@@11@@
Гомеопатия
Одесские крупинки или globuli по-одесски.

У нас целый мир гомеопатии. Лечение гомеопатией в Одессе, ул. Тираспольская, 13 Центральная Одесская гомеопатическая аптека (аптека №5 ОАО "Фармация"). У нас Вы найдете все гомеопатические препараты. Узнаете о классической гомеопатии и все о последних форумах и семинарах по гомеопатии.

~~~ 28.IX-02.Х.20 - ВСЕМИРНЫЙ ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ САММИТ (ОНЛАЙН) ~~~ 06.X.20 – ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НМГООО (ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 12-14.ХI.20 – ICE-20 (КЁТЕН, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 08-11.IV.21 - ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС "МИР В ГОМЕОПАТИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ" (РИГА, ЛАТВИЯ) ~~~ 07-09.V.21 - VI МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС WISH (БЕРЛИН, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 16-19.VI.21 - 75-Й МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС LMHI (СТАМБУЛ, ТУРЦИЯ) ~~~

Поиск:
Гомеопатия - это... Карта сайта Написать письмо врачам Написать письмо в аптеку Правила записи на консультации врачей
Публикации по гомеопатии Периодические профессиональные издания
Международные новости Семинары, конференции, форумы Одесские Гомеопатические Конгрессы
И снова о фаршированной рыбе Объявления для гомеопатов События, даты, поздравления и комментарии Книги и журналы для гомеопатов Новые издания по гомеопатии
Одесское гомеопатическое общество Анкеты консультантов и лекторов Общества
Одесская гомеопатическая аптека История аптеки Номенклатура динамизированных средств Монокомпонентные средства Многокомпонентные динамизированные средства Изготовление гомеопатических лекарств
История гомеопатии в регионе Materia medica Гомеопатия для чайников Вопрос - ответ Дружественные сайты
О ДИАГНОСТИКЕ И ДИАГНОЗЕ В ГОМЕОПАТИИ

Т.Д. Попова
Центр Гомеопатии им. Д.В. Попова
г. Киев, Украина

On diagnostics and diagnosis in homeopathy (a fragment from the book "Reflections. Homeopathy: theory, prac-tice and life"). T.D. Popova (Kyiv, Ukraine)

Each doctor's call for treatment at the level of the whole body is known from the student's bench. But on the way (specialization), according to which the conventional medicine has enthusiastically gone, it is extremely difficult to follow it, if not unreal. The opinions of homeopaths about the diagnosis of the disease and the process of mak-ing a diagnosis are very ambiguous. So, the administration of treatment in homeopathy for a nosological diagno-sis is in fact "homeopathic allopathy" or "allopathic homeopathy". Some modern homeopaths use a method of designating diseases by the name of a similar preparation, and, it seems, with great satisfaction, considering such a diagnosis to be the most homeopathic. The debate on diagnostic issues does not stop ... For a long medical life, the author had to learn about many, sometimes exotic diagnostic methods, some of them have sunk into eternity, others have been further developed and recognized. Creativity in this direction does not stop.

Ключевые слова: диагноз, Materia Morbi
Ключовi слова: дiагноз, Materia Morbi
Key words: diagnosis, Materia Morbi
Д-р Д.В. Попов всегда напоминал о необходимости для гомеопата хорошего знания Materia Morbi, учения о болезнях, об историческом аспекте этой проблемы. Французский го-меопат Дени Демарк (Denis Demarque) считал, что «плохой клиницист не сможет никогда быть хорошим гомеопатом» («Semiologie homeopathique»).
Старая формула врачевания «Qui bene diagnoscit bene curat» (Кто хорошо диагности-рует, тот хорошо лечит) верна для любого метода лечения. Какой диагноз необходим для хорошего лечения – вот в чём проблема.
«Диагноз – это врачебное заключение о состоянии здоровья пациента и о природе за-болевания» («Медицинский энциклопедический словарь», 2000). Естественно, что на основа-нии такого заключения и зиждется процесс лечения. А вот суждения о состоянии здоровья человека и о природе его заболевания весьма разнообразны. В аллопатии наиболее правиль-ной (законной) формой суждения или, вернее, заключения о заболевании является нозологи-ческий диагноз, который может быть ранним, поздним, предварительным, окончательным и т.д., в зависимости от обстоятельств. Он должен соответствовать международной классифи-кации болезней.
Мнения гомеопатов о диагнозе заболевания и о процессе диагностики весьма неодно-значны. Многие гомеопаты, якобы следуя высказываниям Ганемана, не признают необходи-мости диагноза заболевания в рамках гомеопатии. Ганеман действительно восставал против назначения лечения по диагнозу (названию) заболевания: «…врач, свободный от предрассуд-ков, не должен позволять себе постоянных и всегда одинаковых лечений, сообразуясь с из-вестными патологическими названиями, каковы: нервная горячка, желчная, гнилостная, мок-ротная и пр., но действовать сообразно с особенностями каждой болезни» («Органон», 5-е издание, примечание к §73). «Я также сожалею, что не различают многих родов водянки и толкуют всё об одной водяной болезни. Разделение её на лейкофлегматическую и воспали-тельную ещё весьма недостаточно, так же мало, как и разделение умопомешательства на ма-нию и меланхолию. Что бы сказали о ботанике, который не знал бы другой разновидности в растениях, как различие деревьев от трав» (С. Ганеман, «Arzneischaz», 1800).
У современного врача названные заболевания вызывают улыбку, но таково было, вы-ражаясь современным языком, «нозологическое расписание болезней» в медицине времён Ганемана. В первом пункте §3 (ibidem) мы читаем: «…определить в точности, что должно лечить в каждом данном случае (распознавание болезни, показание)». Как видим, Materia Morbi имела для Ганемана решающее значение. Но его не могла устроить пропись лекарства по названию болезни, не сообразующаяся с болезненными проявлениями в каждом отдель-ном случае.
Каков же исторический ход событий в этом отношении?
Дороги гомеопатов разошлись. Одни стали прописывать лекарства по симптомам, не задумываясь над сущностью патологии. По этому пути, естественно, пошли гомеопаты, не имеющие медицинского образования, так называемые «любители» (laien). Хотя нельзя ска-зать, что лица с медицинским образованием не эксплуатируют гомеопатию таким образом, вплоть до настоящего времени. Другие, по примеру аллопатии, предпочли модус «диагноз заболевания - лекарство», что было в духе времени, т.к. по мере развития физиологии, мик-робиологии, гистологии, усовершенствовавших диагностику, и с появлением новых фарма-кологических средств, укрепилась надежда найти для каждого заболевания специфическое лечение. В центре внимания оказалось заболевание, а не его носитель, со всеми присущими ему особенностями, что повлекло за собой новые трудности, часто чреватые непредвиден-ными осложнениями. Осложнения явились расплатой за пренебрежение к индивидуальности каждого человека и целостности организма.
Представитель естественнонаучной критической гомеопатии (30-е гг. ХХ ст.) Фриц Доннер (Friz Donner) считал, что диагноз заболевания – непоколебимая основа для назначе-ния лекарства, и саркастически относился к коллегам, придающим большое значение ключе-вым симптомам.
Назначение лечения в гомеопатии по нозологическому диагнозу – это фактически «гомеопатическая аллопатия» или «аллопатическая гомеопатия».
Далеко не все клиницисты-аллопаты расценивали лечение согласно нозологии как по-ложительное явление. «Хорошее, рациональное лечение на деле отнюдь не вытекает из по-сылки «правильный диагноз». Чтобы владеть рациональной терапией, надо учиться и учить-ся» (И.А. Кассирский, «О врачевании»).
Возникает вопрос, какой диагноз считать правильным, и что понимать под понятием «рациональная медицина». Между прочим, первый курс лекций по гомеопатии, который чи-тал Ганеман в Лейпцигском университете, назывался «Курсом рациональной терапии».
Румынский профессор Пуэнеску-Подяну («Трудные больные», 1974) полагал, что «лишь глубокое и подробное познание психофизического объёма больного могут привести к самым адекватным лечебным приёмам, а, следовательно, и самым действенным».
В гомеопатии этот призыв звучит постоянно, не являясь, однако, её приоритетом. Каждому врачу призыв лечить на уровне целого организма известен со студенческий скамьи. Но на том пути (специализации), по которому восторженно пошла медицина, следовать ему чрезвычайно трудно, если не нереально.
В гомеопатии есть возможность, скорее даже необходимость, следовать этому прин-ципу, откуда вытекает потребность в рассмотрении патологии на ином, чем нозологический, уровне. Созвучные гомеопатическому представлению рассуждения на эту тему мы находим чаще у физиологов, чем у клиницистов, особенно узкой специализации: «…Мы считаем, что всякий процесс, совершаемый в живом организме, так сложен, так многообразен, что он ни в коем случае не может быть объяснён деятельностью какого-либо органа, а всегда является результатом деятельности многих органов и тканей, является результатом изменения химиз-ма организма в общем процессе обмена веществ. С этой точки зрения нельзя и искать причи-ну нарушения только в том органе, в котором произошло нарушение, потому что какое-либо нарушение в организме есть результат нарушения взаимодействия многих органов и тканей» (И.П. Разенков «New findings relative to the physiоlogy of digestion», 1939).
«…современная классификация болезней во многом условна, будучи в значительно большей мере основана на учете «внешних» патологоанатомических их проявлений, чем на анализе «внутренних» патогенетических механизмов». (Д.С. Саркисов, «Очерки истории об-щей патологии», 1993).
Д.В. Попов всегда говорил о том, что учение о болезнях для гомеопатического враче-вания так же значимо, как и лекарствоведение, что нозологический диагноз в гомеопатии – это одна из стадий размышления о больном. Часто нозологический диагноз для современного врача бывает тем отправным пунктом, отталкиваясь от которого, он осмысливает случай и ставит диагноз больного, а не диагноз заболевания. Диагноз заболевания – это часть фунда-ментальных знаний, полученных в институте. Не надо думать, что эти знания бесполезны для гомеопата. Просто нозологический диагноз не может быть достаточным основанием для прописи гомеопатического лекарства.
Д-р Нэш был явным противником нахождения лекарства по названию болезни, но, в своей небольшой работе «How to take a case», писал: «Название болезни может помочь при выборе эффективного лекарства, но симптоматология в целом, особенно специфические и характерные симптомы, совпадающие с патогенезом лекарства, определяют его выбор – ис-тинное подобие».
Аналогичное высказывание мы находим и в лекциях о гомеопатии Л.Е. Бразоля: «Но-зологическая классификация, т.е. номинальный диагноз болезней, там, где он возможен, составляет первую ступень логического процесса, необходимого для выбора из лекарственного арсенала тех лекарственных веществ, которые имеют специфическое отношение к заболев-шим органам и системам».
С.П. Боткин (1832-1889), основоположник научной клиники внутренних болезней в России, рассматривал больного как предмет научного исследования, обогащённого всеми современными методами, а заключение на основании собранных фактов – диагнозом больного, а не болезни.
Д.В. Попов был хорошо знаком с принятой в нашей стране классификацией болезней, однако считал, что нозологий в этой классификации значительно больше, чем реальных заболеваний. Вопрос этот имеет принципиальное значение, особенно в тех случаях, когда врач прописывает лекарство, исходя из диагноза заболевания. Чем больше диагнозов, тем, естественно, больше лекарств. Для гомеопатов, стремящихся к уницизму, этот вопрос не менее важен. Расчленение страдания на отдельные заболевания затушёвывает истинный характер происходящих в организме патологических процессов, их взаимосвязь и происхождение. Получается, что такая классификация болезней необходима не столь для врачевания, сколь для статистики, фиксирующей отдельные патологии, для порядка. «Слишком резкие границы были установлены между различными заболеваниями ради их классификации. Болезнетворные процессы, безусловно, не так многочисленны и не так существенно различны, как мы о них думаем» (А.С. Залманов, «Тайная мудрость человеческого организма», 1966). Порядок бесспорно нужен, но он не должен суживать врачебное мышление, и жёстко доминировать над ним.
Иллюстрацией к высказанной мысли могут служить статьи из реферативных журналов 80-х годов: «Необычные проявления гипотиреоза. Наряду с классическими клиническими проявлениями гипотиреоза, в клинической картине заболевания могут доминировать анемия, коагулопатия, мышечные нарушения, нарушения функции сердца, ревматологические симптомы. Все эти нарушения уменьшаются или исчезают на фоне приема тиреоидных гормонов и при компенсации гипотиреоза…». Если же мыслить узко нозологически, то обойтись одной тиреоидной терапией как бы и невозможно, тем более что потребовалось бы участие нескольких специалистов. «Ревматоидный артрит и гранулематозный гепатит. Новое сочетание. Необычное сосудистое осложнение ревматоидного артрита: на вскрытии выявили генерализованную фиброзную облитерирующую эндартериопатию». Приведены статьи тридцатилетней давности, но устаревшими их считать не следует. В клинике с тех пор, в этом отношении, мало что изменилось, а, если и изменилось, то, скорее, в сторону увеличения количества нозологий, а не в сторону объёмного, целостного представления о больном.
Бернард Лоун (Bernard Lown), заслуженный профессор кардиологии Гарвардского института общественного здоровья и главный врач больницы им. Браэма, лауреат Нобелевской премии, весьма критически отзывается о размножении нозологий: «…чем беспомощнее учёные, тем более изобретательными становятся врачи, создавая диагнозы. На них даже существует мода, как на одежду. К примеру, с незапамятных времён люди страдали от слабости, постоянной невысокой температуры, головной боли и нарушений сна. Сегодня совокупность этих симптомов называется синдромом хронической усталости, хотя этот диагноз является лишь случайным набором слов, а вовсе не точным определением. Эти симптомы могут наблюдаться при самых разнообразных заболеваниях, включая вирусные, иммунные, нервные, эндокринные» («Утерянное искусство врачевания», 1998).
Говоря о значимости диагноза заболевания для гомеопатической прописи и, вместе с тем, критикуя чрезмерное увлечение названием болезни, я не противоречу собственным высказываниям, а лишь подчёркиваю необходимость неформально думать о больном человеке. Меня огорчают коллеги, перешедшие в лоно гомеопатии, которые заявляют, что полученные ими знания в медицинском институте гомеопату не нужны и, даже иногда, мешают в работе.
Многие клиницисты сознают, что обилие диагнозов и, соответственно, лекарственных средств, не облегчает, а наоборот, усложняет работу современного врача. Такое положение можно назвать кризисным.
Полезно вспоминать высказывания патологов: «Здоровое и болезненное состояние – это лишь различные проявления одного и того же жизненного процесса и, притом, проявления, незаметно переходящие одно в другое» (В.В. Подвысоцкий). «Диагностика болезней должна начинаться не у постели больного человека (это скорее пройденный этап медицины), а в клинике здорового человека» (цит. по книге Д.С. Саркисова «Очерки истории общей патологии»).
Проблему диагностики здорового человека поднимает на щит современная валеология. Надо полагать, что гомеопаты, более иных специалистов, готовы воспринять такое отношение к организменным процессам.
Есть в гомеопатии не новая традиция называть заболевание по лекарству. Так, например, в руководстве Нэша («Leaders in Homeopathic Therapeutics») описан эпизод, когда на вопрос врача, призвавшего гомеопата на консультацию, каков его диагноз, тот ответил: «Stannum». Что-то в этом роде предлагал ещё Парацельс. Радемахер (Rademacher, 1772-1850), пытавшийся подвести под терапию базу эмпирического наблюдения, воспринял идею Парацельса о наименовании болезней в соответствии с теми лекарствами, которые использовали для их лечения.
Некоторые современные гомеопаты также пользуются таким способом обозначения заболеваний, причём, как кажется, с большим удовлетворением, считая подобный диагноз наиболее гомеопатичным. Гомеопатичность мышления в подобных случаях даже подчёркивается, но известная его категоричность и твёрдая уверенность в эффективности выбранного лекарства таит в себе и некую опасность запутаться в собственных сетях. Это похоже на заявление о том, что хорошо подобранное лекарство не работает, и что необходимо применить «специфик», т.е. препарат, специально предназначенный для устранения препятствий его действию. Во-первых, в гомеопатии нет «спецификов», есть только закон подобия, согласно которому должен всегда поступать гомеопат, а, во-вторых, не совсем ясно, чем обусловлена уверенность врача в правильности своего первого назначения. В качестве «расчищающего путь» лекарства чаще всего рекомендуют Sulphur, что, по-моему, некорректно, особенно по отношению к такому лекарственному веществу, как сера.
С каждым гомеопатическим лекарством мы должны пройти путь назначения по индивидуальным показаниям. В гомеопатии любая схема обречена на неудачу.
Пауль Мёссингер (Paul Mossinger, род. 1914) высказывает интересную мысль, что Ганеман создал новый диагностический язык – гомеопатический язык симптомов, подобного которому, по выразительной краткости, до него никогда не было, и что такой способ диагностирования разрешает индивидуальное описание заболевания («Homoopathie und Naturwissenschaftliche Medizin»).
Совершенно очевидно, что врачу-гомеопату необходимо знание Materia Morbi, чтобы реально представлять свою задачу как для лечения пациента, так и для профилактики эвентуальных для человека нарушений здоровья.
В 60-70-е годы, когда группа киевских гомеопатов стала пополняться хорошими клиницистами, вопросы гомеопатического диагноза заболевания, ведения истории болезни приобрели особую актуальность. В результате обсуждения пришли к заключению, что в качестве диагноза, наиболее отвечающего особенностям гомеопатии, может служить этапный или заключительный эпикриз. Хотя это, в сущности, приспособление к гомеопатии понятия, принятого в школьной медицине. Клиницистам, естественно, приходилось «танцевать от печки» – исходить из своей предыдущей практики.
Д-р Д.В. Попов не проявлял интереса к этой дискуссии, считая еЁ слишком формальной. Для него было ясным одно – гомеопат должен хорошо диагностировать, т.е. знать, как рекомендовал в «Органоне» Ганеман, что надо лечить.
Совместно с д-ром Зеликман, бывшим гомеопатом Киевской областной больницы, я пыталась ввести в истории болезней предложенный диагноз, но он оказался слишком громоздким для амбулаторной карты и мало реальным для врача, работающего в условиях поликлиники. Фактически, это была попытка формализовать диагноз больного, о котором говорили и говорят представители обеих школ. В условиях гомеопатического стационара, возможно, такой диагноз будет востребован.
Важной проблемой Materia Morbi является также методология формирования диагноза. Каждая эпоха имеет в этом отношении свои возможности. Главное требование к методам диагностики – достоверность получаемых от их использования результатов. Весьма желательны также простота, безопасность и доступность.
Говорят о том, что Ганеман не признавал диагноза как такового, и считал, что врач может довольствоваться совокупностью обнаруживаемых симптомов, а с их устранением исчезает и сама болезнь. Из чего следует, что главное в гомеопатической практике для решения вопроса о том, что надо лечить – вербальное общение с пациентом, т.е. анамнез. В первых лекарственных патогенезах почти нет симптомов, отражающих данные объективного обследования пациента. Однако, из этого не следует, что Ганеман был противником объективного обследования, о чём свидетельствует хотя бы тот факт, что у него имелся стетоскоп, изобретенный его современником, французским доктором Лаэннеком (Laennec), наряду с разработкой метода аускультации (1816-1819).
По словам доктора Лоуна, стетоскоп и в наше время следует рассматривать как важнейший инструмент в работе врача: «При этом главным инструментом, по мнению Левайна (руководителя клиники, в которой работал Лоун – Т.П.), является стетоскоп, при помощи которого можно услышать самые глубинные тайны сердца. Это простое и дешёвое приспособление неоценимо при прослушивании его звуков и шумов» («Утерянное искусство врачевания»). Цитату привожу с особенным удовольствием, поскольку принадлежу к числу врачей, кто со студенческих лет не изменил этому инструменту, чему способствовал, безусловно, и пример отца, очень доверявшего стетоскопу.
К настоящему времени диагностических методов в медицине стало великое множество. Всё большее доверие у коллег приобретают технические приспособления. Это – прогрессивное явление, однако таящее в себе и отрицательные моменты.
В одном из старых номеров (1979) немецкого журнала «Deutsche Gesundheit» анализируют процесс перехода симптома к диагнозу в поликлинической повседневной практике врача. Обращают особое внимание на значение для правильной диагностики обычных методов исследований, основанных на применении пяти органов чувств. Считают, что во многих случаях диагноз может быть поставлен без дополнительных исследований, а увлечение «аппаратной медициной» и переоценка инструментальных методов исследования – частые причины врачебных ошибок.
Конечно, за это время, равное целому поколению, возможности аппаратного исследования организма фантастически возросли как в количественном, так и в качественном отношении, но некоторые проблемы не исчезли, а в каких-то случаях даже стали острее. Всё чаще раздаются голоса, что надо готовить врачей с широким клиническим кругозором, чтобы они могли правильно оценить получаемые «машинным» способом данные.
В журнале «Врач» за 1995 год приведены высказывания по этому поводу В.Х. Василенко: «…нельзя отказываться от благ индустриализации, однако в деле врачевания следует максимально оберегать личный контакт больного и врача, не умалять роль врачей, не ослаблять внимание к особенностям личности пациента».
С. Капица: «...XX век утверждал примат техники. Считали, сила есть – ума и сердца не надо. Не дай Бог, чтобы техницизмом заболели врачи».
Увы, многие коллеги страдают таким заболеванием, беда ещё и в том, что и пациенты всё больше впадают в ту же крайность. Очевидно, это взаимообусловленные явления. На консультации пациент протягивает врачу медицинские документы прежде, чем врач просто внимательно посмотрит на него. Нельзя допустить, чтобы техника, разнообразные кривые и многочисленные анализы стали преградой между врачом и пациентом.
В 2002 году, Киевским Издательским домом «Княгиня Ольга», была издана книга «Фармацевтическая и продовольственная мафия» Луи Броуэра в переводе проф. Сенченко. В ней высказано довольно пессимистическое видение проблемы врачевания: «Медицина идёт по пути преобразования искусства врачевания в индустриальную отрасль и коммерцию. Врачи, пользующиеся в своей практике промышленной аппаратурой, перестали осматривать больных: они их только опрашивают. При постановке диагноза медики уже не доверяют своим профессиональным знаниям, в основе которых заложена интуиция и знание своего дела, они оставляют право лечить больного за компьютером. Всё это выглядит ненадёжным, и не опирается ни на одну из солидных научных баз».
Не могу забыть такой приятный случай из моей практики, когда, поставив после прослушивания пожилого пациента стетоскоп на стол, сказала ему, что он может одеваться, а я в это время подумаю. «Я так давно не видел этого медицинского инструмента и так давно не слышал от доктора слова “подумаю”» – сказал мой пациент с грустной улыбкой. Вера в технику и недоверие собственным клиническим впечатлениям ведёт к оскудению врачебного искусства. В мои студенческие годы VI-й курс обучения именовали «субординаторским» – весь год студенты занимались в одной клинике. Я была субординатором на кафедре хирургии у профессора А.А. Федоровского. Как-то в отделение заглянул главный хирург Киева д-р Находкин. Проходя мимо стола, заваленного рентгеновскими снимками, доктор взял несколько пленок в руку и произнёс: «Ось, коли з’явилось багато цих знімків, то лікарі зовсім дурними стали, не можуть без них нічого вирішити». Высказывание хирургического начальства мне не понравилось ни по форме, ни по содержанию, но запомнилось.
Отец рассказывал, в какой растерянности оказались врачи из клиник в первое время на передовой линии фронта без рентгена, лабораторий. Зато не растерялись врачи из глубинки; отец в первые же дни был назначен начальником полевого госпиталя.
За долгую врачебную жизнь мне пришлось узнать о многих, подчас экзотических диагностических методах, одни из них канули в вечность, иные получили дальнейшее развитие и признание. Творчество в этом направлении не прекращается.
Думаю, что в организме всё находится в такой тесной взаимосвязи, что детальное рассмотрение какой-либо его части может многое сказать о других его частях, будь то акупунктурные точки, радужная оболочка глаза, волосы, жидкие ткани, линии кожного рельефа ладонных и подошвенных поверхностей и т.д.
Почерк, предпочтение какого-либо цвета, рисунки могут очень много сказать о человеке. Но у меня нет уверенности, что по такой информации можно выходить непосредственно на конкретное лекарство. Подобные сведения должны быть добыты обычным экспериментальным путём, и внесены в лекарственные патогенезы. Коллеги уже занимаются этим. Не было бы поспешности в выводах.
О некоторых других методах выбора лекарства я не имею основания что-либо говорить, т.к. никогда их не пробовала. Например, «ручное» определение подходящего гомеопатического лекарства, когда пациент сам указывает на «свой» препарат из ряда предложенных ему. Мне такие способы не импонируют, что можно отнести за счёт личного предпочтения рутинного метода рассмотрения клинического случая и поиска лекарства по его подобию с патогенезом. Видимо, ряд предлагаемых лекарств в случае «ручного» способа избирается врачом по принципу подобия, а пациент сам чувственно производит лекарственный дифференциальный диагноз. Пьер Шмидт описывает случай, когда он, колеблясь между Staphysagria и Colocynthis, дал поочередно оба лекарства пациенту в руку, и тот избрал первый препарат, оказавший быстрый положительный эффект.


О диагностике и диагнозе в гомеопатии. Т.Д. Попова (отрывок из моей книги «Размышления. Гомеопатия: теория, практика и жизнь»)
Каждому врачу призыв лечить на уровне целого организма известен со студенческий скамьи. Но на том пути (специализации), по которому восторженно пошла конвенциональная медицина, следовать ему чрезвычайно трудно, если не нереально. Мнения гомеопатов о диагнозе заболевания и о процессе диагностики весьма неоднозначны. Так, назначение лечения в гомеопатии по нозологическому диагнозу – это фактически «гомеопатическая аллопатия» или «аллопатическая гомеопатия». Некоторые современные гомеопаты используют способ обозначения заболеваний по названию подобного препарата, причём, как кажется, с большим удовлетворением, считая подобный диагноз наиболее гомеопатичным. Прения по вопросам диагностики не прекращаются… За долгую врачебную жизнь автору пришлось узнать о многих, подчас экзотических диагностических методах, одни из них канули в вечность, иные получили дальнейшее развитие и признание. Творчество в этом направлении не прекращается...

Про дiагностику та дiагноз в гомеопатiї (уривок з власної книги «Роздуми. Гомеопатiя: теорiя, практика та життя»). Т.Д. Попова (Київ, Україна)
Заклик лiкувати на рiвнi цiлiсного органiзму вiдомий кожному з лiкарiв з студентських часiв. На цьому шляху (спецiалiзацiї), яким захоплено крокує конвенцiйна медицина, дотримувантись цього надзвичайно важко, або що нереально. Думки гомеопатiв про дiагноз захворювання та процес дiагностування вельми порiзнюються. Так, призначення лiкування в гомеопатiї за нозологiчним дiагнозом – це фактично «гомеопатична алопатiя» або «алопатична гомеопатiя». Деякi сучаснi гомеопати вживають спосiб позначення хвороб за назвою подiбного препарату, причому, як здається, з великим задоволенням, вважаючи такий дiагноз найбiльш гомеопатичним. Дебати з питань дiагностики не припиняються… За тривале життя у медицинi автору довелося дiзнатись про багато методiв дiагностики, часом екзотичних, з яких частка канула у вiчнiсть, iншi отримали подальший розвиток та визання. Творчiсть у цьому напрямку триває...

Информация об авторе. Заслуженный врач Украины Татьяна Демьяновна Попова – одна из «столпов» советской и постсоветской гомеопатических школ, ярчайшая представительница врачебной династии в гомеопатии, автор большого числа книг и статей; организатор и участница международных и отечественных профессиональных форумов и семинаров для представителей гомеопатической медицины.
 

Медицинский портал о гомеопатии и гомеопатах, в Одессе и мире. Прочтете все про лечение гомеопатией! Найдете центр гомеопатии. Гомеопатия аптека и гомеопатия форум. Гомеопатия в Украине



© 2003-2020



Рейтинг Mail.ru
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет


Яндекс цитирования

Украина онлайн
УКРМЕД - Каталог Медичних Сайтiв в Українi Meddesk.ru - медицинская доска объявлений. Обмен ссылками.