ветви неразделённые. Шипы одноразовые, завёрнутые. Цветы состоят из 5 цветочков.
ИСТОРИЯ. Artemisiae, к подразделению которого принадлежит известный препарат Cina, в гомеопатической Materia Medica, заняли видное место среди лекарственных средств древних врачей, от Гиппократа до Серапиона. Их, главным образом, рекомендовали как жаропонижающие, желудочные и антигельминтные. В разное время, в аллопатической школе, Cina полностью исчезла из употребления. Современная греческая фармакопея содержит 2 вида, описанные под названиями Artemisia absinthium и Artemisia Contra. Это последнее - A. Santonica или Contra Linnaeus, её название - аббревиатура Contra vermes. Lindley (Veget. Kingdom, стр. 705) говорил, что лекарство под названием Semen contra или Semen Cinae составлено из цветковых головок y многих видов Artemisia; те, что составляют главную суть этого вещества, - это А. Sieberi, А. Larcheana, А.Contra, А. pauciflora: цветники А. Vahliaria также являются одним из видов глистного семени, называемого Semen Cin? Levanticum, или Demen Cin? в зёрнах. Раньше считали, что глистогонное свойство Artemisia Contra состояло в горечи экстракта; но, согласно экспериментам Baglivi и Redi, глисты, погруженные в настойку этого вещества, погибали через 5-7 ч.; в то время как в настойке полыни они продолжали жить в течение 30 часов и выше. Так что глистогонный эффект не мог полностью зависеть от горечи вещества. ОПИСАНИЕ. Выносливый кустарник, многолетний и цветущий осенью. Препарат состоит из неразвившихся цветов, чашечек и фрагментов цветоносов, смешанных с чужеродными веществами. Импортируют из Барбари и Леванта; последний считают лучшим, менее фальсифицированным, с зеленоватым оттенком и гладким; в то время как из Барбари серый и пушистый. M. Tournefort дал следующий рассказ об этом препарате во II томе своих путешествий: «Sementine или глистный порошок не собирают, как наши семена. Растение растёт на лугах и должно созреть; и ущерб состоит в том, что, когда он вырастает почти до зрелости, ветер рассеивает большую часть его среди травы, где он теряется, и это делает его таким дорогим. Т.к. сборщики не осмеливаются прикоснуться к нему рукой, опасаясь, что это испортит его раньше, чем они соберут то, что осталось на колосе, то прибегают к такому: они берут две ручные корзины, ходят по лугам и машут корзинами, одной справа налево, другой - слева направо, как будто косят; таким образом, семя стряхивается в корзины». Фальсификаты - это семена Тансей (Tanacetum vulgare) и Mugwort (Artemisia vulgaris). Последние известны по яркому жёлтому цвету, и напоминают порошкообразное сено.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Малая Азия; Левант (Сирия, Ливан, Израиль); Африка; Барбари (страна сарацинов); Персия; границы Московии. Различные виды в большинстве районов Европы. ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Всё вещество импортируют, освобождают как можно более от примесей. Одну часть вливают в 20 частей спирта, чтобы приготовить настойку, но рекомендовано приготовить 3 первых аттенуации путём растирания, с большей вероятностью сохранить и развить достоинства этого растения. МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «Как бы ни были важны свойства Cina, на протяжении веков её использовали исключительно для детей, для изгнания глистов, в дозах 10, 20, 30 и 60 гран. Я молча обойду вниманием частые фатальные эффекты таких доз; и не следует настаивать на том, что некоторые виды глистов у детей, которые в противном случае здоровы, не должно считать очень серьёзными, и часто их присутствие не приводит к каким-либо большим неудобствам, в то время как псора остаётся скрытой. Но несомненно, что когда эти существа существуют в большом количестве, они указывают на болезненное состояние тела и развитую псору; без излечения которой они не перестанут появляться, несмотря на Cina; так что их изгнание ничего не даёт, и такое жестокое обращение часто приводит к гибели ребёнка, после долгого мучения. Cina обладает ценными качествами в других обстоятельствах, как мы можем убедиться, изучая её симптомы у людей в состоянии здоровья. Опыт, например, доказал, что она оказывает сильное влияние на коклюш и ряд перемежающихся лихорадок, сопровождающихся рвотой и волчьим голодом. Я опускаю другие случаи, где он одинаково выгоден, и которые врач-гомеопат легко обнаруживает». КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks: Cina может быть назначена при таких поражениях: Конвульсии. Эпилепсия (от глистов). Эклампсия. Симптомы поражения глистами у детей, с лихорадочными симптомами и т.д. Ежедневные и третичные лихорадки, повторяющиеся после большой дозы хинина! 1. Охлаждение, без жажды, сопровождаемое жаром, с жаждой после жара, потом. 2. Охлаждение с большой жаждой». Лихорадка, где жажда присутствует только во время холодной стадии, и когда пациент рвёт 1-2 раза. Cina также вылечила перемежающиеся лихорадки, когда рвота без диареи или диарея без рвоты; это средство показано при расширении зрачков и чистом языке. Хроническая рвота детей, страдающих от глистов. Непроизвольный ночной энурез у детей, страдающих атрофией. Коклюш, особенно у золотушных детей с глистами. Коклюш на судорожной стадии, особенно когда судорожный кашель заканчивается рвотой, тело становится жёстким при пароксизме кашля, особенно, когда после пароксизма слышен булькающий шум от горла вниз, в брюшную полость. Gray отмечал, что Cina заслуживает внимания при бронхиальных простудах, остающихся после кори, особенно таких, у которых изнурительная лихорадка. АНТИДОТЫ. Bryonia. China. Hyoscyamus. Ipecacuanha.
CLEMATIS ERECTA - ВЕРТИКАЛЬНАЯ БЕСЕДКА ДЕВЫ СИНОНИМЫ. Flammula Joris. Flammula recta, Bauh. lur., p. 300. Clematis sive, Flammula surreeta alba, F. Bank. Hist., Vol. II. п. 127; Towm. Inst., 294. Flammula Jovis surreeta, Gerarde, p. 333; Park.Theat., С. 382; Rail Hist., P. 621. Clematis caule erecta, foliis piunatis ovato lanceolatis, Flor. Ausl., Tab. 291; Stork, Libella.de Flam.Jov. Clematis recta, Linn., Sp., pl.ii. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Clematite deorte. Нем.: Bren waldrebe. Итал.: Clematite. Испан.: Clematide. Гол.: Clematis. Пол.: Powoy. Датск. и шведск.: Clematis. Русск.: Ломонос. Отряд RANUNCULACE, Juss.: POLYANDRIA, POLYGYNIA, Linn. Общие характеристики. Чашечка (венчик) внутренний, из 4, реже 5, 6 или 8 правильных продолговатых чашелистиков; в зародыше либо клапанные, либо сложенные по краям. Венчика нет. Нити многочисленные, широкие кверху. Пыльники верхушечные, из 2-х продолговатых долей, разрывающиеся в боковом направлении. Зачатки верхние, сидячие, яйцевидные, собранные в круглую головку. Столбики верхушечные, длиннее тычинок. Рыльца простые. Околоплодники (семена Linn.) нераскрывающиеся, многочисленные, яйцевидные, спрессованные, односемянные, помещенные на головчатый приёмник и заканчивающиеся длинным, почти хвостовым оперением.
Особые характеристики Листы перистые. Листочки овально-копьевидные, довольно цельные. Стебель прямостоящий. Цветки четырех- и пятилепестковые. ИСТОРИЯ. Этим растением, хотя и пользовалось в качестве лекарства ранние врачи при некоторых поражениях печени и болезнях кожи, перестали пользоваться до времён барона St?rk в 1769 году, который сначала рекомендовал его как полезное внутреннее средство при многих трудноизлечимых жалобах; хронических заболеваниях кожи, язвенных раках и сильных головных болях; и в удивительном случае меланхолии (см. St?rck, Lib. de Pulsat., стр. 57). Невзирая на успех, его редко использовали другие врачи, хотя он нашёл место в одном из ранних изданий Эдинбургской Фармакопеи. Секрет успеха барона St?rk состоял в том, что он невольно назначал этот препарат, согласуясь с гомеопатическим принципом; это лекарство, производящее на здоровье людей те самые симптомы, которые сопровождали болезни, и где он так успешно использовал его; и это заслуживает наблюдения, что тот же результат по той же причине неоднократно приходил к St?rk с лекарствами, которые полностью не работали в других руках. В настоящее время Clematis не входит ни в один из аллопатических рецептов. ОПИСАНИЕ. Корень многолетний, белый, волокнистый. Стебель 3 фута высотой, листовой, полосатый, травянистый, зеленоватый или красноватый. Листья большие, находятся напротив друг друга. Листков от 5 до 9, покрытых пушком снизу, черешчатых. Цветы белые; в вертикальных, жёстких, конечных зонтиках. Цветоносы тройчатые. Лепестки продолговатые, тупые, несколько ворсистые, немного длиннее, чем тычинки. Семян мало, тёмно-коричневые, гладкие, округлые, очень сжатые; хвосты длинные, желтоватые, перистые. Цветёт в июле и августе. Как и ряд других видов этого рода, он чрезвычайно едкий, на основании чего старые ботаники называли его Flammula. Жерар дал название «Беседка Девы», из-за хорошей тени, которую они дают густыми кустами, а также из-за красоты цветов, приятного запаха и вкуса. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Юг Франции, Испания, Швейцария, Австрия, Галиция, Венгрия, Тартария и Греция.
ЛОКАЛИЗАЦИЯ. На необитаемых холмах, вдоль живых изгородей и на древесных холмах. ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Сок, выжатый из листьев и стеблей растения, собранных при начале цветения и смешанных с равными частями спирта; по прошествии 48 часов прозрачная жидкость должна быть отделена от осадка, и подготовлена к девятому разведению.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. Как у одного из Ranunculaceae, мы должны ожидать найти раздражающие свойства сока Clematis, хотя его нельзя рассматривать как яд. Молодые листья, если пожевать, вызывают жгучий жар на языке и в зеве, и, если их долго держать во рту, вызывают волдыри и изъязвление. Листья также использовали нищие, для производства язв на ногах, чтобы возбудить благотворительность
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана (Chronic Dis., Vol. іii.): «Различные потенции его едкого сока, которые должны быть извлечены из свежих листьев незадолго до того, как растение начнёт расцветать, можно использовать против ряда причин, которые происходят из-за злоупотребления ртутью, и осложняются псорой; при опасных высыпаниях головы и кожи, а также различных видах беспокоящего воспаления глаз. Доктор Stapf обнаружил, что это средство полезно при орхите и уплотненном отёке этих органов. В более отдалённый период его достоинства были отмечены St?rk в случаях злокачественных язв губ и молочных желез; губчатых разрастаний; тофусов (подаграческих узлов); продолжительных высыпаний на коже; специфических видах хронической головной боли и меланхолии». Согласно Noack и Trinks, Clematis подходит для апатичных кахектичных индивидуумов и золотушных конституций; при отёках и уплотнениях желез; ревматизме суставов; артритных узлах; ртутном заболевании; крапивнице; продолжительном псориазе; болях в полых зубах, особенно ночью; орхите и т.д. АНТИДОТЫ. Camphor смягчает слишком сильные эффекты препарата. Говорят, что Bryonia успокаивает зубную боль, вызванную Clematis.
COCCULUS - ANAMIRTA COCCULUS (Растение Cocculus Indicus) СИНОНИМЫ. Meuispermum cocculus, Linn. Cocculus suberosus, Decand. Anamirta cocculus, Wight и Arnott. Anamirta paniculatum, Colebr. Menispermum monadelphum, Roxb. в F.I.C.M., tab. 130.
ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Coque du Levant. Нем.: Kokkels k?rner, Fisch-k?rner. Швед.: Kokkelk?rn. Там.: Kakacollie verei. Отряд MENISPERMACE?, Dec.; MON?CIA, DODECANDRIA. Общие характеристики. Цветы двудомные. Чашечка из 6 чашелистиков, в двойной серии, с 2-мя закрытыми прицветниками. Венчика нет. Мужские тычинки объединены в центральную колонну, расширенную к вершине. Пыльники многочисленны, покрывая всю шаровидную вершину колонны. Женские цветы неизвестны. Косточки, от 1 до 3-х, с одной ячейкой, с одним семенем. Семя шаровидное, глубоко у хилуса. Альбус мясистый. Семядоли очень тонкие, расходящиеся (Wight и Arnott).
ИСТОРИЯ. Первое упоминание о Cocculus indicus находим в работах ряда арабских врачей, но, в основном, его использовали как яд для рыбы, одурманивая их и облегчая поимку. Его редко использовали как лекарство, а, главным образом, наружно, при чесотке и стригущем лишае головы. Ввоз наркотиков в страну значительно меньше, чем раньше, и использование редкое, если только это не касается незаконной фальсификации пива и использования продавцом в небольших пабах; для этой цели пользовался спросом несколько лет назад, несмотря на жёсткие запретительные законы против его использования. Morrice («Трактат о пивоварении») предписывал «3 фунта Cocculus indicus для добавления в 10 кварт солода. Это даёт опьяняющее качество, которое по крепости ликера; это также предотвращает второе брожение пива и разрывание бутылок в тёплом климате». Этот ингредиент, используемый ворами и другими плохими персонажами, служит для обмана их жертв.
ОПИСАНИЕ. Anamirta Cocculus - это сильное растение с пробкообразной корой. Листья более или менее сердцевидные, овальные, кожистые, полосатые, крупные, от 8 до 12 дюймов в длину. Черешок немного короче листьев. Плод округлый, схож на зонт, немного более крупного гороха, со структурой косточкового плода. Лекарственная часть – встречаемая в торговле ягода; похожа на ягоду лавра (bacca lauri). Она состоит из сухого, округлого, тонкого, черновато-коричневого, шероховатого, едкого и горького слоя, который включает тонкую двустворчатую, белую, лигниновую оболочку (эндокарп). В середине этой оболочки растёт центральная плацента, которая сжата у её основания, но увеличена и разделена на 2 клетки выше; между плацентой и оболочкой - маслянистое, жёлтое, очень горькое ядро (семя) полулунной формы. Это ядро никогда полностью не заполняет полость оболочки, по крайней мере, в Cocculus indicus, встречаемом в торговле, потому что, сохраняя её, она постепенно становится атрофированной, и в старых образцах нетрудно найти оболочку почти пустой: это изменение наблюдают также у других масличных семян. Только это характерное отличие Cocculus indicus от ягоды лавра (Pereira, Elem. Of Mat. Med., Стр. 1325). Активная составная часть существует в веществе, названном Picrotoxine (Picrotoxic acid).
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Побережье Малабар. Индийский архипелаг. ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Семена. Одну часть семян, растёртую в порошок, смешать с 20-ю частями спирта; укутать на 24 часа, а затем разбавить до 30-го разведения.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. На животных. Ядовит для большинства животных. Согласно Orfila (Tax. Gen., Vol ii., стр. 410), он действует как раздражитель и оказывает вредное воздействие на плоть животных или рыб, отравленных им, но это зависит от количества используемого яда: когда использовали от 10 до 15 гран, а рыба после этого давали животным, ядовитые эффекты были так же сильно видны, как если бы они проглотили яд (Ann.cFHyg., 1843, i. 343). Все виды рыбы убиты им, усач умирает дольше всех. Симптомы на животных: дрожащая походка; глаза выпирают и измождены; активация мышц, с судорогами и конвульсиями всего тела; падение назад и вперёд; опистотонус; полная утрата сознания; пена у рта; язык и десны синюшные; дыхание ускоренное и затруднённое. Эти спастические симптомы ослабевают на несколько минут, а затем возвращаются с удвоенной силой, пока не наступит смерть. При вскрытии тела после смерти в левом желудочке сердца обнаружен сгусток крови коричневато-красного цвета, ткани более компактной, чем обычно, и по цвету глубокий, в пятнах. В других случаях наблюдали рвоту жёлтым и жидким содержимым (Orfila, 1.c.). По этим симптомам Orfila (1.с.) считал, что Cocculus оказывает своё влияние как камфара, на нервную систему и, более конкретно, на мозг; что активные части яда представляют собой пикротоксин; что, когда его вводят слегка разведенным, это ограничивает воздействие на провокацию тошноты и рвоты; и наконец, рвота представляется лучшим средством противодействия злым эффектам, пока яд ещё в желудке. На человека. «По некоторым сведениям, полученным от акцизного офицера, который неоднократно пилл пиво с его примесями, действие было скорее на произвольные мышцы, чем на интеллектуальные способности» (Pereira, 1.c)». Семена в порошке и отвар вызывают тошноту, рвоту, боли в руках, икоту и беспокойство, сопровождаемые оцепенением и интоксикацией. Оболочка действует как рвотное средство; ядро содержит пикротоксин, в котором пребывают ядовитые качества. Были зарегистрированы следующие случаи отравления этим препаратом.
«Мальчик, 12 лет, проглотил 2 скрупула (1 скрупул = 1/3 драхмы = 20 гранам = 1,296 г), используемых для отравления рыбы; они содержали Cocculus indicus. Через несколько минут он почувствовал неприятный вкус, жгучую боль в пищеводе и желудке, не проходящую от частой рвоты, а также боль, распространяющуюся по всему животу. Несмотря на лечение, последовал сильный приступ гастроэнтерита, с резким лихорадочным возбуждением, сопровождаемый бредом и диареей, и он умер на 19-й день после приёма яда. При осмотре сосуды мягкой мозговой оболочки были заполненны тёмной жидкостью. В брюшной полости были все признаки перитонита на продвинутой стадии. Желудок был обесцвечен, а его пристеночные оболочки тоньше и мягче, чем естественные» (Canstatfs Jahresbericht, 1844, т. 293)».
«Аптекарь, обладающий тонкой чувствительностью и в общем здоровый, хотя недавно выздоровел от острой болезни, несколько лет назад пожелал выяснить вкус семени Cocculus, и поскольку считал его мощным веществом, он взвесил один гран, но не взял в рот почти половину его, покатал языком по нёбу, и едва проглотил его, как через 2 секунды был охвачен ужасным чувством страха. Это беспокойство нарастало; он стал холодным; его конечности жёсткими, словно парализованные, с тянущими болями в костях и спине. Симптомы нарастали часа от часу, пока, по истечении 6 часов, беспокойство, оцепенение, бессмысленная глупость и неподвижность, возросли до самой высокой высоты, с жёстким угрюмым видом, ледяным потом на лбу и руках, и большим отвращение к еде и питью; при малейшем увеличении температуры воздуха (75° Fahr.) он выражал своё недовольство; каждое громкое слово вызывало вспышку гнева. Всё, что он ещё мог сказать, заключалось в том, что его мозг чувствовал себя как бы связанным лигатурой, и что он ожидал скорейшего распада. Не указывал на склонность к рвоте, жажду или других желания. Он хотел спать, поскольку ощущал большую склонность к этому; но закрывая глаза, он немедленно снова вскакивал, таким страшным, как он утверждал, было ощущение, которое было в его мозге, когда засыпал, как самый отвратительный сон. Пульс был очень слаб, но частота не менялась. При этих страшных обстоятельствах вызвали меня. Несколько капель настойки Thebaic, похоже, ему не подошли; это заставило меня остановиться на сильной эмульсии камфары, я каждый вечер давал ему столовую ложку. Вскоре я увидел счастливое изменение в его выражении, и после того, как он принял 15 гран камфоры, сознание было восстановлено, беспокойство исчезло, появилось естественное тепло тела. Чуть меньше часа он немного потел, в течение ночи спал очень хорошо; но на следующий день был необычайно слаб, и все части, которые во время прямого действия Cocculus были вчера болезненными внутри, были сегодня необычайно болезненными внешне, при малейшем прикосновении. Несколько дней сохранялся запор. Очень вероятно, что все эти страдания могли быть предотвращены, если бы вместо того, чтобы дать 16 гран камфоры, я сразу же дал 30. Во время усиления симптомов от Cocculus он пытался курить табак, со значительным обострением; хуже и от приёма кофе, хотя и не так сильно, как др.» («Малые труды Ганемана», стр. 378, перевод R.E. Dudgeon).
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «Никто до меня не использовал это лекарство как внутреннее средство. Теперь я представил его в Materia Medica, изучив его динамическое воздействие на здоровье людей. Обладает многими целебными достоинствами, что подтверждают симптомы, полученными от него. Высокое разведение настойки неоспоримо при многих частых заболеваниях, где симптомы аналогичны, особенно при ряде видов низких, нервных лихорадок; при абдоминальных спазмах; и спастических болях в разных частях тела, которые производят меланхолию, особенно у женщин; при многих случаях паралича конечностей, при моральных поражениях. КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks: среди многих др. поражений, Cocculus был признан полезным, главным образом, при спазмах истеричных женщин от разным причин. Подавление менструации и т.д. Полный и частичный спастический паралич. Паралич нижних конечностей, с нечувствительностью их частей. Паралич гортани. Обмороки у истеричных женщин. Острый артрит. Лихорадка, с желудочными и желчными симптомами. Желчная лихорадка после неприятности. Воспалительный брюшной тиф, чаще при преобладании тошноты, с тенденцией к обморокам. Тиф, с головокружением и бредом. Febris lenta, с большой нервной слабостью, особенно после острых заболеваний. Typhus abdominalis, первая стадия, с большой и постоянной тошнотой, вызывающей слабость; вторая стадия, характеризуемая высокой температурой. Эретизм кровообращения. Дебильность и астения (в чередовании с Rhus). Головокружение, со склонностью к рвоте, и фактическая рвота. Мигрень и истерическая головная боль, с тошнотой и рвотой. Спазм желудка. Желчные колики. Спастические колики и колики с газообразованием. Дисменорея. Внезапные спазмы, от задержки или подавления менструации. Некоторые случаи грыжи. Спазмы грудной клетки и пальпитация у женщин в истерике и т.д.
АНТИДОТЫ. Camphora. Nux Vomica. На ядовитые дозы: противорвотные, опорожнение желудка как можно скорее. Предполагают, что уксусная кислота действует как противоядие. Лечение после освобождения от яда должно быть таким же, как и при гастроэнтерите.
COFFEA ARABICA – КОФЕЙНОЕ ДЕРЕВО СИНОНИМЫ. Coffea arabica floribus quinquefidis dispermis, Linn. Spec.Plant., 2nd edit. Jasminum arabicum lauri folio cujas semen apud nos Coffe dicitur, Juss.Act. Gall., 1713, p. 388. Jasminum arabicum castane? folio, flore albo odoratissimo, Till. Prif., Tat. 32. Evonymo similis segyptici fructu baccis lauri simili, Bauh. Пi?., 498; Pluk. Phyt., 272. Arbor Bon cum fructu suo buna, Prosp. Alpin., Venet., 1591.
ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Le Caffayer. Нем.: Der Kaffebaum. Дат.: Boff. Итал.: IL Caffe. Исп.: El Cafe. Русск.: Koфe. Пол.: Кава. Араб.: Cauba. Египет.: Caova, Choava. Отряд RUBIACE?, JUSS.; PENTANDRIA, MONOGYNIA. Общие характеристики Чашечка с 5-ю зубцами, зубья сбрасываемые. Венчики в форме подноса. Пыльники стреловидные. Ягоды верхние, двусеменные. Семена с шелухой, плоские с одной стороны, выпуклые с другой.
Особые характеристики. Цветы пятидольчатые. Ягоды с двумя семенами. ИСТОРИЯ. Pietro del Valle, римский путешественник, в своем «Viaggi in Turchia, Persia e India, dal 1616 al 1626» утверждал, что кофе такой же, как и N??????s Гомера. Другие, а именно сэр Henry Blunt, Sandys и Howell, в письме, предваряемом «Organon Salutis» Ramsay (в работе жидкость именовали «Турецкое лекарство Софии») ставят кофе как чёрный отвар Lacedemonians». У Burton (Anatomy of Melancholy, folio, 388) есть следующее упоминание о Кофе: «У турков есть напиток под названием Coffa (так как они не используют вина), так называемый по его ягодам, которые чёрные, как сажа, и такой горький, как этот чёрный напиток, который использовали среди лакедемонян, и, возможно, тот, который они всё ещё пьют, и пьют таким горячим, как они могут терпеть (см.«Ency.Metrop., art. Coffee»). Первый европейский писатель, который упоминал «Кофе», - Rauwolf из Аугсбурга, который посетил Левант в 1573 году; он назвал это Chauba. Затем Prospero Alpini, венецианский врач, писал о нём в своей работе «De Plantis ?gypti» (1592). Самое раннее упоминание, которое мы имеем о кофе, взято из арабской MS (в Национальной библиотеке Франции, № 944) и заключено в следующем. Schehabeddin Ben, арабский автор IX века хиджры, или XV у христиан, приписал первый обычай в этой стране пить кофе Gemaleddir, муфтию Адена, города Аравии. Он рассказал нам, что Гемаледдир, путешествуя по Персии, увидел во время своего пребывания там, что некоторые из его соотечественников пьют кофе. В надежде получить какую-то выгоду от него, он решил попробовать его, и после проведения эксперимента, не только выздоровел, но получил другие полезные свойства этой жидкости, например, отсутствие головной боли, оживление настроения, и, без ущерба для конституции, предотвращение сонливость. Это последнее качество он решил использовать с пользой в своей профессии; взял его сам и рекомендовал его дервишам или религиозным магометанам, чтобы они могли с большим рвением и вниманием провести ночь в молитве и других упражнениях своей религии. Пример и авторитет муфтия дали отличную репутацию кофе; некоторые грамотные люди и лица, принадлежащие к закону, начали его использовать. За ними последовали тоговцы и ремесленники, которые были вынуждены работать ночью, т.к. они собирались ездить поздно, после захода солнца. Наконец, обычай стал общим в Адене, и его пили не только ночью, но и те, кто хотел не спать днём, ради других приятных качеств. До этого времени кофе почти не был известен в Персии и очень мало использован в Аравии, где росло дерево. Но, по словам Schehabeddin, его пили в Эфиопии с незапамятных времен; традиция гласит, что его силу вызвать бодрствование впервые заметил пастух (влияние на коз). Это произошло вскоре после того, как он достиг Мекки, где кофе был введён у Адена дервишами, для целей религии. Кажется, однако, что спустя время, жители этих городов стали так любить этот напиток, что его публично пили в домах, предназначенных для этой цели, где были пение, танцы и музыка; их назвали кофейнями. Питьё его постепенно распространили на все части Аравии, особенно на Медину, а затем в Каир, в Египет. Питьё кофе распространялось через Сирию, и было принято в Дамаске и Алеппо; спустя век после его вступления в Аден, а именно, в 1554 году, он был впервые выпит в Константинополе, два частных лица открыли кофейни для публичной продажи этого напитка. Наконец, более жёсткие магометане не стали одобрять пристрастие к нему, как частное нарушение, и по его эффектам, почти напоминающим вино. Главный муфтий заявил, что жареный кофе был своего рода углём, поэтому запрещён законом Магомета. Правительство сочло необходимым вмешаться и ограничить его использование, но этот запрет вскоре был отменён. М. Galand говорил, что он более эффективен в объединении сообщества для более тесных отношений, чем любая другая жидкость; и он заметил утверждения дружбы, которые свершаются в те времена, когда ум не опьянён дурманящими жидкостями. Он подсчитал, в статье «Кофе в Константинополе», что частные семьи тратят на кофе столько же, как и на вино в Париже; и говорил, что обычно принято просить деньги, чтобы выпить кофе, тогда как в Европе просят деньги, чтобы выпить за твоё здоровье алкоголь (Ellis’s Histor. Account of Coffee, Lond., 1774)».
Предполагают, что использование кофе перешло из Константинополя в западные части Европы, через Венецию, около 1615 года, поскольку Pietro della Valle, в письменной форме, своему другу в Венеции, из Константинополя, писал, что по его возвращении он должен привезти тому кофе, что был неизвестнн в его стране. Далее мы узнаём о нём в Марселе, в 1644 году, куда его привезли те господа, что сопровождали в Константинополь маркиза de la Haye, который не только привёз кофейную ягоду, но и сосуды для приготовления и питья. Его доставил в Париж в 1657 году знаменитый путешественник Thevenot, но в более общем плане был введен в 1669 году Soliman Aga, послом Султана Магомета IV. Он был ввезен в Англию в 1657 году Daniel Edwards, торговцем в Турции; и здесь, как и на Востоке, ему противостояли религиозные предрассудки дня. Многие проповеди были написаны как против употребления кофе, так и против курения, а следующий отрывок из старой проповеди показывает, с какой страстью на него нападали: «Они не могут дождаться, когда дым адских областей окружит их, но охватит себя дымом по своему усмотрению, и выпивает яд, который Бог сделал чёрным, чтобы он мог нести цвет дьявола». Чарльз II наложил налог в 4 пенса на каждый галлон кофе, изготовленный и проданный, который оплачивал производитель. Ray в своей «Истории растений», опубликованной в 1688 году, говорит, что в Лондоне было так много кофеен, как в самом большом Каире. Он также предположил, что арабы уничтожили растительные качества семени, чтобы его не выращивали в других странах. Голландцы первыми предприняли попытку пересадки и выращивания его семени, так как Бургав, в своём Индексе к Лейденскому саду, сообщил нам, что Nicholas Witsen, бургомистр Амстердама и губернатор Ост-Индской компании, поручил Van Hoorn, правителю Батавии, достать кофейные ягоды мокко и вырастить их в этой колонии; это было в 1690 году. В 1714 году магистрат Амстердамда отправил растение Людовику XIV, который, по мнению Du Tour, являлся родителем всего, что выращивали во Франции и на французских островах Западной Индии. В 1722 году французский губернатор Кайенны закупил растение (как говорят, скрытно) из голландской колонии Суринама, которая в 1725 году произвела много тысяч саженцев. В 1732 году кофе был культивирован на Ямайке, и был принят акт, поощряющий его рост на этом острове. В лечебных целях он не был востребован во многих случаях, кроме как в диете. Лорд Bacon писал: «Он успокаивает мозг и голову, помогает пищеварению и конденсирует дух, делает его сильным и живым». Lewis (Exp. Hist. Of Mat.Med) писал: «Он укрепляет желудок, способствует секреции; считается полезным при флегматичных, тучных телосложениях; но вредным для худого телосложения и желчного темперамента, меланхолических и ипохондрических нарушений, а также лицам, подверженным кровоизлияниям». Его использовали для смягчения и уменьшения приступов периодической астмы; также при ревматических поражениях. Атоническая подагра. Эпилепсия. Перемежающиеся лихорадки. Нервные и тифозные лихорадки. Истерия. Истерические спазмы и головная боль. Различные виды зубной боли и воспаления дёсен. Спастические колики и от газов. Спазмы желудка. Диарея в сочетании с ревматическими заболеваниями. Запор. Менструальная колика. Коклюш на судорожном этапе. Неприятный запах изо рта. И как противоядие от воздействия многих растительных ядов, таких как Belladonna, Cicuta virosa, Acid. hydrocyanicum, Hyoscyamus, Lolium temulentum, Moschus, Opium, Secale cornutum, Stramonium и т.д.
ОПИСАНИЕ Coffea arabica - вечнозелёный кустарник, высотой около 16 футов с прямым стеблем. Цветки бледно-белые; ароматные, но быстро вянущие. Листья вечнозелёные. Плоды напоминают вишню и растут гроздьями под покровом листьев, сначала ярко-красные, а затем становятся фиолетовыми. В Аравии плод, когда созрел, стряхивают с дерева и сушат под солнцем, на циновках. В Вест-Индии плоды собирают вручную и высушивают на солнце на платформах. Сто бушелей плодов будут давать в среднем 1000 фунтов кофе, каждое растение даёт от одного до двух фунтов. Известны 30 видов. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Coffea arabica - коренное растение в Аравии Феликс и Эфиопии. Сейчас культивируют в Экваториальной Америке и во многих европейских странах. Был доставлен голландцами из Мокки в Батавию; из Батавии в Амстердам; из Амстердама в Париж; из Парижа на Мартинику, а затем распространился по соседним островам и т.д.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Ягода. Д-р Quin в своей Pharmacopeia Homeopathica прописал приготовление следующим образом. Драхма семян лучшего арабского кофе должна быть растёрта до порошка в железной ступке, которая должна быть умеренно нагрета, изредка отделяя массу от боковых стенок сосуда шпателем. К полученному таким образом порошку добавить 12 драхм спирта и влить в стеклянный сосуд; пусть останется там на 8 дней, а затем отделить жидкость от осадка. Осадок, оставшийся на дне сосуда, отжать от всей влаги и поместить в стеклянную реторту с 4-мя унциями дистиллированной воды; кипятить до тех пор, пока не останется одна унция, и смешать очищенную жидкость со спиртовой настойкой; 80 капель спирта добавляют к 30 каплям этой смеси, и дважды встряхивают. Это - первое разведение (аттенуацией). Это лекарство также получают путём растирания; один гран порошка растирают с сотней зёрен молочного сахара и т.д., до 30-го разведения, благодаря чему сила лекарства, по-видимому, возрастает.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. «Coffea действует как вяжущее и антисептическое средство. Когда человек, не привыкший к употреблению кофе, пьёт умеренное количество, или тот, кто привык к его употреблению, пьёт неумеренное количество, в первые часы самосознание - ощущение его существования, его жизни - становится более оживлённым. Он получает ограниченное покраснение щек, красноту, которая постепенно не теряется в окружающих её частях, но представляет чётко очерченное красное пятно. Лоб и ладони рук становятся тёплыми и влажными; ощущает себя теплее, чем раньше. Возникает какая-то сладострастная пульсация сердца, несколько напоминающая происходящее во время великой радости; вены рук набухают. Присутствие сознания, внимания, симпатии становится более активным, чем в здоровом, естественном состоянии; все внешние объекты, казалось, возбуждают чувство удовольствия. Если количество кофе было неумеренно большим, а тело очень возбудимо и совершенно не привыкшее к кофе, возникает односторонняя головная боль, от верхней части теменной кости до основания мозга. Церебральные оболочки этой стороны также кажутся болезненно чувствительными. Руки и ноги становятся холодными. На лбу и ладонях возникает холодный пот. Настроение становится раздражённым и нетерпимым; никто не может ничего сделать, чтобы угодить ему; он взволнован и трепещет; беспокойный; плачет почти без причины или невольно улыбается. Через несколько часов наступает сон, от которого пробуждается с ужасом. Я видел это редкое состояние два или три раза» (Ганеман о влиянии кофе, R.E. Dudgeon, M.D.)
МЕДИЦИНСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ (ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ). В больших дозах Coffea производит головные боли; поэтому излечивает умеренные цефальгии, которые не исходят от нарушения желудка или кислотности. Способствует перистальтике кишечника в больших дозах и, следовательно, лечит в небольших дозах хронические диареи; и, аналогичным образом, иные ненормальные эффекты, которые могут быть применены к подобным поражениям человеческого тела, если нет привычки к его злоупотреблению. Эффект опия в одурманивании чувств и раздражении тонуса волокон устраняется этой ягодой, по его характеру антагонистического паллиативного средства, и что правильно и эффективно; ибо здесь нет стойкого состояния организма, а только преходящие симптомы, с которыми нужно бороться. Перемежающиеся лихорадки, если есть симптомы раздражения и чрезмерного напряжении волокон, в том числе при применении иной специфической коры, он, как правило, подавляет в больших дозах только как паллиативное средство; его прямое действие, однако, в таких больших дозах, длится 2 дня. Я видел лежачую женщину, которая после трудных родов, страдала от невыносимых послеродовых болей и огромной потери крови; просила кофе, хотя, когда она была в порядке, едва могла выносить его. Кто сказал, что её кровотечение было от атонии матки, а это уменьшило раздражительность волокон, и что конкретным средством от этого был кофе? Ей были даны несколько чашек очень крепкого кофе, и кровотечение и боли внезапно прекратились (Ганеман, 1.с.)
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks собрали в своей работе следующее. Coffea можно использовать от предшествующих симптомов оспы, кори и скарлатины; таких как бессонница, рвота желчью, головная боль, жар и пот. Purpura miliaris. Фиолетовая сыпь, когда боли чрезмерны, и пациент имеет тенденцию постоянно ныть. Крики и беспокойство детей, когда ребёнок пробудился ото сна, и хотел бы снова спать, но не способен. Бессонница от нервного раздражения. Периодические лихорадки. Сильная колика; беспокойства и метания во время пароксизма. Родильная горячка, с чрезмерным нервным раздражением, когда боли кажутся невыносимыми. Интоксикация вином, мания потоотделения. Сангвинальная и нервная апоплексия (использование кофе в качестве профилактического средства). Головная боль от чрезмерного скопления крови. Мигрень (кофе укорачивает пароксизмы, но не излечивает их). Зубная боль по чисто нервной причине. Зубная боль лиц, которые пьют много кофе. Пульсирующая зубная боль, с большой нервозностью и сильным плачем. В ряде случаев слабости пищеварения и перегрузки желудка. Диарея. Спастическая колика. Сильные боли в брюшной полости у чувствительных женщин. Чрезмерно тяжёлые роды и послеродовые боли. Кофе - отличный паллиатив в случаях замедленной реанимации замороженных, утопленных или задыхающихся лиц, когда жизненно важные силы требуют быстрого пробуждения. «Кофе в некоторых случаях оказывается полезен для успокоения нервной системы после операций. Один из моих пациентов был оперирован по поводу катаракты, после чего возникла следующая группа симптомов. Сильное воспаление глаза, с грызущей болью вокруг глаз и половины головы; чрезмерная тошнота, как будто пациент умрёт вместе с ней; непроизвольный плач; волны тошноты, постоянно поднимающиеся от живота в мозг. Subsultus tendinum. У меня был крепкий кофе, и каждые 5 минут я давал пациенту чайную ложку; после 2-й дозы он заснул крепким сном, который длился несколько часов; когда проснулся, все симптомы исчезли, за исключением боли вокруг глаза, которая была, однако, гораздо меньше, и вскоре исчезла» (Hemp, trans. of the Jahr's Mat Med).
АНТИДОТЫ Aconitum. Nux Vomica. Chamomilla. Ignatia.
COLCHICUM AUTUMNALE - БЕЗВРЕМЕННИК ОСЕННИЙ Обычный луговой шафран, клубневый корень, голая леди, выскочка СИНОНИМЫ. Colchicum anglicum purpureum et album, вера Джонсона. Em., 157. Colchicum commune, Raii Syn., 373. Colchicum vere prodiens, Gamer. Epit., 846. Colchicum autumnale, Linn. Sp. Plant., 485; Willd., ii. 273; Flora Britt., Eng. Bot., ii. 133. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Колхика, Тью-чьен, Сафран-де-Прес. Итал.: Colcico, Giglio Matto, Strozzecane. Исп. и порт.: Colchico. Нем.: Zeitlose, Wiesen-saffran, Lichtblume, Spinnblume. Гол.: Tydloosen. Швед.: Tidlose, Nakna Jungfur. Lan. Дат.: Nogne Jomfrue. Русск.: Безвременник.
Отряд MELANTHACE?, R.Brown; HEXANDRIA, TRIGYNIA. Общие характеристики Чашечки нет. Венчик из 1-го лепестка, трубчатый, очень длинный, с несколько колоколообразным 6-частным отгибом. Тычинки вставлены в отверстие трубки. Пыльники продолговатые, налегающие. Столбиков 3, очень ддинные. Капсулы 3, раздутые, вертикальные, соединённые у основания, многосеменные. Особые характеристики Листья плоские, широкие, копьевидные, вертикальные. ИСТОРИЯ. У?пµ??щ? Теофраста, Ко??ixo? Dioscorides и E?µ?xtu?ov Paulus ?gineta, предположены доктором Adams (Приложение к греческому лексикону Данбара) и другими комментаторами, идентичны нашему Colchicum autumnale. Pereira (Elem. Mat. Med., cтр. 628) считал, что Hermodactylus есть вид Colchicum, но не Colchicum autumnale. Miller (Gardener’s Dict., 1579) считал широколистный луговой шафран, который является коренным в Леванте, Hermodactylus. Alexander Trallian в своей работе «De Podagra» рекомендовал Hermodactylus как средство от подагры и других заболеваний, как самостоятельно, так и смешанных с моллюском, имбирем и другими ингредиентами. Он также отмечал, что привычное использование этого лекарства учащает приступы этой болезни у пациентов, что также характерно для Colchicum, и подтверждено сэром C. Scudamore (Treat. On Gout and Rheumatism, 3rd edit., стр. 197). Похоже, что он был в большой степени известен в XIII веке, и из-за предполагаемых достоинств в лечении подагры и ревматизма суставов, получил название Anima articulorum, «душа суставов». Был основным ингредиентом от всех особенностей подагры; знаменитый Eau medicinale должен быть обязан своими достоинствами препарату из этого растения. По словам Prosper Alpinus, египетские женщины ели огромное количество истощённых корней Colchicum, чтобы поправиться, называя их Hermodactyles; но M. Pomet (Histoire des Drogues) рассматривал их как плод большого дерева; он, однако, считал, что использовать нужно при параличах, подагре и т.д.
Это одно из тех растений, чьи сильные и единичные эффекты в телах животных привлекли внимание д-ра St?rck, в надежде, что, дав его в очень малых дозах или должным образом, он может быть превращён в лекарство, не только безопасное, но и способное избавить от расстройств, при которых обычные средства воздействия будут неэффективными. «Sunt multi qui in abstractissimis procceibus chemicis qu?runt ex metallis medicamenta, et negligunt ea qu? tellus largitur offer, qu? natur? prova sponte paravit et qu? corpori nostro sunt longe magis analoga» (St'orck, Libell. De Colch. Autum.). Помимо предполагаемых специфических свойств при подагре, он был применён Macleod, Wigan и другими при ревматизме и ревматической подагре (Lond. Med. Gazette, vol. Xxi., 30.VI.1838 г.). St?rck использовал при водянке (1.c.), Haden - при воспалительных нарушениях вообще (Pract. Observ. On the Cоlch. Autumnale, 1820). Д-р Hastings - при хроническом бронхите («Лечение воспалений слизистой оболочки лёгких»). Д-р Lewin - при лихорадке (Edin. Med., Surg. Jour., 1837). Shearman - при сифилисе. Williams - при венерических узлах. Г-н Raven - при истерии, ипохондрии, хорее и судорогах (Lond. Med. & Phys. Jour., 1817). Elliotson - при почесухе. Vogt - при роже. Muller - при ревматической головной боли. Pereira - при гуморальной астме и других хронических бронхиальных поражениях (Elem. Матем. Med., P. 625). Rulton - при лейкоррее. Scnonlein - при артритном кардите и т.д.
ОПИСАНИЕ Многолетник. Цветёт в сентябре-октябре. Луковица твёрдая, напоминающая тюльпан, бороздчатый с одной стороны. Листья связкой, копьевидные, тупые, цельные, темно-зелеёые, гладкие; фут или более длинной, и от 1 до 2-х дюймов в ширину. Цветов несколько, поднимаются от корня и появляются последовательно, бледно-фиолетовые, иногда белые; трубка от 5-6 до 8-10 дюймов в длину, белого цвета, и окружена у основания 2-мя или 3-мя мембранными оболочками. Ветвь разрезана на 6 несколько неравных, продолговатых, вертикальных, вогнутых сегментов. Зачаток у основания луковицы заключён в одну общую оболочку и сопровождается зачатками будущих листьев. Столбики, как и тычинки, нитевидные, доходят почти до основания трубки. Рыльца линейные, отогнутые назад, с каналами, покрыты пухом. Плод овальный, состоит из 3-х раздутых многосеменных капсул. Семена круглые, беловатые, полированные. Цветы появляются в сентябре, листья и плоды только весной (Baxter).
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ. В большинстве регионов Европы, Малой Азии и Северной Америки.
ЛОКАЛИЗАЦИЯ. На влажных богатых лугах. Sibthorp (Prod. Flor. Grcec.) нашёл его в Греции, но только на горе Парнас и Thymphrastus, на высоте от 3000 до 4000 футов. В этой стране его главная локализация - в Глостершире: на влажных лугах. Хэмпшир: на влажных лугах. Оксфордшир: около Кумбе, Хейторпа, Стэнтона Харкорта, Ашфорда Миллса, между Гомингтоном и Бартоном, недалеко от Оксфорда. На лугах рядом с Верхним Хейфордом, Лифилдом, Лесом Вичвуд рядом с Филькинсом и недалеко от Брэдвелла. Беркшир: рядом с Эпплтоном и Камнором. Саффолк: у Маого Стонхама. Стаффордшир: Парк Уэстон; Трент, недалеко от Бертона Саффолк: возле Бунгай, как пурпурные, так и белые цветы. Уорикшир: Замок Бромвич. Вустершир: на берегах Северна. На влажных лугах между Альвечерком и Беддичем. Уилтшир: рядом с Devizes, разновидность белого цвета. Йоркшир: около Котерхама, Итичмонда и т. д. В Шотландии: около Аллоа. На рынки Лондона, по словам д-ра Pereira, поставляют главным образом из Глостершира, Хэмпшира и Оксфордшира.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Стебель (или луковица), собранный в надлежащий сезон, имеет размер каштана и внешне напоминает луковицу обычного тюльпана; его сразу отличен от иных лиловых люковиц своей твёрдостью, луковица тюльпана и др. состоят из пластинок или чешуй. Он закруглён с одной стороны, несколько сплюснут и рифлёный с другой; имеет 2 слоя, внешний - коричневого цвета, внутренний - красновато-жёлтый. Внутри белый, мясистый и твёрдый, содержит млечный сок; очень опасен и имеет едкий, горький вкус (Pereira, Elem, Mat. Med., 3rd edit., pt.1, т. ii.)
Сбор стеблей (луковиц). Стебель 2-летний. Сначала появляется в конце июня или начале июля; цветёт осенью и производит листья весной, а семена в июне следующего года; затем он начинает сжиматься, становится жёстким и, наконец, исчезает в течение весны или лета. Активность стебля варьируется в разные сезоны года. Обычно считают, что она самая большая, когда стеблю около года; то есть около июля, между увяданием листьев и прорастанием цветов молодого стебля; в этот период стебель полностью развит и не исчерпал себя производством молодого (Id., 1.c.). Д-р Christison выразил некоторые сомнения относительно правильности сбора стеблей в июле; потому что, хотя в этот период они были самыми плотными, твёрдыми и богатыми крахмалом, но в следующем апреле он нашёл сморщенные стебли в последующих побегах, также, если не более горьких; и он цитировал анализ Stoltze, чтобы показать, что, хотя октябрьский стебель даёт 2%, мартовский стебель даёт 6% горького экстракта. Но в цитате есть ошибка, устраняющая вывод, который должен быть сделан. Stoltze обнаружил, что октябрьский стебель содержит 2,17% горького экстракта и что мартовский стебель содержит 5,91%, сладкого экстрактивного вещества, в сочетании с экстрактом ряда горечей; и он пришёл к выводу, что октябрьский стебель гораздо более активен и содержит более горький экстракт, чем весенний (id., 1.c.). Перед тем, как высушить стебель, его нужно разрезать поперёк на тонкие ломтики, предварительно удалив сухое покрытие. Ломтики должны быть быстро высушены в тёмном, проветриваемом месте, тепло не должно превышать 170° по Фаренг. (Battley, Lond. Med. Repos., Xiv. 429). Покойный д-р А.Т. Thompson рекомендовал сушить ломтики на чистой, белой бумаге, без искусственного тепла; единственное возражение против этого - требуемое время.
По д-ру Lindley (Flora Med., стр. 589), на рынок вышло некоторое количество стеблей куста, которые уже дали цветы, но которые были обломаны, и всё же были проданы по лучшей цене. Quin (Pharm. Hom.) и Jahr (Hom. Pharm., Posol.) советовали собирать стебли куста весной; но Pereira рекомендовал июль как период их наибольшей активности и возражал против плана сбора д-ра Christison в октябре. Сок должен быть выжат из стеблей, а затем приготовлен таким же образом, как и для всех свежих растений.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. На животных. Colchicum действует на многих животных как сильный яд. Говорят, что крупный рогатый скот, который кормится на лугах, где есть это растение, поражается семенами, которые прилипают к оболочке желудка, производя в нескольких точках их прилипания воспаление, что приводит к смерти; а свиньи, съевшие много луковиц, которые были выкорчеваны и помещены во двор, умерли в мучительной агонии, и при вскрытии желудок каждой из них оказался лопнувшим (Taylor on Poisons, art. Colchicum). Сэр Everard Home (Phil. Trans., 1816) экспериментировал на некоторых собаках. Он ввёл 160 капель винной настойки в яремную вену собаки; вся сила движения мгновенно терялась, и влияние на пульс было поразительно; вначале не ощущалось, через 10 мин. он был 84, через 20 мин. - 60, через час – 115, и через 2 часа - 150. Дыхание было в начале очень медленным, а далее – при нарастании пульса, таким быстрым, что его вряд ли можно было сосчитать. Было много поноса и рвоты, и смерть наступила через 5 часов. После смерти желудок обнаруживали повсеместно воспалённым. Orfila (Toxicol. Gen., 3-е изд., Т. II, стр. 257) постоянно давал луковицы Colchicum, собранные в июне, собакам, не получая никакого эффекта. Поэтому он считал, что климат и сезон влияют на его вредные свойства. Говорят, что он безвреден для лошадей; но г-н Woodward в «Губительных британских растениях» (1.с.) писал, что на пастбище, где были несколько лошадей, трава была плотно обрезана даже под листьями, но ни один лист безвременника не откушен.
На человека. Storck (LibeUus de Rad. Golch. Аut.) обнаружил, что при разрезании свежих частей на ломти, выделяющиеся из них едкие частицы раздражали ноздри, ротоглотку и дыхание, и концы пальцев, которые удерживали, были довольно сильно онемевшими; сок, нанесенный на 2 мин на кончик языка, он делал эту часть неподвижной и почти лишённой ощущения в течение 6 часов; что меньше, чем гран, обёрнутый в крошку хлеба, и принимаемый вовнутрь, вызывал тревожные симптомы, горящий жар и боль в желудке и кишечнике, трудность мочеиспускания, тенезмы, жажду, полную потерю аппетита и т.д., которые были значительно облегчены кислой смесью сиропа мака; что вливание 3-х гран корня в 4 унции вина, медленно выпитых, вызвало щекотание в гортани и короткий сухой кашель; вскоре после этого - жар мочевых путей и обильное выделение бледной мочи, без ощутимого воздействия на другие органы тела; когда унцию нарезанного корня добавить в фунт уксуса на 48 ч, а бутылку часто встряхивать, то корень становится безвкусным, но уксус становится едким, раздражает ротоглотку и вызывает кашель. Согласно д-ру Lewins (Edin Med., Surg. Jour., т. Xlvii, стр. 345), небольшие дозы, часто повторяемые, вызывают слабость, ощущение недомогания и головную боль. Д-р Barlow (Cyclop. Of Pract. Med., т.2, стp. 371) видел 20 эвакуаций стула от одной дозы Colchicum, без соответствующей слабости. Wood and Bache (US Dispensatory, 3rd edit.) отметили сильное слюноотделение в результате небольших доз Colchicum. Его главные эффекты в малых и повторных дозах, как представляется, - это тенденция стимулировать действие секреторных органов, особенно слизистой оболочки кишечника, и вырабатывать пот (Per., 1.c.).
В больших дозах Colchicum действует как сильный яд, и зарегистрированы многие смертельные случаи. Г-н Fereday (Land. Med. Gazette, vol. Х. стр. 160) коснулся случая отравления 2-мя унциями вина из семян Colchicum, принятого по ошибке за ром. Примерно через 1,5 часа после его проглатывания наступила острая боль в кишечнике, сопровождаемая обильной рвотой жёлтой жидкостью, тенезмами, небольшим, медленным и слабым пульсом. Боль была описана как пронзающая ножом; язык был естественным; лицо обеспокоенное; черты заострённые; щёки, губы и веки - фиолетовые; ощущение потери конечностей при ходьбе; рвота нарастала; выделяемая жидкость была похожа на кофе; и пациент умер 47 часов спустя от приёма яда. На посмертном обследовании лицо, шея и передняя часть грудной клетки были покрыты фиолетовым высыпанием. Желудок и кишечник были покрыты густой, вязкой, бесцветной слизью. Из мышечной и перитонеальной оболочки изливалась кровь; ребёрная плевра была сильно покрасневшей; сердце было дряблым, и его структура легко разрушалась; были обнаружены два красных пятна, одно в желудке, а другое в тощей кишке. Кровоподтёчные пятна наблюдали на поверхности лёгких, сердца и диафрагмы.
Д-р Ollivier (Annates d'Hyg., 1836, т. II, стр. 394) описал 2 случая. В первом - постоянная рвота, но без эвакуаций; пульс нитевидный и медленный; интенсивная жажда; сильные судороги в подошвах ног; интеллект не затронут; никаких судорог или тетанических спазмов. Пациент умер через 22 часа. Во 2-м случае симптомы начались вскоре после приёма яда. В животе наблюдали сильные боли; частую рвоту, но не было поноса; затруднённое дыхание; зрачки не расширены; холодность кожи; нет тетанических спазмов, но судороги в подошвах ног; пульс небольшой; интеллект не нарушен. Смерть наступила через 27 часов. Сосуды мягкой мозговой оболочки были сильно инъецированы; аваскулярный желудок.
Человек проглотил большое количество семян Colchicum; вскоре ощутил жжение в горле, тошноту с рвотой, сильными коликами и частыми поносами, затем последовали затруднение дыхания и выделение кровавой мочи. После смерти трупные пятна были обнаружены в желудке и двенадцатиперстной кишке (Pharmac. Times, 23 января 1847 г.).
Человек в возрасте 56 лет, слабой конституции и жертва хронического ревматизма, проглотил, по ошибке, 1,5 унции Vinum Colchici; через полчаса возникли: сильная боль в животе, тошнота со рвотой и постоянными выделениями, часто непроизвольными; эти симптомы продолжались всю ночь и большую часть следующего дня, после чего эвакуация была остановлена, но тошнота продолжалась; на следующий день после приёма яда он был охвачен очень сильной жаждой, которая продолжалась до смерти; боли в желудке и кишечнике были чрезмерно острыми; к вечеру возник бред, и он умер следующим утром. При вскрытии в кишечнике не обнаружили следов воспаления, желудок был гиперемирован (Edin. Journ., April 1818).
Сьюзан Лэйн, 30 лет, хорошего здоровья и конституции; у неё было около 2-х месяцев беременности, и, прочитав в газете, что женщина была арестована за аборт, приняв луговой шафран, она решила избавиться от бремени с помощью аналогичной меры. Она, соответственно, купила на 2 пенни и сделала его вливание, которое приняла на пустой желудок рано утром 10.III.1827 года. Меня вызвали к ней около 16 часов 11.III, и опрос показал, что у неё был выкидыш прошлым вечером. Я нашел её в очень безнадежном состоянии; конечности были довольно холодными, и всё её тело, особенно руки, ноги и лицо, были синевато-багровыми. Стекловидный взгляд надвигающейся смерти был в её глазах, дыхание было ускоренным, и пульс не ощущался на сонных артериях, но слабо в сердце. Несмотря на это, ощущения не были нарушены, и она дала мне чёткое пояснение того, что она сделала, её мотивы к этому, и последствия, которые оказал на неё яд. Сказала, что через полчаса после приёма его, желудок стал болеть, начались схватки и сильный понос, который продолжался очень сильно. У неё не было медицинской помощи, и с самого утра прошло это ужасное время, она так мучилась от боли и чистки, что ночью совсем не спала. Я назначил большие дозы коньяка и специй, но никакого эффекта; она умерла через 2 часа после того, как я пришёл. Тело было вскрыто на следующий день; все внутренние органы были найдены здоровыми, за исключением того, что слизистая оболочка желудка и кишечника была сильно воспалена, на всём протяжении (Dillon, Stephenson and Churchill's Med. Bot., vol. ii.).
Гарибель, в своей «Истории растений из Энвиронн-д'Акс», сообщал, что слуга был убит, принимая цветы от прерывистой лихорадки, которые считали полезными от этой болезни. Х.П. проглотил около унции настойки Colchicum в 21.00, на полный желудок, а в 5 часов следующего утра, через 8 часов после его приёма, началась рвота; поскольку желудок был опустошён, повторные рвоты нарастали по силе и продолжались, с регулярными интервалами, трижды в час, в течение 12 ч; с 6-го часа сила рвоты постепенно снизилась. Кислый, острый вкус во рту, с большей или меньшей степенью горечи; чрезмерный жар и сильная сухость рта и горла; сжатие груди; дыхание быстрое и затруднённое; сильная боль в желудке и кишечнике; частые опорожнения и холодность конечностей; во время пароксизмов - сильная дрожь всего тела и резкая боль в голове; впоследствии, сильная прострация (сообщено автору пациентом). МЕДИЦИНСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ (ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ). Этот препарат Ганеман не испытывал. Согласно Noack и Trinks (Handbuchfur Horn. Arzneimitt.): Colchicum полезен у сангвинистичных конституций и при флегматично-меланхоличных темпераментах. Также особо полезен у тонких, раздражительных, истеричных и ипохондричных индивидуумов, с большой предрасположенностью к поту и кислотности, с ревматизмом и катаром. У пациентов с белой, нежной кожей, которые потеют от малейшей причины и с повышенной раздражительностью. При болезнях, возникающих во время кондиционирования атмосферы, предрасполагающих к ревматическим поражениям. При ревматических и подагрических состояниях, как острых, так и хронических. Непостоянный ревматизм и подагра. Водянка. Анасарка после острой экзантемы. Асцит. Водянка суставов. Эпидемическая миллиария (потница). Птиализм, ревматическая зубная боль с дёргающими, рвущими болями, с чувством онемения и судорог в суставе челюсти, и особенно болезненны при сжатии зубов, с ночным обострением болей. Икота. Вызванная газами колика у истеричных и ипохондричных особей. Дизентерийная диарея. Хроническая дизентерия. Эпидемическая желудочная дизентерия, хуже осенью. Слизистый геморрой. Болезни мочевого пузыря и почек. Паралитическая слабость мышц мочевых органов. Болезненное мочеиспускание и задержка мочи. Астматические поражения. Спазмы в груди (Ruckert). Плеврит с серозным выпотом (Wurrri). Дебют гидроторакса (Ruckert). Тахикардия. Ревматическая рвущая боль в плечевых суставах. АНТИДОТЫ. Против больших доз уксус и мёд (Storck). Нашатырный спирт, от 6 до 8 капель, в сладкой воде (Schonlein). Гомеопатические дозы, Cocculus. Nux Vomica. Pulsatilla.
CUCUMIS COLOCYNTHIS – АРБУЗ КОЛОЦИНТ, горький огурец, горькое яблоко СИНОНИМЫ Colocynthis, Gerard. Emar., p. 915; Raii Hist., p. 642. Colocynthis fructu rotundo minor, Bank. Utv., p. 313. Colocynthis rulgaris, Parle. Theat., p. 160. ЗАРУБЕЖНЫЕ НАЗВАНИЯ: Фр.: Coloquinte. Итал.: Coloquintida. Испан.: Coloquintidas. Порт.: Coloquintidas. Нем.: Coloquinte. Гол.: Koloquint. Швед.: Coloqwint. Дат.: Coloqvinder, Русск.: Колоцинт. Араб.: Hunzil. Перс.: Hunzil. Тамильск.: Peycoomutikai, Yarriecoomutikai. Отряд. CUCURBITACE?. MON?CIA, SYNGENESIA. Общие характеристики Чашечка трубчатая, колокольчатая, с шиловидными сегментами, едва длиной трубки. Лепестки едва связаны друг с другом и чашечкой. Мужской вид: 5 тычинок, 3-братственный. Женский вид: рыльцев 3, толстые, двудольные. Плоды (peponida) - от 3 до 6. Семена яйцевидные, сжатые, не окаймлённые. Цветы одноцветные или гермафродитные, жёлтые (Decandolle).
Особые характеристики Стебель стелющейся, немного колючий. Листья сердцевидно-яйцевидные, многодолевые, белые, с волосками внизу; дольки тупые; черешки длинные как листовая пластинка. Усики короткие. Цветы пазушные, одиночные, стеблированные; женский вид с трубкой шаровидной чашечки, несколько шероховатой; отгиб колокольчатый, с узкими сегментами. Лепестки маленькие. Плод шаровидный, гладкий, жёлтый, когда зрелый, с тонкой, твёрдой кожурой и очень горькой мякотью (Decandolle).
ИСТОРИЯ. Д-р Adams (Lunbar, Gr. Lex) считал, что Ko?o?u??is из древней Materia Medica, описанная Dioscorides и Galen, была Cucumis Colocynthis (Bitter Apple) из современных фармакопей. Но даже во времена Athen?us, авторы жаловались на трудность распознавать летние плоды друг от друга, из-за путаницы названий, имевших место среди авторов, которые обращались с ними, и эти замечания можно отнести к рассматриваемому растению, поскольку мы находим COLOCYNTH, описанный Theophrastus, записанный Stackhouse как Cucumis Colocynthis, а другими - как обычный огурец. Опять же, Ko?.??pix Гиппократа Pereira считал Cucumis Colocynthis; Cucumis sativus от Sprengel и других комментаторов; a Жерар - Cucurbita sylvestris, или дикой тыквой; последний заявлял, что Colocynth является дикой тыквой, и писал: «Латинские переводчики Colocynthis часто ставят Cucurbita sylvestris; несмотря на это, он отличен от Colocynthis или Coloquintida, потому что Cucurbita sylvestis называют по-гречески Ko?o?u??? ??pia». Предполагают, что COLOCYNTH современности - это тыква, упомянутая во второй Книге царей, глава, i.v., т, 39; при голоде в Гилгале, пророк Елисей показал свою божественную миссию, сделав ядовитую тыкву полезным овощем. Аравийские медики называли его Alhandal и хорошо знали его свойства. Это упомянуто в работах Авиценны, Серапиона, Месне, Ибн Байтара и др. Греческие врачи использовали его главным образом в качестве сильного слабительного при водянке, летаргии и при мании, и для провокации абортов. Из-за сильнодействующих эффектов его, в основном, использовали, с самых ранних времён, в качестве ингредиента в большинстве чисток и, главным образом, при обструкциях кишечника. Привычный запор. Некоторые заболевания головного мозга, такие как апоплексия, мания. При водянке, аменорее и хлорозе, как симпатическое средство. При хронической подагре и ревматизме. Паралич. Параплегия и гемиплегия (Schneider). Желудочная нервная лихорадка (Hochenberger). Кровавая рвота. Геморроидальная колика (id.) Поражения печени (id.) Дизентерия (Araber). Паралич мочевого пузыря (Neumann). Паралич верхних и нижних конечностей (Koelpin, Hinze, Vorgtel, Schmur, Neumann) и т.д. (см. Noack and Trinks, Handb.fiir Нот. Arzneimitt.)
ОПИСАНИЕ. Стелющееся 1-летнее растение с белым разветвлённым корнем, уходящим глубоко в землю. Стебель травянистый, угловатый, разветвлённый, покрыт грубыми волосками, и стелется вдоль земли; по внешнему виду напоминает обычный огурец. Усики нитевидные, ветвятся напротив каждого листа. Листья треугольные, тупые, извилистые, волосатые, нежно-зелёные на верхней поверхности, грубые и беловатые под ним. Цветки жёлтые, с зеленоватыми жилами и единичные, появляются у пазух листьев. Мужские цветы: чашечка колоколообразная, 5-зубчатая. Венчик однолепестный, колоколообразный, разделён на 5 сегментов. Тычинки 3, короткие, свободные; 2 из которых имеют двойные изогнутые пыльники или состоят из 2-х пыльников; в этом случае число тычинок женских цветов действительно 5: чашечка и венчик похожи на мужские цветы. Завязь круглая, гладкая, нижняя. Пестик короткий, цилиндрический. Рылец 3; нити без пыльников. Плоды (pepo) размером с апельсин, с тонкой, но твёрдой кожурой. Цветёт с мая по август (Вудвилл и Перейра). По словам капитана Лиона, семена совершенно безобидны и очень питательны, и представляют собой важный продукт питания в Северной Африке. Но Christison (Disp., стр. 357) утверждал, что те из сухофруктов, которые были привезены в эту страну, однако тщательно промыты, слегка отдают горечью мякоти.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Япония, песчаные земли побережья Коромандел, мыса Доброй Надежды, Сирии, Нубии, Египта, Турциии, островов Греческого архипелага. Культивируют в Испании. Буркхардт, путешествуя по Нубии, нашёл землю во многих частях, покрытую этим растением.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Плоды (pepo – тыквенное семя). Нижеследующее описание плода взято из «Элементов Мат. Med.» Перейры, стр. 1075: «Плоды собирают осенью, когда они зрелые и жёлтые, и во многих странах очищают и высушивают либо солнцем, либо печками. В торговле импортируется из Испании (Альмерия, Гибралтар, Кадис, Малага и др.), Триеста, Мальты, Смирны, Алекс-Анретты, Могадора и пр. Плоды, называемые Colocynth или Coloquintida (Colocynthis poma Colocynthidis), импортируют очищенными (обычно), или иногда не подвергают механической обработке. Его мякоть (pulpa Colocynthidis exsiccata) почти белая, без запаха, лёгкая, губчатая, пористая, жёсткая, сильно и тошнотворно горькая. Семена гладкие, белые или желтовато-белые (белые семена Colocynth), или коричневатые (чёрные семена Colocynth), горькие, особенно темноцветные, и без запаха. Два вида Colocynth, отличаемые как турецкие и могадорские (Mogadore Colocynth), известны в торговле. Турецкий Colocynth: очищенный Colocynth - импортируют из Леванта, Испания и пр. Обычный размер каждого семени составляет около 2-3 дюймов в диаметре; форма более или менее шаровидная, в соответствии с равномерностью, с которой удалена кожура, и степенью сжатия при сушке; цвет белый или бледно-желтовато-белый. Пишут, что сто частей по весу состоят из 28 частей мякоти и 70 частей семян. Могадорский Colocynth: неочищенный Colocynth. Семя такого рода больше, чем предыдущее, покрыто желтоватой гладкой твёрдой коркой. Импортируют из Могадора только в небольших объёмах». Чтобы приготовить его для гомеопатического использования, плод, хорошо высушенный, растирают до порошка без помощи тепла, в соответствии с правилами, данными для приготовления высушенных растений; откладывают на неделю, дважды встряхивают; затем ослабляют до 30-го разведения, и сохраняют в хорошо закупоренных бутылях, в тёмном месте. Ганеман (Мат. Med. Pura) заказывал сухой плод, чтобы его довести до порошка, 20 гран которого вводил в течение недели в 400 капель спирта, перемешивая дважды в день. Двадцать капель настойки содержат один гран эссенции.
На человека. Colocynth в умеренных дозах действует как слабительное. В полных дозах - как очень сильное слабительное. В чрезмерных дозах он часто оказывался смертельным ядом, вызывающим сильную рвоту и послабление, и другие симптомы желудочно-кишечного воспаления. Fordyce (Fragm. Of Surg., Med., стр. 66) упоминал случай женщины, которая была жертвой колик в течение 30 лет, от того, что она приняла мякоть Colocynth, смешанную с небольшим количеством пива. Tulpius (Observ. Medicinales, iv. C. 27, стр. 2181) отмечал случай человека, который почти умирал от обильной кровянистой диареи в результате приёма отвара из 3-х яблок Colocynth. В 1823 году, в Лондоне, коронером было проведено расследование тела женщины, которая умерла через 24 часа, с непрекращающейся рвотой и диареей, из-за того, что по ошибке проглотила чайную ложку и половину порошка Colocynth.
Dioscorides (lib. Iv. стр. 178) наблюдал, что Colocynth, введённый в прямую кишку, продуцировал выделение крови (дизентерия). Человек проглотил 3 унции Colocynth, в надежде избавиться от гонореи, которая у него была в течение нескольких дней. Через короткое время возникли сильные боли в эпигастрии, с чрезмерной рвотой; примерно через 2 часа произошли обильные дефекации; зрение было нечётким; он с трудом слышал; начался лёгкий бред, затем головокружение. После небольшого лечения симптомы постепенно утихли (Orjila, Tox. Gen., vol. I., стр. 695, 3-е изд).
Слесарь, 28 лет, подверженный кровоточивому геморрою, жаловался на боли в желудке некоторое время и многие другие симптомы диспепсии. Немецкий рабочий, его спутник, пообещал исцелить его радикально с помощью домашнего средства. Он принял по его совету 2 стакана горького отвара, который, как я нашёл впоследствии, был Colocynth. Средство вызвало частые дефекации, сопровождающиеся коликой; через несколько часов пациент пожаловался на высокую температуру в кишечнике, ощущение сухости в горле и неутолимую жажду. Он пришёл ко мне ночью. Истинная причина болезни была скрыта от меня. Я обнаружил пациента с небольшим пульсом, очень ускоренным; язык красный; живот болезненный и очень болезненный при прикосновении; боль была фиксированная и очень сильная у пупка; стул был подавлен. На следующее утро живот был более вздут и более болезненным. Пациента поместили в прохладную ванну через 6 часов после того, как все боли нарастали; были задержка мочи, болезненная ретракция яичек и приапизм. На 3-й день задержка мочи прекратилась, но другие симптомы продолжались; пульс был небольшим; появилась икота; конечности стали холодными; голова и грудь были покрыты жирным потом; вечером все боли прекратились, и пациент умер ночью. При посмертной секции брюшные органы показали сильную дезорганизацию; живот был заполнен беловатой жидкостью, полной клочками одного цвета; кишечник был изъязвлён, покрыт чёрными пятнами, по большей части был слипшимся и покрыт ложными оболочками; внутренняя оболочка желудка была отделена и изъязвлена; брюшина была почти гангренозной; в печени, почках и мочевом пузыре наблюдали следы воспаления (Carron d'Annecy, Orf. Tox. Gen., 1.c.).
Следует отметить, что в экспериментах с Colocynth и Elaterium, когда эти яды производили смерть после их введения в желудок, этот орган и прямую кишку обнаруживали воспалёнными, в то время как остальная часть кишечника - в естественном состоянии. Это, в равной степени, относят ко многим другим ядовитым веществам. По-видимому, это зависит от скорости, с которой часть яда проходит по кишечнику, и как долго она остаётся в желудке и прямой кишке, а не в силу специфического действия на кишечник; поскольку он часто нужен, когда яд производит смерть после введения в клеточную ткань бедра (Orf., 1.c.).
МЕДИЦИНСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ (ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ). Наблюдения Ганемана (l.c.): «Древние дали Colocynth дурную славу, используя его в больших и опасных дозах в качестве помощника. Их преемники, встревоженные такими примерами, полностью отвергли его и, т.о., лишились его мощной помощи в борьбе с болезнями. Они отваживались на него только в очень редких случаях, после ослабления и изменения его свойств с помощью других веществ, называемых корректирующими, которые они считали надлежащими для смягчения и преодоления яда, которым, как они считали, он пропитан. Они добавляли другие полезные ингредиенты… и уменьшали его прочность как путём ферментации, так и путём непрерывного кипячения с водой, вином и т.д. Но после всех этих изменений Colocynth всё ещё был опасен в больших дозах, которые они назначали. Как это необычно, что во все времена школы медицины всегда должны были избегать размышлений, и что при таких обстоятельствах такая идея никогда не должна приходить, если в тех случаях, когда лекарства такого мощного вида в определённых дозах слишком сильны, это может быть пояснено менее их характером, чем размером дозы, которая может быть уменьшена; а также это уменьшение, не отнимая свойств лекарственного средства, может снизить его силу, чтобы эффективно предотвратить травму, в то время как это позволяет использовать его успешно. Короче говоря, это естественная и простая коррекция всех лекарств, наделённых такими мощными свойствами. Очевидно, если сразу выпитая пинта алкоголя, может убить человека, это не от какого-либо неотъемлемого ядовитого качества, а от слишком большой дозы, и что 2 капли алкоголя были бы неспособны нанести вред человеку. Также ясно, что если 1 капля концентрированной серной кислоты мгновенно сожжёт и разъест ту часть языка, на которую она упала, тоа будет просто слегка подкисленной жидкостью при смешивании с достаточным количеством воды. Это единственный способ обнаружить неоценимую ценность, доселе неизвестную, тех мощных лекарств, которые называют ядами, в случаях, которые наиболее трудно поддаются лечению, и получать их последствия, будь то острые или хронические заболевания. Ни одна школа медицины до сих пор не преуспела в этом, потому что их глупый и детский способ смягчения мощных веществ и их применение не удались, и они были вынуждены отказаться от использования наиболее эффективных и полезных лекарств. Руководствуясь болезненными симптомами, вызванными в здоровьи людей, мне удалось произвести самые счастливые излечения с помощью Colocynth, давая в качестве дозы лишь небольшую часть капли октиллионного или дециллионного разведения вышеупомянутой настойки. Чтобы ограничить себя одним примером, колики самого тяжёлого вида часто быстро излечиваются; в соответствии с симптомами, когда в то же время другие болезненные состояния в какой-то степени были аналогичны симптомам Colocynth».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks: Согласно профессору Мартину, Colocynth значительно способствует секреции слизи, но ненадолго. Он действует аналогично спиртным веществам. Его первичные эффекты на организм настолько сильны, что нарушения, которые он производит в нём, обусловленны вторичными симптомами длительной продолжительности. Colocynth особенно подходит для стенических, сухих, желчных, раздражительных, сангвиничных геморроидальных конституций и холерико-меланхоличных темпераментов. Также приспособлен к слабым и золотушным конституциям; страстным, возбудимым людям; женщинам, страдающим от обильной катамении, и, например, ведущим сидячую жизнь. Заслуживает особого внимания при желчных состояниях. Острый стенозный ревматизм. Артрит. Паралич. Невралгия. Суставная грыжа. Желчная лихорадка, вызванная беспокойством и горем. Родильная лихорадка, вызванная досадой. Периодическая односторонняя головная боль, возвращающаяся каждый день. Мигрень, с тошнотой и рвотой. Сильные головные боли, сопровождаемые сужением груди. Головная боль слева, с ощущением, будто левая половина головы оторвалась (Gasppary). Артритные и другие воспаления глаз (Scheller). Прозопальгия, с сильным ощущением разрыва и жжением в одной стороне лица. Спастическая, воспалительная и вызывающая газы колика (Hartlaub). Колики от холода, а также от нравственных эмоций и т.д. Колики, с поносом, после приёма пищи, заставляющие сгибаться вдвое. Эпидемическая дизентерия, на I и II стадии (Scudery). Дизентерийная диарея. Псоит хронический (Ruckert). Грыжа в тазобедренном суставе. Ischias nervosa cotunni (с помощью Nux Vomica). Стреляющие боли в разных частях крестца и бёдер, заставляющие человека хромать (Hartlaub) и т.д. и т.п.
АНТИДОТЫ. Против больших доз, прохладное молоко, вливания желчи, Camphora, Opium. От малых доз - Camphora, Causticum, Chamomilla, Coffea, Staphysagria, Tabacum. Colocynth является антидотом Causticum и Mercurius.
CONIUM MACULATUM – ОБЫЧНЫЙ (ПЯТНИСТЫЙ) БОЛИГОЛОВ, Хомлок, Кекс, Трава Беннета СИНОНИМЫ. Cicuta, Raii Syn., 2151; Ger. Em., 1061. Cicuta vulgaris major, Park. Theat., 933. Coniuru, Hall Hist., Vol. i. p. 337.Conium major, Bauc. iv., 160. Coriandrum cicuta, Crantz Austr., fasc.iii. p. 100. Coriandrum maculatum, Roth Germ., Vol. i. p. 130. Conium maculatum, Lin., Sp. Pl., 349; Ft. Brit., 302. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Grande Cigue. Итал.: Cicuta maggiore, Conio manchado. Исп.: Cicuta, Ceguda. Порт.:Sigude. Нем.: Gefleete Schierling. Гол.: Dollekervel, Scheerling. Шв.: Spraklig odort. Дат.: Skarntyde. Русск: Болиголов пятнистый. Отряд. UMBELLIFERAS. PENTANDRIA, DIGYNIA. Общие характеристики. Цветы идеальны, слегка неровные. Чашечка рудиментная. Венчик вверху, из 5 лепестков в обратную сторону в виде сердца, с острой закрученной вовнутрь точкой, самый внешний наибольший. Нитей 5, волосистые, почти такие же длинные, что и венчик. Пыльники округлые. Зачаток яйцевиден, несколько сжат, бороздчатый, морщинистый. Пестиков 2, нитевидные, удлинённые, распространяющиеся, немного толще у основания, исходят из расширенного, вогнутого, волнистого, постоянного цветоложа. Рыльца тупые. Плод яйцевидный, слегка сжат, с 10-ю острыми рёбрами, волнистыми, в вертикальном положении, увенчан расширенной волнистой цветочной розеткой и короткими, постоянными, распространяющимися столбиками. Плодолистик (семена Linnaeus) наполовину яйцевидной формы, распухший, каждый с 5-ю выдающимися, волнообразными или зазубренными краями, окончательно становятся прямыми и ровными. Перегородки со многими бороздками. Семя с резкой, узкой канавкой спереди. Универсальный покров из нескольких листьев; частично, один из 3-х листьев с одной стороны. Рудиментарная чашечка, обратные голововидные лепестки, яйцевидные плоды и плодолистики, с 5-ю выдающимися, волнообразными или зазубренными краями, с перегородками, будут отличать его от других родов в том же классе и порядке. Особые характеристики. Стебель гладкий, полированный и пятнистый, сильно разветвлённый. Листья копьеобразные, короче, чем зонтики.
ИСТОРИЯ. Обычно утверждали, что CONIUM MACULATUM Линнея взят у греков, и это растение, из которого делали афинский яд, уничтоживший Сократа и Фокиона; по всей вероятности, они идентичны. Dioscorides (lib. Iv. Cap., 79) описывал его довольно подробно, но недостаточно ясно, чтобы отличить от других зонтичных; и описание Pliny недостаточно. Однако Sibthorp (Prod. Flor. GrcBC.) обнаружил, что он растёт в изобилии вблизи Афин; и Nicander (Alexip., pp. 34, 35), описывая отчёт о его эффектах, перечислил симптомы, почти похожие на те, с которыми мы знакомы в результате отравления Conium maculatum. И симптомы, зафиксированные Платоном, в следующем отрывке из «Федо», о смерти Сократа, очень схожи на симптомы, наблюдаемые, когда в частности яд влияет на спинной мозг: «И Crito, услышав это, дал знак мальчику, который стоял рядом; и мальчик, ушедший, через некоторое время вернулся, привёл с собой человека, который должен был дать яд, который принес его, растолчённым в чашке. И Сократ, увидев человека, сказал: «Хороший друг, подойдите сюда; Вы опытны в этих делах, что делать?». «Ничего», - ответил мужчина, - «только когда Вы выпьете яд, Вы должны ходить, пока в ногах не будет тяжести; тогда ложитесь: это всё, что вам нужно сделать». В то же время, он приготовил чашку. Сократ взял её у него с великим спокойствием, без страха или изменения в лице, и, смотря на человека со своим обычным суровым видом, он спросил: «Что Вы говорите об этом зелье? Допустимо ли окропить любой его частью землю, как возлияние, или нет?». «Мы только растолчём», - сказал человек, - «столько, сколько этого достаточно для этой цели». «Я понял тебя», - сказал Сократ, - «но, конечно, законно и правильно молиться богам о том, чтобы мой уход отсюда мог быть успешным и счастливым, что я действительно умоляю их даровать мне». Он сказал так, поднёс чашу к губам и быстро выпил её. До сих пор большинство из нас были в состоянии удержаться от плача. Но когда увидели, что то, что он пил, и на самом деле был яд, мы больше не могли сдерживать слезы. И я дал им волю и плакал так сильно, что закрыл лицо, чтобы скрыть отчаяние. Я плакал скорее не о его судьбе, а о потере друга и благодетеля. Но Crito, не в силах сдержать слёз, начал громко причитать, его причитания заразили всех присутствующих, кроме Сократа. И он, наблюдая за нами, воскликнул: «Что Вы делаете, мои прекрасные друзья? Я отпустил женщин, чтобы они не выявили такую слабость. Я слышал, что наш долг - умереть весело, с радостью и похвалой. Поэтому молчите, и пусть будет видна ваша стойкость». От такой речи мы покраснели и подавили наши слёзы. Но Сократ, после прогулки, теперь сказал нам, что его ноги начинают становиться тяжёлыми и сразу же лёг, как ему сказали. В то же время человек, который дал ему яд, осмотрел стопы и ноги, касаясь их с интервалами. Наконец он сильно надавил на ногу и спросил, чувствует ли он её. На что Сократ ответил, что нет. Затем мужчина сжал ноги, показывая, что они становятся холодными и жёсткими. И Сократ, чувствуя это сам, заверил нас, что, когда действие дойдет до его сердца, он должен умереть. И вот, когда его тело стало наполовину холодным, он отбросил в сторону одежду и заговорил в последний раз: «Крито, мы обязаны принести в жертву петуха Эскулапу. Сделайте это, и не пренебрегайте». «Это должно быть сделано», - сказал Крито. «У Вас есть что-нибудь ещё сказать?»… Он не ответил, но через мгновение его глаза стали неподвижными. И Crito, увидев это, закрыл его веки и рот».
Фосион был отравлен kw?io? («Жизнеописания Плутарха»), но, похоже, греки привыкли называть яды этим именем, поскольку мы застаём слова ?i?eiv xw?iov пить яд (Lys. с. Eratosth): xweio? ???whota, выпив яд (Plato, Lys., 219). Д-р Adams (Append. Dunb. Gr. Lex.) говорил, что нет никаких сомнений в том, что Сократ был убит этим растением (см. Macer, lib. I. C.8). Haller считал, что это экстракт из Cicuta virosa. Следует также заметить, что Платон, в своём описании яда, не дал какого-либо конкретного имени, но использовал самый общий термин Ф??µ?ho?, который обозначал сильное зелье, как поэтическое, так и лекарственное. Латиняне называли болиголов Cicuta, - общим термином, используемым для многих зонтичных ядовитых растений; и Lamarck осуждал Linn?us за то, что он изменил название на Conium, забыв, что Linn?us только восстановил древний термин; слово Cicuta полностью латинского происхождения, и неизвестно грекам. Многие латинские авторы ссылаются на Cicuta в своих работах; и Лукреций (lib. v. ver. 897) иллюстрировал нашу старую английскую пословицу «Что такое мясо одного человека - яд другого человека» в строках, относимых к этому растению: «Pingueseere saepe Cicuta, Barbigeras выходит, homini quae est acre venenum».
Его использовали в медицинских целях очень давно. Dioscorides использовал его как глазную примочку, смешав с вином, и как припарку при герпесе и роже, а также как анафродизиак. Pliny (Nat. Hist., B. XXVI. с. 16) писал, что листья задерживают рост всех опухолей, успокаивают боль и вылечивают слезящиеся глаза; и Anaxilaus утверждал, что грудные железы, помазанные соком, никогда не растут после этого, «et incrementa mammarum et testium cohibere» (Aretcens de Morb. Acut., Lib. II. с. 2.) Авиценна хвалил его как средство от опухолей молочной железы. Он писал (lib. Ii., Стр. 662), что он останавливает кровотечение, сгущает кровь и вызывает лепру. Барон Storck был первым человеком, кто представил его в какой-то мере как «лекарственный препарат»; он использовал его с большим эффектом в лечении скирра, рака, язв и многих других хронических заболеваний. Похвала, которую он ему дал, привела к почти универсальному использованию, конечно, к общему разочарованию; и из общей неэффективности в нашей стране, предполагали, что Болиголов Storck был другим растением, но это оказалось не так. Его также использовали при хроническом ревматизме, железистых опухолях, различных фиксированных и периодических болях. Fothergill и Butter (Med. Observ. и Inquir., vol. iii.) рекомендовали использовать его при коклюше и при болезненных ощущениях в лице. Rosenstein, в Швеции, президент Fisher и профессор Jackson в Америке обнаружили, что его расслабляющие эффекты облегчают прохождение желчных камней. Bigelow нашел его полезным при желтухе. Bergius превозносил его при импотенции, за его замечательные противоположные эффекты, как внешнее средство для этих частей. Он использовал при нимфомании и сатириазе за его анафродизиакальные свойства. Fothergill, Chaussier, и Dumeril нашли его успешным при невралгии тройничного нерва; и он также оказался успешен в случаях гемикрании, которые не являются регулярно прерывистыми; при сифилисе (Пирсон); при бронхоцеле (Gibson из Пенсильвании). Но его главная рекомендация в аллопатической школе медицины заключена для увеличения и уплотнения поглощающих и секретирующих желез и внутренних органов; золотухи, стойких хронических заболеваний кожи и гнойных язв; также при опухолях молочной железы и обильной секреции молока (галакторея); для этой последней цели его использовали со времён Dioscorides. Bayle (Bib. Therap., Vol iii. п. 618) собрал из разных авторов 46 случаев излечения раковых заболеваний и 26 улучшений с помощью Conium.
ОПИСАНИЕ. Conium maculatum - двухлетнее растение, цветёт в июне и июле. Корень мясист, куполообразен, беловатый, часто раздвоенный, неприятного запаха и сладковатого вкуса. Стебель от 3 до 6 футов высотой, вертикальный, круглый, полый, гладкий, матовый, блестящий, сильно разветвлённый и обильно пятнистый или полосатый, красноватым или коричневато-фиолетовым. Листья большие, раскидистые, неоднократно сложные, глубокого, сияющего зелёного цвета. Листочки яйцевидные, тесно и резко перисторассеченные. Черешки длинные, бороздчатые, расширены и покрыты оболочкой у основания. Зонтики верхушечные, очень многочисленные, вертикальные, сложные, изредка наложенные на 1 или 2 простейших дополнительных, все многолучевые и гладкие. Общий покров из нескольких коротких, копьевидных листьев, перепончатых по краям. Частичный покров из около 3-х копьевидных листьев, которые все направлены в одну сторону и намного короче, чем зонтики (это будет отличать его от ?thusa cynapium, где зонтики короче, чем покров). Цветки многочисленные, белые, все плодоносные; самые наружные слегка неровные. Плоды обильные, яйцевидные, слегка сжатые, бороздчатые; гребни зазубрены. Плодолистики с 5-ю гребнями, 3 на задней части и 2 на краях. Conium maculatum можно отличить от других зонтичных растений следующим образом. Гладкий стебель, пятнистый, с пурпурными пятнами; гладкий, тёмный и глянцевый зелёный цвет нижних листьев; общий покров от 3 до 7 листиков; частичный покров из 3-х листиков; плод с волнистыми, рваными, первичными гребнями. Вся трава, когда размята, имеет неприятный запах (некоторые сравнивают с запахом мышей, а другие – со свежими кантаридами). Болиголов нередко путали с диким сельдереем (Chserophyllum sylvestre); его, однако, можно легко отличить по стеблю, который груб и без пятен; семена не исчерчены. Его также можно спутать с ?thusa cynapium и Anthriscus vulgaris. ?thusa меньше; нет общего покрова; есть 3 длинных, узких, односторонних, маятниковых листочка, содержащих частичный покров; и в листьях полностью нет неприятного запаха. Anthriscus vulgaris, или Common Beaked Parsley (обычная остроконечная петрушка), отлична от болиголова более бледным цветом и лёгкой опушенностью листьев; отсутствием пятен на стебле; утолщением под каждым соединением; отсутствием общего покрова; по шероховатости плода; и отсутствием сильного, неприятного запаха от смятых листьев. Ch?rophyllum bulbosum имеет пятнистый стебель, но его толстые соединения и грубые семена отличны от болиголова.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Болиголов является родным по всей Европе; восточной части Азии, Северной Америки и Чили, откуда он был ввезен. МЕСТНОСТЬ. В живых изгородях, фруктовых садах, пустых землях, а также на мусоре и навозных кучах, особенно вблизи городов и деревень; часто встречаемый. ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Листья и цветущий стебель, которые собирают в июне. Сок выжимают и обрабатывают способом, который используют для свежих растений. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ.
На овощи. Marcet (Ann. De Chim. Et Phys., Xxiv. 219) обнаружил, что растение фасоли (Phalosus vulgaris) практически сразу же было поражено при размещении в растворе 5 зёрен экстракта болиголова, и полностью сморщилось в течение 48 часов. На животных. Хотя болиголов был найден ядовитым для свиней и иных животных, но овцы, козы и лошади обычно будут безнаказанно употреблять его в пищу; и Ray утверждал, что дрозды поедают семена, являющиеся более сильными, чем листья, даже когда есть кукуруза. Болиголов, по-видимому, более вреден плотоядным, чем травоядным животным. Rozier (Tableau, том 1714) утверждал, что 3 ложки сока, данного коту, убили его через четверть часа. Orfila («Cox. Gen., Т. II, стр. 309) обнаружил, что порошок и экстракт были вообще безвредны, если дать животным, но что сок или листья свежего растения вызывали самые жестокие симптомы и смерть. Moiroud (Pharm. Vet., 359) дал 3 фунта и половину растения молодой лошади без последствий; но в другом случае отвар из 4-х унций сухого растения был фатальным. Он вызывал уныние, оцепенение, расширение зрачков, дрожь, слюнотечение, тошноту, судорожное сокращение мышц конечностей, закатывание глаз, скрежетание зубами и обильный холодный пот.
На человека. В больших и ядовитых дозах симптомы, вызванными листьями и семенами, указывают на нарушения систем головного и спинного мозга. Д-р J. H. Bennett встретил пример, который иллюстрировал его влияние на спинной мозг. Человек съел большое количество растения Болиголов, по ошибке приняв его за петрушку, вскоре после этого в нижних конечностях была потеря силы, но он, по-видимому, не испытывал боли. При ходьбе шатался, как будто был пьян; наконец, конечности отказались поддерживать его, и он упал. Когда его поднимали, ноги тянулись за ним, или когда поднимали его руки, они падали по инерции, и оставались неподвижными; в течение 2-х часов после того, как он принял яд, наступил паралич верхних и нижних конечностей. Была потеря возможности глотать и частичный паралич чувств, но никаких судорог, только незначительные случайные движения левой ноги; зрачки были фиксированы. Через 3 часа после приёма болиголова дыхательные движения прекратились. Смерть наступила через 3 с четвертью часа. Она явно была вызвана постепенной асфиксией от паралича мышц дыхания, но интеллект был совершенно ясен, почти до смерти. При осмотре, под паутинной оболочкой наблюдали небольшой серозный выпот. Вещество мозга было мягким при разрезе; много кровавых точек, но в целом орган был здоровым. Лёгкие были насыщены тёмно-красной жидкой кровью; сердце - мягкое и дряблое. Желудок содержал зелёную размягчённую массу, напоминающую петрушку; слизистая оболочка была сильно гиперемирована, особенно у кардии; здесь были многочисленные экстравазаты тёмной крови под эпителием, величиной размером с руку. Клетки кишок были здоровы, пятна гиперемии на слизистой оболочке. Кровь во всём теле была жидкой и тёмного цвета. Часть зелёной растительной массы была идентифицирована доктором Christison как Conium maculatum. Некоторые из листьев, измельчённых в ступке с раствором поташа, также давали особый летучий запах Conium (Edin. Med. And Surg. Journal, July 1845, стр. 169). Бред и судороги не являются обычным эффектом отравления этим растением (Taylor, 1.в.).
Два священника по ошибке поели Болиголов; они стали безумными, и, приняв себя за гусей, погрузились в воду; в течение 3-х лет они страдали от частичного паралича и сильной боли (Wibmer, Wirk и т. д., ii. 172).
Старуха страдала в течение 3-х месяцев от болей в животе и судорожными движениями конечностей, вследствие употребления корня Болиголова* (Wibmer, 1.c.).
М. Haaf, французский армейский хирург, описал смертельный случай отравления Болиголовом. Солдат, вместе с несколькими товарищами, съели суп с листьями Conium и, казалось, вскоре заснули, во время разговора. В течение часа они встревожились, когда все ощутили головокружение и головную боль, и послали за хирургом полка. Он нашёл солдата, который заснул, в состоянии бесчувствия, из которого, однако, его можно было пробудить на какое-то время. Его лицо было раздуто, пульс всего 30/мин, а конечности холодны. Бесчувственность становилась всё глубже и глубже, пока он не умер, через 3 часа после приёма супа. Его спутники восстановились (Corvisart, Journ. De Med., Vol. Xxix, стр. 107).
Г-н Watson дал отчёт о двух голландских солдатах, которые были расквартированы в аббатстве Уолтхем (Эссекс). «Они собрали в воскресенье, 6 мая 1744 года, в прилегающих к ним полях, количество травы, достаточное для себя и двух других на обед, сварили с беконом; эти травы были приготовлены, бедные люди сначала съели бульон с хлебом, а потом травы с беконом. Через короткое время после этого, все они были охвачены сильным головокружением; впали в кому, а у 2-х из них были конвульсии, и они умерли примерно через 3 часа. Врач назначил двум другим, в то время почти мёртвым, большое количество масла, благодаря чему они вырвали бoльшую часть того, что съели, и потом им стало лучше. У всех эффекты были такими же, как и от большой дозы опиума. Другой солдат съел бульон, сделанный из болиголова, с хлебом, и едва ли почувствовал какие-либо неудобства» (Phil. Trans., Vol. Xliii. № 473, стр. 18-20).
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «Отжать сок из всего растения перед цветением; смешать его с равными частями спирта. Conium maculatum является одним из тех лекарств, в которых наименее легко отличить первичный и последующий эффекты. Среди его симптомов много противоположных друг другу в определённых отношениях, которые следует рассматривать как альтернативные эффекты или, возможно, временные последовательные, временно приостановленные каким-то новым обострением на лекарство. Касательно смертельных последствий, следующих в продолжение применения Conium в больших дозах, с которыми нас познакомили неудачные опыты лечение Storck, Lange, Andree, Ehrhardt, Greding и др., они являются истинными последовательными эффектами, созданными усилиями природы, атаками таких больших и часто повторяемых доз. Наблюдают расслабление всех волокон, сопровождающееся астеническим воспалением и болезненной чувствительностью. Похоже, что во время примитивного эффекта Conium происходит обратное, представляющее собой придание жёсткости, затвердевание и сужение волокон, с опуханием желез и притуплением чувств, о чём свидетельствуют некоторые случаи увеличения железистой оболочки шеи и губ, вызванные поражениями, и катарактой, вызванной ударом, которые лечили и излечивали гомеопатически. Эти первичные эффекты, соединённые с некоторыми другими, подразумевают мощное средство от тревожного вида ипохондрии, который иногда наблюдают у мужчин в отставке, со строгой жизнью, если только это не зависит от какого-то примитивного миазматического поражения. Опыт учит тому, что мы должны действительно думать о действии Conium в случае пресбиопии у людей в возрасте, и может быть доказано, что оно обладает свойством разрушать поражение катарактой» (Ганеман, Mat. Med. Pura).
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack и Trinks (l.c.): Главная тенденция болиголова - сжижение и растворение животного вещества, как нормального, так и ненормального. Он более подходит для женской конституции, чем мужской; венозным, лимфатическим, золотушным, апатичным конституциям; флегматично-меланхолическим темпераментам; а также для людей с жёсткими светлыми волокнами и легко возбудимой нервной системой. У ипохондричных и истеричных женщин, особенно беременных. При золотухе, туберкулёзе, карциноматозе и параличах особенно полезен болиголов. Падение волос. Звук и пение в ушах. Слабость стариков (Lobethal считал болиголов панацеей для стариков). Состояния слабости, сопровождаемые чрезмерной раздражительностью тела (Ганеман). Старые ушибы, деформации и контузии оболочек и сухожильных образований, вызванные ущемлением, давлением, ударами, падениями и иными внешними повреждениями, вследствие чего клеточная ткань была сжата, а железы уплотнены; ощущение онемения, сопровождающее эти симптомы. Тремор конечностей. Спазмы и приступы слабости, и другие болезненные явления у женщин-истеричек. Эпилепсия. Золотуха, особенно при отёках и уплотнении наружных желез. Нервная и серозная апоплексия. Герпетические высыпания, со жгучими, сильными болями, особенно на предплечьях. Герпетические пятна на предплечьях; кожа ярко-красная. Железистые опухоли. Скирр и карцинома. Золотушные, герпетические, гангренозные язвы. Болезненные узлы. Злокачественные и болезненные язвы, когда эти боли возникают из-за злоупотребления ртутью и усугубляются ночью. Прилив крови к мозгу, головокружение. Воспаления глаз разных типов, особенно офтальмия и dacryoadenalgia scrofulosa, с заметной светобоязнью. Золотушная фотофобия. Гнойное выделение из носа. Прозопалгия. Status gastricus. Хроническая болезнь и уплотнение печени. Импотенция от онанизма. Мезентерическая атрофия новорожденных. Болезненное мочеиспускание и задержка мочеиспускания. Меностаз. Подавленная менструация. Замедленное появление первых менструаций. Дисменорея. Менструация возвращается каждые 14 дней. Маточные спазмы. Fluor albus. Галакторея. Мастит. Скирр молочной железы, от ушибов. Сухой, судорожный, слегка раздражающий кашель, с сильным угнетением груди и вечерней лихорадкой, особенно у золотушных людей. Коклюш. Истерическая астма. Астма старческая. Пневмония nervosa, с предрасположенностью к удушью. Phthisis tuberculosa. Phthisis florida, sicca et purulenta. Хронические поражения сердца и т.д. и т.п.
АНТИДОТЫ. При ядовитых дозах Плиний утверждал, что антидот - вино. Согласно Nicander, крапива (Urtica urens) - противоядие для Conium; а также Storax сalamita. При небольших дозах - Coffea., Spirit.Nitros. Антидот болиголова - Acidum Nitricum. CROCUS SATIVUS – ОБЫЧНЫЙ ШАФРАНОВЫЙ КРОКУС
СИНОНИМЫ. Crocus, Gerard.Emar., cтр. 151; Raii Hist., стр. 1176. Crocus verus sativus autumnalis, Park. Parad., стр. 167. Crocus sativus, Bauh. Піv., стр.65; With. Bot. An., стр. 37. Crocus autumnalis, E. FI., т. I. стр . 46. ИНОСТРАННЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Safran. Итал.: Zafferano. Исп.: Azafran. Порт.: A?afrao. Нем. и дат.: Safran. Гол.: Saffraan. Швед.: Saffran. Русск.: Шафран. Араб.: Zafran. Перс.: Aheer. Там.: Khoongoommapor. Отряд. IRIDI?. TRIANDRIA, MONOGYNIA.
Общие характеристики. Чашечка прикорневая, из 2-х неравных, мембранных, трубчатых оболочек, одноцветная. Венчик (perianthium) верхний, трубочка цилиндрическая, вертикальная, в 3-4 раза длиннее ветви, которая является ровной, в 6 эллиптических, продолговатых, равных сегментах, 3 из которых частично внутренние. Нитей 3, в устье 6; трубочка короче, чем ветвь. Пыльники стреловидные, вертикальные. Зачаток у корня внизу, округлый. Столбик нитевидный, очень длинный, поднимающийся так высоко, как тычинки. Рыльца 3, расширенные вверх, по-разному сложенные, зубчатые или многодольчатые. Капсула мембранная, из 3-х ячеек и 3-х клапанов. Семян несколько, шаровидные. Низший венчик с очень длинной тонкой трубочкой и 6-частной, равной, раздутой, вертикальной ветвью и 3-хлепестковыми, многодольными рыльцами; что отлично от других родов в том же классе и отряде.
Особые характеристики. Рыльца выступающие, провисшие, в трёх глубоких линейных отделениях.
ИСТОРИЯ. Самое раннее упоминание о Крокусе у Гомера (Илиада, Книга xiv., Pope's Trans.): «И пылающий Крокус заставлял гору сиять». Он также упомянут в священной истории (Песнь Соломона, глава, iv., Стих 14): «Аралия и шафран». Он был назван Carcom евреями, которыми он был очень почитаем как лекарство и как парфюм. Это Kpoxos греческих врачей, Гиппократа, Теофраста, Dioscorides и т.д.; и Zaffaran Аравийцев. В ранние годы он был очень ценен как слабительное, смягчающее и рассасывающее, обладающее афродизиакальными свойствами. Аравийские врачи Serapion, Rhases и Avicenna использовали его при маточных заболеваниях, в случаях тяжёлых родов и в качестве вяжущего при обструкции печени. Позже его иногда применяли разные врачи для различных заболеваний, таких как истерия, ипохондрия, меланхолия, артритные и ревматические поражения, дисменоррея, хлороз, астма, спазмы и т.д., а также для содействия сокращению матки в родах, без каких-либо решительных или успешных результатов. Это народное средство для помощи при экзантемах. В настоящее время его, в основном, используют в качестве красителя, и широко используют на континенте в кулинарном искусстве, для придания вкуса и цвета блюдам.
ОПИСАНИЕ. Корень округлый; его буроватые покрытия сетчатые, разделённые вверху на отдельные параллельные волокна. Листья линейные, богатого зелёного цвета, с белой центральной полосой, и окружены у их основания длинными мембранными ножнами. Цветы появляются после листьев; светло-фиолетового цвета, короче листьев. Пыльники бледно-жёлтые; а рыльца глубокого оранжевого цвета. Он цветёт в сентябре-октябре (Woodville и Pereira).
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ. Уроженец Малой Азии; по словам Перейры, натурализован в Англии, Франции и в некоторых других европейских странах. Это сомнительный уроженец восточной части Европы. Woodville говорил, что это, несомненно, уроженец Англии; хотя это неизвестно Ray, Miller и нескольким другим ботаникам. Все различные растения этого рода Линней считал лишь разновидностью Crocus sativus.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Высушенные рыльца. Для гомеопатических целей мы готовим шафран как все сухие вещества, либо обрабатывая его сразу в 20 частях спирта, либо производя три первых аттенуации растиранием. Stapf (Additions to Mat. Med., Amer. Trans.) прописывал потенции, которые должны быть приготовлены путём растирания сырого вещества до 3-й потенции, а затем изменяя потенции до 30-й, путём встряхивания. Цветы собирают утром, используют рыльца и часть столбика, и высушивают на бумаге либо в печах, либо на солнце. В торговле есть два вида: Hay Saffron и Cake Saffron. Первый должен быть взят для нашего использования. По словам Pereira (op. Cit.), Hay Saffron состоит только из рылец и части столбика; они от 1 до 1,5 дюймов, коричневато-красные, верхняя часть расширена и вырезана на краю (рыльце); нижний (столбик) узкий, капиллярный и округлый. Запах острый, ароматный; в большом объёме наркотический. Вкус горький и ароматный, а при жевании окрашивает рот и слюну в жёлтый цвет. Один гран хорошего коммерческого шафрана содержит рыльца и столбики 9 цветков; поэтому требуется 4320 цветов, чтобы получить 1 унцию шафрана. Cake Saffron следует избегать, т.к. он фальсифицирован сафлором, смешанным со смолой, а затем скатан в лепёшки. Лучший шафран (по словам Pereira) - испанский (Crocus Hispanicus), импортируемый из Гибралтара, Кадиса и Малаги. Следующий - французский (Crocus Gallicus), продукт C. Gatenais и C. Orleanais. Основная фальсификация - сафлор (Carthamus tinctorius), что может быть обнаружен небольшим пятном на коже при протирании; а также путём помещения вещества в горячую воду, когда цветочки сафлора будут легко отличаться от рылец Крокуса. Шафран ранее был фальсифицирован цветками календулы (Calendula officinalis), граната (Punica granatum) и с волокнами копченой говядины; но всё это легко обнаружить, вливая сомнительное вещество в горячую воду. Шафран обязан своим цветом своеобразному веществу, названному Vogel и Bouillon-Lagrance полихроитом, каждые сто частей шафрана содержат 65 частей этого вещества. Шафран раньше выращивали в больших количествах вблизи Саффрона Уолдена в Эссексе.
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. Lusitanus (apud Fric. De Venen., стр. 394) говорил, что волдыри, головная боль, слепота, бред и потеря сознания возникали после большой дозы шафрана, и даже была смерть; и эта смерть наступила у человека, вдохнувшего большое количество паров шафрана. Borellus (Hist, et Obsert., Cent, iv.) говорил, что головная боль и слабость были получены, оставаясь некоторое время в комнате, где было много шафрана. Tralles (De Opts, раздел I, стр. 114) утверждал, что он усиливает склонность к апоплексии. Riverius (Op. Med., Ed. Horstius, стр. 136, Fref. 1674) писал, что большая доза шафрана, которую дали женщине для увеличения менструации, вызвала смерть после 3-го дня, кровотечением из матки. Foster (Gottinger Mag. Jahrg., I. St. 2) описал случай смерти, вызванный паром шафрана. Alexander (Exp.Ess., cтр. 88, 1763) принял 4 крупицы Шафрана без какого-либо пагубного эффекта; а Wibmer принял драхму (1/8 унции), не ощутив никаких разумных изменений.
МЕДИЦИНСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ (ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ). Прувинг Крокуса не был проведен Ганеманом, но мы находим его упомянутым в его «Малых трудах», переведенных д-ром Dudgeon, с. 347. «Похоже, что Crocus sativus, в его прямом действии, снижает кровообращение и жизненную температуру. Наблюдали медленный пульс, бледное лицо, головокружение и истощение. На этом этапе, скорее всего, происходят меланхолия и головная боль, которые наблюдали от его действия; а на 2-м этапе (косвенное вторичное действие) происходят бессмысленное, экстравагантное веселье, одурманивание чувств, усиление действия артерий и сердца и, наконец, кровоизлияние, наблюдаемое от его использования. По этой причине он может быть полезен при восстановлении потоков крови, что было проверено аналогично действующим средством; т.к. его способность увеличивать циркуляцию происходит сначала при вторичном действии, следовательно, противоположное должно происходить при прямом действии. Это было сочтено полезным как аналогично действующее средство при головокружении и головной боли, с медленным пульсом. В некоторых случаях меланхолии, с медленным пульсом и аменореей, он также оказывается полезным как подобное средство для лечения. Он (в своём непосредственном действии) вызвал смерть от апоплексии и, как говорят, оказался эффективным в подобных поражениях (возможно, у расслабленных организмов). Явления его вторичного действия указывают на значительно повышенную раздражительность волокна, следовательно, вероятно, он так легко вызывает истерию.
Ниже приведено наблюдение д-ра E. Stapf, взятое из американского перевода Дополнений к ганемановской Materia Medica Pura. «Этот препарат был любимым у врачей XVI-XVII веков. В последнее время его применяют гораздо реже, и несколько известных эффектов, которые, как мы знаем, он способен производить, были объединены в неопределённые общие термины, такие как ошеломление, нагрев, сопор, интоксикация, безумие, возбуждение крови и т.д. Очевидно, что это несовершенное знание очень мало помогает в лечении болезни, и что действующие качества Крокуса, который, безусловно, представляет собой интересный препарат, должны быть исследованы более адекватно. Из-за отсутствия разумных и всеобъемлющих знаний, которые преобладают среди врачей в отношении лечебных свойств Крокуса, несмотря на частое и постоянное использование, которое было сделано врачами при лечении болезней, ясно, что простого эмпирического использования Крокуса недостаточно, чтобы обеспечить достаточное знание его возможностей по исправлению положения, и что это знание может быть получено только путём тщательной проверки препарата на здоровых людях. Дальнейшие наблюдения и эксперименты, без сомнения, сделают список симптомов более полным и полезным; но настоящие симптомы достаточны, чтобы указать на многие поражения, особенно у женского пола, где Крокус может быть использован с успехом. Ранее использовали 3-ю потенцию Крокуса с успехом, но иногда вызывали у раздражительных людей и при очень сильных болезнях некое опасное обострение симптомов. Чтобы устранить эту опасность, в настоящее время обычно применяют 30-ю потенцию, хотя более низкие потенции иногда могут быть полезны у вялых людей. Разумный и наблюдающий врач сможет легко это распознать. КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack and Trinks (op. сit.): «Saffron особенно применим при предрасположенности к застою крови и при воспалении, которые возникают, главным образом, у лиц с сангвиническим характером; у безмятежных, весёлых и с предрасположенностью к веселью. Особенно это касается истерик, клонических судорог, склонности к аборту, климакса и перименопаузы, но особенно от тифа в организме ребёнка. Те состояния, которые отличны замечательным чередованием из одного состояния в другое, дают конкретное указание для Крокуса. Кровоизлияние, характеризующееся тёмной, чёрной, вязкой кровью. Хорея прерывистого характера, осложнённая кашлем. Спастическая зевота. Меланхолия. Слабоумие. Extasis melancholia. Сильное нагревание и боль в глазах после хирургических операций (Aconite, по-видимому, является главным лекарством, но некоторым людям с мягким темпераментом Aconite не подходит, и сильную стреляющую боль в висках и глазах облегчает Ignatia); стремительные боли, с рвотой и лиэнтерией (понос непереваренной пищей) облегчаются Asarum; стреляющие боли - Arsenicum, тянущие боли, начинающиеся в виске, сопровождающиеся потерей аппетита, - Thuja occidentalis; разрушенный хрусталик после депрессии «поглощает» Senega; нарушение зрения после хирургической операции, особенно когда предметы, кажется, покрыты кровью, облегчает Strontiana (Wurzler). Носовое кровотечение, особенно когда кровь густая и тёмная (также красная), а нос легко кровоточит либо от физических упражнений, либо от удара. Кровотечение из носа, которое начинается каждый день в жаркую погоду. Частое кровотечение из носа каждый день, которому предшествует давление на лоб. Кровотечение из носа и критическое периоды в молодости. Нарушения менструального цикла с полнотой, головной болью и т.д. Маточное кровотечение после сильных нагрузок или стимулирующих напитков, принятых в период менструации, или от испуга. Согласно Hirzel, Крокус более подходит от метроррагии, с эретизмом кровообращения, а Secale от кровоизлияний из-за атонии. Согласно Lobethal, Крокус соответствует активному кровоизлиянию; Sabina - кровоизлиянию с эретизмом, а также вялому кровотечению. Согласно Хартману, характерным признаком для Крокус служит тёмная, черноватая, со сгустками, вязкая кровь, всегда сопровождаемая стреляющими болями в животе и в сторону поясницы. По мнению других, Крокус показан даже тогда, когда нужны потуги, а выделение крови либо со зловонным запахом, либо нет. Различные приступы, сопровождающие маточное кровоизлияние, такие как частое беспокойство и проходящее тепло над всем телом, с раздражением кожи, обмороком, ознобом и т.п. Лохии слишком обильные (в ряде случаев удлинение язычка, вызывающее щекочущий кашель).
АНТИДОТЫ. Aconitum. Opium. Ошеломлению и сопору, вызванных Крокусом, возможно, будет противодействовать Опий, или, возможно, Белладонна (Stapf). Forestus (De Venen., В Scliol., Lib. Iii, fol 122) утверждал, что Крокус является противоядием в случаях отравления Aconitum napellus.
CYCLAMEN EUROP?UM – СВИНОЙ ХЛЕБ ИЛИ ДИКИЙ ЦИКЛАМЕН СИНОНИМЫ. Cyclamen Europium, Engl. Rot., t. 548; Linn. Sp. PI., p. 207; With., vol. II. p. 299.Cyclamen vernum, Gray’s Nat. Arr., vol. II. p. 303. Cyclamen neapolitanum, Bot. Reg., U. S., 1838, t. 49; Loud. Gard. Mag., vol. xiv, Cyclamen hedere folio, Bauh. піv., p. 308; Jogns. Gerarde, p. 843, f. 2. Artanina Cyclamen, Blackw. Hist., p. 147. Cyclamen Orbiculare, Dodon. Pempt., 335. Cyclamen, Lobel.Icon., 604. ЗАРУБЕЖНЫЕ НАЗВАНИЯ. Фр.: Cyclame, Pain de pourceau. Итал.: Pan porcino. Исп.: Mazana de puerco. Нем.: Erdschubs, Schweinsbrod. Голланд.: Werckens byoot. Греч. и латин.: Ten? rapum, Eapum porcinum, Tense malum. Отряд. LYSIMACHI?, JUSS.; RUTACE?, Linn.; PRIMULACE?, Lindl. PENTANDRIA, MONOGYNIA.
ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. Чашечка нижняя, колоколообразная, из 1-го лепестка, разделена на 5 сегментов, постоянная. Венчик из 1-го лепестка, колесообразный; трубчатый яйцевидный, длиннее чашечки; устье голое, выдаётся; листовая пластинка намного длиннее трубки, в 5 глубоких, наклонных, равных сегментах, которые завёрнуты вверх. Нити очень короткие, в трубке. Пыльники прямые, острые, сходятся к устью венчика. Зачаток округлый. Столбик цилиндрический, прямой, длиннее губ пыльников. Рыльца простые. Капсула шаровидная, довольно мясистая, открыта сверху, с 5-ю зубцами. Семена многочисленные, несколько яйцевидные, заострённые, покрывающие центральную, округлую, яйцевидную, стебельчатую, несоединённую плаценту или цветоложе. Вверху колоколообразная чашечка с 5-дольчатой чашечкой, монолепестковый венчик в виде колеса, с обнажённым выпуклым устьем и 5-ю завернутыми сегментами, а также несколько мясистая, однокамерная, многосемянная капсула будет отличать его от других родов в том же классе и отряде (Baxter).
ОСОБЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. Листья в форме сердца, угловатые, тонко зубчатые, их жилки и стебель шероховаты, горлышко венчика зубчатое. Цикламен является главной пищей диких кабанов на Сицилии, отсюда и название, Sow-bread (хлеб свиней).
ИСТОРИЯ. Хотя в настоящее время полностью исключён из аллопатических фармакопей, Цикламен широко использовали греческие, латинские и арабские врачи. Dioscorides (Т. II, 193-4) рекомендовал его как слабительное для выделения слизи, жидкости, менструального потока, эмменголог и антидот; и как средство, повышающее секреторную активность слизистой оболочки полости носа при заболеваниях головы. Galen (De Simplicibus, vii.) рекомендовал его для наружного применения при уплотнении селезёнки; при желтухе, не только путём чистки кишечника, но и всего тела путём потоотделения; а также при аменоррее, принимая как внутрь, так и в свечах. Авиценна (ii. 271) копировал у Галена, и рекомендовал его как средство избавления от желтухи потением; тело должно быть покрыто многими одеждами, чтобы желчь могла выпотеть из тела. Mesne (De Simplicibus, xxvi.) утверждал, что это общий очиститель желчи, когда принимают орально; как усилитель менструального потока и при уплотнении селезёнки. Serapion (De Temp. Simp., Cap. 249) дал длинные отрывки из Dioscorides, Galen, Armasius, Paulus, Aben Mesnai и др., о достоинствах этого растения. Жерар (Hist, of Plants, book ii., стр. 695) говорил, что «корень, данный женщинам при родах, уменьшает большую часть боли». Кроме того, «он очищает кожу, и снимает солнечный ожог, и все пятна на лице, а также волосы и знаки, которые остаются после маленьких пустул; и дают пить в вине, это делает человека пьяным». И писал об опасностях: «Нехорошо, чтобы беременные женщины касались или принимали эту траву, или подходили к ней, или шагали, где она растёт, ибо содержащаяся в нём естественная привлекательность может вызвать преждевременные роды, что опасно и трудно избежать; я закрепил палочки в земле (в месте, где он рос в моём саду), а другие палочки наперекрест над ними, чтобы никакая женщина не закончила плачевным экспериментом, если перешагнёт его». Некоторые авторы утверждали, что сок, потёртый через пупок, приведёт к эвакуации; и использовали тем же образом для провокации абортов. Vicat (Mat. Med., Leip., 1782) давал его при зубной боли. Bourgeris давал его при аменорее и чтобы стимулировать выход плаценты.
ОПИСАНИЕ. Цикламен - многолетнее растение. Корень большой, округлый, сжатый, коричневый, разбрасывает много разветвлённых волокон. Листья все прикорневые, в форме сердца, угловатые, тонко зубчатые; в полный рост 3,5 дюйма и 2,5 в ширину, темно-зелёные и пятнистые сверху, обычно красновато-пурпурные внизу, гладкие, на очень длинных черешках. Цветы свисающие, пурпурные, сладко пахнущие, цветоносы напоминают черешки, прямостоящие, со спиральным цветком с плодом. Капсулярная ягода кожистая, фиолетовая, открытая сначала вверху, а затем целиком. Семена большие, красновато-коричневые, в форме почки. После того, как цветы отцвели, цветковые стебли скручиваются спирально, закрывая закладку цветка в центре и опуская его на землю, лежат на поверхности почвы, пока семена не будут готовы отделиться.
ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ. Цикламен - уроженец юга Германии, Австрии, Италии, Сицилии, Греции, Татарии и т.д.; широко культивирован в наших садах и его находят в диком состоянии, но не является действительно свойственным этому ареалу. МЕСТНОСТЬ. В тенистых местах и на влажных землях. Растёт в изобилии вокруг храмов Пестума, недалеко от Неаполя, где он был найден автором, в полном цвете, в августе. Образец для рисунка был найден вблизи Drumcondra, в Ирландии.
ЧАСТИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В МЕДИЦИНЕ, И РЕЖИМ ОБРАБОТКИ. Для целей гомеопатии мы берём свежие корни, собранные осенью, и выжимаем сок, смешиваем его с равными количествами спирта, и готовим в соответствии с другими лекарственными субстанциями, только до 4-го разведения (Quin, Phar. Horn).
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ. В больших дозах Цикламен действует как раздражитель; и Бургав поместил его среди этого класса ядов, потому что он очень очищает, Bulliard (Herb, do la France, Plant, venen.) утверждал, что свежий корень в дозе 2-х драхм в отваре 1/2 воды, вызывал сильную рвоту и очищение у крепкого человека. В северных провинциях Франции, где эта трава распространена, её часто используют как очистительное средство; но часто следуют сильные рвоты, иногда кровью, с холодным потом, шумом в ушах, головокружением и судорожными движениями.
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИМЕНЕНИЯ (ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ). Наблюдения Ганемана: «Необоснованное подозрение существовало с далёких времён, что действие этого драгоценного лекарства является предвзятым и неопределённым; но предполагаю: Диоскорид действительно имел в виду растение, которому дали его имя; всё, что он говорил об этом, взято просто из отчёта. Арабы использовали корень цикламена под названием Артанита, как ингредиент слабительной мази, где были и несколько других сильных слабительных, которой натирали тело; связав его с этой группой, они сложили репутацию сильнодействующего лекарства, которую он не заслуживал. Но поскольку наше гомеопатическое исследование ничего не признаёт на основании традиции, и ни хвалит, ни пренебрегает без беспристрастного исследования, этот очень неверно применённый корень попал мне в руки. И поскольку мы не можем судить о достоинствах человека по внешним обстоятельствам или лёгким и поверхностным мнениям множества, то ни внешние проявления лекарства, ни его авторитетные качества не дали никаких доказательств его истинной ценности. Я провёл единственный безопасный тест, пытаясь испытать его на здоровых людях; и это, по-видимому, превосходное средство в ряде отчаянных случаев».
КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ. Noack and Trinks (op. сit.): Острые и хронические высыпания на коже. Тупость ума и памяти. Артритная зубная боль (Ruckert). Сильное чихание, с обильным выделением слизи.

Информация об авторе. Эдвард Гамильтон (1824-1899) - британский ортодоксальный врач, который обратился к гомеопатии, затем стал врачом Лондонского Гомеопатического Госпиталя; был членом Общества Линнея и Зоологического Общества, членом и казначеем Британского гомеопатического общества, и практиковал на улице Grafton 22, Bond, Лондон. Был студентом Фредерика Гарвея Фостера Квина (Quin), и временно проживал в его доме с 1834 по 1839 гг. Затем стал его душеприказчиком. В 1844 г. Э. Гамильтон работал в гомеопатической амбулатории Вестминстера и Lambeth, вместе с Joseph Laurie и William Henry Mayne. В 1844 г. Э. Гамильтон с друзьями основали депозитный банк и Национальную ассоциацию страхования и инвестиций. Э. Гамильтон активно участвовал в учредительстве Лондонского Гомеопатического Госпиталя (в 1851 г., в Golden Square 32). Был коллегой Гарвея Фостера Квина, первого президента Британского гомеопатического общества, и Marmaduke Blake Sampson, руководителя Британской гомеопатической Ассоциации, многих других гомеопатов. Э. Гамильтон также сотрудничал с коллегами William Edward Ayerst Hugh Cameron, John Chapman, Matthew James Chapman, Edward Charles Chepmell и многими др. В 1851 г. работал в комитете Ассоциации по защите студентов, изучающих гомеопатию и практикующих врачей-гомеопатов, и стал председателем 2-го Ежегодного Съезда Британских практикующих врачей-гомеопатов. В 1866 г. д-р Гамильтон посетил Бельгию для того, чтобы изучить работу Jules Gaudy и E Seutin в лечении чумы крупного рогатого скота гомеопатическими средствами. Тогда, в 1866 г., Казначейство предоставило комнаты на террасе Adelphi в распоряжение Джона Уинстона Спенсера Черчилля, 7-го герцога Мальборо, который был руководителем Ассоциации по испытаниям профилактики и лечения чумы крупного рогатого скота гомеопатическим методом, основанным на исследованиях, сделанных в Бельгии Э. Гамильтоном. Он следил за работой Э. Гамильтона, George Lennox Moore, James Moore и Alfred Crosby Pope. В том же году William Coutts Keppel Viscount Bury, 7-ой граф Albemarle, обратился в Ассоциацию по испытаниям профилактики и лечения чумы крупного рогатого скота гомеопатическим методом. Он сообщил, что голландцы так успешно использовали гомеопатию против чумы у животных, что нужно послать Э. Гамильтона в Голландию для того, чтобы исследовать это. Э. Гамильтон обнаружил, что голландцы лечили 4798 голов скота, 1031 погибли, выжили 3767. Среди животных, получавших смесь аллопатических и гомеопатических средств, коэффициент выживаемости был 45%, тогда как коэффициент выживаемости для животных, получавших только гомеопатию, был 72,5%. Голландское правительство согласилось позволить Е. Seutin, химику-гомеопату, осуществлять полный контроль за заражённой скотиной в Matterness. Первоначально Е. Seutin сохранил 70% скотины, но позже он спасал 9 из 10 животных, принесенных ему для лечения; а использование Е. Seutin гомеопрофилактического лечения неинфицированных животных полностью остановило эпидемию за 4 недели. Matterness был провозглашен свободным от инфекции, и это состояние неизменно до сих пор. Используемыми средствами были Arsenicum, Phosphorus, Phosphoricum acid., Rhus tox. и Sulphur. В 1866 г. George Lennox Moore стал работать в Ассоциации по испытаниям профилактики и лечения чумы крупного рогатого скота гомеопатическим методом, вместе с Э. Гамильтоном и Alfred Crosby Pope, за которыми надзирал Джон Уинстон Спенсер Черчилль, 7-й герцог Мальборо. George Lennox Moore написал детальный отчёт об этих испытаниях, включая опровержение ложной информации, опубликованной в «Ланцете» относительно гомеопатического лечения чумы скотины, нападая на William Coutts Keppel Viscount Bury, 7-го графа Albemarle, и обвиняя его в том, что «он дезинформирован в этом деле», и придумал неправдивую информацию об этой ситуации. Ортодоксальная статистика этого клинического испытания извратила данные против гомеопатов, и показала 8640 случаев, из которых забито 8%, умерли 77% и выздоровели 15%, хотя Джон Уинстон Спенсер Черчилль, затем издал промежуточные гомеопатические результаты с опровержением, где частота выздоровления была до 50% при использовании основных гомеопатических средств: Arsenicum, Belladonna, Phosphorus, Rhus tox. и Turpentine. Тогда же «Times» опубликовала статью, желая успеха гомеопатам в этих важных испытаниях, и, также, с кратким комментарием о том, что аллопаты, вероятно, скорее дождутся, что вся скотина погибнет, чем признают успех гомеопатии. Заключительное сообщение о гомеопатических испытаниях в лечении чумы крупного рогатого скота было сделано Дж.У. Спенсером Черчиллем. А доктор Э. Гамильтон написал книги о сравнительных результатах гомеопатического и аллопатического лечения азиатской холеры, краткую историю холеры, Flora Homoeopathica, Руководство к практической гомеопатии, мемуары о Ф.Х.Ф. Квине.
 

Медицинский портал о гомеопатии и гомеопатах, в Одессе и мире. Прочтете все про лечение гомеопатией! Найдете центр гомеопатии. Гомеопатия аптека и гомеопатия форум. Гомеопатия в Украине



© 2003-2020



Рейтинг Mail.ru
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет


Яндекс цитирования

Украина онлайн
УКРМЕД - Каталог Медичних Сайтiв в Українi Meddesk.ru - медицинская доска объявлений. Обмен ссылками.