@@11@@
Гомеопатия
Одесские крупинки или globuli по-одесски.

У нас целый мир гомеопатии. Лечение гомеопатией в Одессе, ул. Тираспольская, 13 Центральная Одесская гомеопатическая аптека (аптека №5 ОАО "Фармация"). У нас Вы найдете все гомеопатические препараты. Узнаете о классической гомеопатии и все о последних форумах и семинарах по гомеопатии.

~~~ 04.Х.18 – XV МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОЛЛЕГИУМ ГОМЕОПАТОВ (ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 05-07.Х.18 – МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕМИНАР ИНДИЙСКОГО ПРОФЕССОРА АДЖИТА КУЛКАРНИ (ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 11-14.X.18 - 98-Й БРИТАНСКИЙ ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС (ЛИВЕРПУЛЬ, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ) ~~~ 19-21.Х.18 – МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ AIH (КЛИВЛЕНД, США) ~~~ 20-21.X.2018 - МЕЖДУНАРОДНАЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (СИДНЕЙ, АВСТРАЛИЯ) ~~~ 06.XI.18 – ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НМГООО (ОДЕССА, УКРАИНА) ~~~ 09-11.XI.18 – МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕМИНАР РУМЫНСКОГО ЛЕКТОРА Г. ЖУРЖА (КИЕВ, УКРАИНА) ~~~ 15-18.XI.18 – ОСЕННИЙ СИМПОЗИУМ ЕСН (СОФИЯ, БОЛГАРИЯ) ~~~ 22-24.XI.18 - ICE-18 - МЕЖДУНАРОДНЫЕ КЁТЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ (КЁТЕН, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 06-07.XII.18 – IX МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ГОМЕОПАТИЯ В ЛЕЧЕБНОЙ ПРАКТИКЕ" (ВАЛЕНСИЯ, ИСПАНИЯ) ~~~ 18-19.I.19 – МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ CEDH (НИЦЦА, ФРАНЦИЯ) ~~~ 18-20.I.19 – МЕГА-СЕМИНАР «ABC HOMEOPATHY»: Ф. МАСТЕР, Р. ШАНКАРАН, С. САРКАР (ИНДИЯ) ~~~ 25-26.I.19 – 29-Я МЕЖДУНАРОДНАЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (МОСКВА, РФ) ~~~ 27-28.IV.19 – МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ WCHS (ВАНКУВЕР, КАНАДА) ~~~ 30.V-01.VI.19 – МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС «ГОМЕОПАТИЯ И МОРЕ» (ШТРАЛЬЗУНД, ГЕРМАНИЯ) ~~~ 25-28.IX.19 – 74-Й КОНГРЕСС LMHI (СОРРЕНТО, ИТАЛИЯ) ~~~

Поиск:
Гомеопатия - это... Карта сайта Написать письмо врачам Написать письмо в аптеку Правила записи на консультации врачей
Публикации по гомеопатии Периодические профессиональные издания
Международные новости Семинары, конференции, форумы Одесские Гомеопатические Конгрессы
И снова о фаршированной рыбе Объявления для гомеопатов События, даты, поздравления и комментарии Книги и журналы для гомеопатов Новые издания по гомеопатии
Одесское гомеопатическое общество Анкеты консультантов и лекторов Общества
Одесская гомеопатическая аптека История аптеки Номенклатура динамизированных средств Монокомпонентные средства Многокомпонентные динамизированные средства Изготовление гомеопатических лекарств
История гомеопатии в регионе Materia medica Гомеопатия для чайников Вопрос - ответ Дружественные сайты
FLORA HOMEOPATHICA

с иллюстрациями и описаниями лечебных растений,
используемых в качестве гомеопатических лекарств
Э. Гамильтон
г. Лондон, Великобритания

The Flora Homoeopathica or Illustrations and Descriptions of the Medicinal Plants Used as Homoeopathic Remedies by Edward Hamilton, MD., F.L.S., Member of the British Homoeopathic Society, Physician to the London Homoeopathic Hospital, etc., etc. - London, 1852. -525 pp.

ВВЕДЕНИЕ
Ботаника, и особенно медицинская ботаника, очень древнего происхождения; первая мысль применять растения для лечебных целей, говорят, возникла у Халдеев (жрецов Вавилона), с самой юности посвящавших себя исследованию законов Природы, и сделавших изучение свойств растений доступными для облегчения заболеваний человечества. Это знание было передано ими египтянам, от которых оно перешло грекам, и, в течение длительного времени, оставалось в руках жрецов мифологического бога медицины Эскулапа; им приписывают первый рассвет ботанической науки в Греции. Их доктрины, однако, были очень запутаны и абсурдны. Они предполагали, что растительные вещества имели чувствительную души и желания, и были способны испытывать удовольствие и боль. За ними следовали Пифагор с учениками: один из них, Эмпедокл из Сицилии, даже объявил, что он однажды был кустом, после того птицей, затем рыбой и, наконец, человеком. Прогресс в знаниях был невелик до тех пор, пока растущие страдания людей не заставили многих греческих философов обратить внимание на расширение и улучшение средств, которые были им оставлены. Новая эра, однако, начата с Гиппократа, отца медицины, «Гомера его профессии». Он проводил эксперименты с разными лекарственными растениями (всего - до 230) на людях, что очень расширило его знания и наблюдения; предполагают, что он мог продлевать жизнь других, так как сам умер в возрасте 109 лет, не имея нарушений разума и тела. Мы в долгу перед философом правды, Аристотелем (убившим себя, чтобы не жить от разочарования в своих научных исследованиях), за введение ботаники как философской науки. Его ученик Theophrastus реализовал взгляды и идеи учителя, и дал полный список всех растений, известных в то время. В своей работе он перечислил около 500 видов лечебных растений, часто используя одно и то же название для растений, полностью несхожих по ботаническим и физиолого-психологическим характеристикам. Он уделял большое внимание физиологии растений, знал о разнице экзогенного и эндогенного, выделил однодольные и двудольные растения. Он также знал, что растения питаются листьями. Затем мы приходим к Dioscorides Cilician, во времена Нерона; им описаны около 600 растений, а Плиний-старший увеличил их числло до тысячи. Он, однако, утверждал, что есть ещё многие неописанные растения, которые, вероятно, были бы полезны для лечебных целей. После этого наступило полное уничтожение наук набегами варваров в цивилизованную Европу. Всё, что осталось, нашло убежище в Азии; мы находим записи по ботанике и естественной истории в работах Galen, Oribasius, AEtius, Paulus AEgineta, а позже - у арабских врачей Aben Mesne, Serapion, Rhazes, Avicenna и др.; они были, главным образом, копиями ранних записей Гиппократа, Theophrastus и Dioscorides.
«Печально оглядываться на состояние Европы в период, который справедливо называли тёмными временами. Угрюмый мрак охватил весь цивилизованный мир; незнание, суеверие и варварство деспотически подавляли учение и гениев; знание любого вида приобретали лишь путём поисков среди руин школ и монастырей; фантастические легенды были на месте правды, к ним подмешивался обман хитрых священников, уже поработивших разум людей. В этом долгом и печальном течении лет, немногие разрозненные записи, которые возникали тогда по естественной истории, были делом монахов, составленным из старых авторов, но даже их маскировали почти непонятным жаргоном. Лишь в середине XVI столетия солнце науки вновь разорвало это густое облако, и пролило свои лучи на север Европы. В этот период ботаника, пребывавшая в том же положении, что её оставили древние, не могла быть чем-то большим, чем каталог (список названий) около 1000 растений; так как, хотя древние не очень практично использовали свои наблюдения. Они смотрели на природу скорее глазом поэта, чем философа; и, дав волю воображению, слишком очаровывались её поразительной красотой и величавостью, вместо того, чтобы начать спокойное и терпеливое исследование причин наблюдаемых влияний. Далее мы в долгу у Brunfels, врача из Берна, за возрождение ботанической науки, начатое, когда свет познания вновь осветил мир после периода тёмных времён; он жил в начале XVI столетия, и был первым, кто представил рисунки растений посредством гравюр на дереве. Приблизительно в то же время жил Gesner, последователь замечательного натуралиста Cаesalpinus, одного из профессоров университета Падуи. Он родился в Arezzo, в Тоскане, в 1519 г.; его исследования пролили свет на структуры растений; он был первым ботаником, кто стремился классифицировать растения, и показать их различия по полу, хотя этот факт уже упоминали древние. За ним следовал Jungius, умерший в 1657; после этого пришел Morison, а затем - знаменитый John Ray, рождённый в 1628 г., в Black Notley, Essex, его отец был кузнецом. Его работы - кропотливые исследования, а в его «Historia Plantarum generalis» дано всё, что было известно в ботанической науке в то время. Haller назвал его величайшим ботаником в памяти человечества. Его сменил Grew в Британии и Malpighi на материке, чьи замечательные исследования структуры растений почти равнозначны. Далее пришло время Camerarius, которому принадлежала честь впервые открыть и доказать экспериментально наличие полов у растений. За ним последовал Tournefort, выдающийся французским ботаник, руководитель французской школы, родившийся в Aix (Прованс), в 1656 году, чья выносливость и инициативные действия позволили презреть суровый климат Альп Пиренейских гор, и именно перед ним мы в долгу за самое лучшее ботаническое описание тех зон. В это время, при средствах и стимулах, которые давали всем отраслям науки, улучшении в печати и гравюре, появился выдающийся гений, великий Linnaeus. Его чудесный ум дал новый аспект каждой ветви исследования естественной истории, особенно ботанике. Этот большой натуралист родился в Rashult, провинция Smaland в Швеции, в 1707 г.; его фамилия была Lindelius (предполагают, что она идёт от дерева липы, которая росла по соседству с жильём семьи). Он очень рано полюбил ботанику, но проявление его выдающихся способностей, как у многих других известных людей, зависело от случайности и от добросердечного врача по имени Rothman (отец Линнея, будучи очень разочарованным его учебой, посчитал, что он годен стать сапожником). Бедность Linnaeus заставляла его бороться с большими лишениями в ранние годы; обучаясь в Upsal, он был рад иметь сношенную одежду своих сокурсников, и чинить свои ботинки корой деревьев. Благодаря доброте женщины, которая впоследствии стала его супругой, он смог заработать деньги, которые позволили ему закончить Leyden. С момента появления Linnaeus, мы можем отметить быстрое и прогрессивное движение в науке ботаники, до тех пор, пока она не достигла равного положения, если не высшего, среди всех прочих ветвей естественной истории. И когда мы находим такие имена, как Haller, Rumphius, Eder, Schreber, Jacquin, Bergius, Reinholdt, Forster (он плавал с капитаном Куком), Jussieu, сэр Joseph Banks, Miller, Dryander, Geertner, сэр J.E. Smith, Withering, Wildenow, Humboldt, Roxburgh, Decandolle, Lindley, R. Brown и др., то можем справедливо гордиться наукой и исследованиями, которые включли таких людей. Для студента-медика и практикующего врача знание растений, особенно относимых к медицине, крайне важно. Как часто он может быть в ситуациях, где такое знание может быть не только большим преимуществом для него самого, но для окружающих. Этим знанием он может спасти целые армии от разрушения; может выбрать самые целительные места для городов и разбивки лагеря; может сразу определить, какие растения целительные, а какие губительные, например, семейства Cruciferse, Rosaceae, Malvaceas, Labiatae - безобидны, в то время как Solaneae, Apocynese, Ranunculacese и Papaveracese почти все ядовиты; что из Umbelliferse съедобно, а что вредно; и с таким знанием он может различить безвредный сорняк от смертельного яда.
ACONITUM NAPELLUS - MONKSHOOD, WOLFSBANE, HELMET FLOWER, FRIAR’S CAP
Названия. Фр.: Napel, Aconit. Нем.: Eisen-hut, Blauer Sturmhut. Итал. - Napello. Исп.: Napelo. Гол.:
Monnikskap. Дат.: Dreumunke. Швед.: Stormbat. Русск.: Борец.
Семейство, Отряд Ranunculace; Polyandri, Pentagynia.
Диагноз отряда - Ranal Exogens, с чёткими плодолистиками; отсутствием отдельных прилистников; чешуйчатый венчик; семена без шила. Род – чашечка чешуйчатая в расположении лепестков в бутоне. Плод - многосемененные фолликулы. Общая характеристика - Чашечка, нет. Венчик (calyx Deсandolle и др) нижний. Лепестки 5, верхние дугообразные или шлемоподобные.
Нектарник (лепестки Lindley) 2, на цветоножке и загибаются у медового мешка назад, на длинных трубчатых черенках. Нити многочисленные, часть из внутренних бесплодны.
Пыльники закругленные. Завязь расходится. Столбики шиловидные. Рыльце простое, острое. Оболочки яйцевидные; один клапан. Семена многочисленные; коленчатые, изрезанные на краях капсулы. Корень суживается к концу, расположен перпендикулярно к земле, от него отходят многочисленные цилиндрические мясистые волокна. Специфическая характеристика: верхний лепесток дугой отклонён назад. Шпора нектарника коническая и наклонена вниз. Цветы снабжены шипами или свободно метелконосные. Крыльца тычинок заостренные или отсутствуют. Доли листьев клиновидные, перисторассечённые. Нагой венчик из 5 лепестков, верхний с капюшоном, а два загибаются назад, нектарник на цветоножке скрыт внутри полости самого верхнего лепестка или капюшона, легко отличить от других родов такого же класса и отряда (Baxter).
История. - Растение Axovitоv было известно древним народам, и оно упомянуто Nicander, Dioscorides, Theophrastus, Galen, Paulus Egineta и др. Относится к вирулентному яду; но было много сомнений, был ли аконит греков тем же средством, что и в наши дни. Dioscorides описал 2 вида; Dodonseus, Sprengel и Woodville соглашаются, что второй вид, описанный этим автором, а именно («Aconitum alterum quod nonnulli Cycoctorum, alii Lycoctonum vocant, plurimum в Italia nascitur»), будет Aconitum napellus или Wolfsbane. Предполагают, что первый вид (Aconitum aliqui Pardalianches alii Cammarum) был Doronicum pardalianches, или арника горная. Аконит Theophrastus Sprengel относил к Ranunculus Thora. (См. Supp. To Dunbar Lex.) Allalus, современник Cato, культивировал в саду аконит и другие ядовитые растения, и назначал их для эксперимента, чтобы открыть их противоядия (Plutarch, Demet.).
На аконит часто ссылаются в мифологии, истории; предполагали, что он был главным ингредиентом в смертельном глотке, который дали старцам из Ceos, когда они стали слишком слабыми, чтобы служить стране. Говорят, что Медея использовала его, составляя ядовитое питьё, предназначенное для Тезея. По легенде, это заставило Гекату отпрыгнуть ото рта Cerberus: «Ut ab Hecate inventum enatum spuma Cerberi aut ex pronunciarent». Theophrastus писал, что в его дни был метод такой приготовления аконит, чтобы он потерял свои свойства лишь спустя 1-2 года. Утверждают, что охотники Альп окунали стрелы в сок этого растения, охотясь за волками; поэтому назван Wolfsbane. В более поздние времена его использовали в попытке разрушить армии (индийский яд Bihk или Bisch, которым местные жители отравили резервуары с водой в бирманской войне, предполагают, что это был яд одного из видов, Aconitum ferox).
Как лекарство, его использовали древние, главным образом, как обезболивающее, и как наружные аппликации для облегчения боли в глазах. Его стали меньше использовать до Storеk, который расхвалил его как антиспастическое средство, стимулятор к абсорбентам, мочегонное и потогонное. Благодаря этим замечательным действиям, по Storеk, его вначале ввели в фармакопеи, но, с тех пор, использовали, главным образом, как местное средство при невралгических и ревматических болях, внутрь - при подагре, ревматизме, некоторых заболеваниях кожи, золотухе, туберкулёзе, скирре и раке, перемежающихся лихорадках, отёках, параличе, эпилепсии, амоврозе, поражениях матки и гипертрофии сердца.
Название растения произошло, согласно Theophrastus, от Aconis, города в Bithynia, где он рос в изобилии. Pliny приписал его этимологию к слову точило. Другие, согласно Burnett, считают, что название произошло от pulveris expers, без пыли, так как растёт на утесах, лишённых почвы; но это больше относят к Aconitum neomontanum. Другие считают, что слово происходит от acon, acne – стрела, дротик, потому что дикари окунали стрелы в яд из этого растения. А Napellus происходит от napus, турнепс, из-за сходства его корня с этим овощем. Описание. Многолетник, цветёт в мае, июне и июле. Цветы пурпурные, гладкие. Верхний лепесток шлемообразный. Листья лапчатые, с 5 клиновидными сегментами, глубоко вырезанными зубчиками, стоящие на стеблях с продольными ложбинками; верхние листья не так глубоки, вырезанные. Стебель прямой, 2-3 фута высотой. Decandolle выделил не менее 29 разновидностей. То, что Miller называл Pyramidale, очень часто встречают в наших садах, его предпочитают из-за длинного шипа голубых цветков. Есть разные виды, кроме Aconitum napellus, описанные в словаре Miller, в издании Martyn.
1. Acon. lycoctonum. Большой жёлтый борец, борец аптечный; с 2 разновидностями: сизоватый, цвета золы цветок Linnaeus и Acon. altissimum Miller. Обычный вид - до 3 футов высоты; оба цветут в середине июня. В Швеции причислен к самым ранним весенним цветам. Впервые культивировал в Британии Gerarde (1596). Растёт в диком виде в гористых частях Швеции, Австрии, Carniola и Сибири. Отвар порошка корня используют от мух и других насекомых; но его едят в некоторых частях Швеции без вреда (слабее, чем некоторые виды). Древние народы верили, что он смертоносен для тех, кто спал под ним.
2. Acon. japonicum. Уроженец Японии; там его назвают Soo Huso.
3. Acon. pyrenaicum.Пиренейский или борец с листьями как у фенхеля. Растёт в диком виде на Пиренеях, Tartary и Сибири. Впервые культивирован в Англии в 1739 г. Растёт в высоту до 4 футов, и шип наклоняется перед цветением, которое у нас наступает в июле. Ядовит.
4. Acon. anthora. Целебный борец, как его ошибочно называли. Корень имеет 2-4 коленчатых мясистых шарика, и стебель высотой от 1 фута до 18 дюймов. Цветки цвета серы. Растёт в диком виде на Пиренеях, Альпах, Австрии, Сибири и т.д. Впервые культивирован в Англии в 1596 г. Разновидности с белым цветком. Ядовит.
5. Acon. variegatum. Разноцветный или малый синий борец. Уроженец Италии и Богемии. Впервые культивирован в Англии в 1752 г. Цвётет в конце июня. 2 фута высотой. Шипы цветков короткие; а венчики варьируют от разноцветных до одноцветных. Ядовит.
6. Acon. album. Белый аконит аптечный. Уроженец Levant (восточное Средиземноморье). Культивировали в Англии в 1739 г. Иногда до 6 футов высотой. Характеризуется высоким стволом, лапчатыми листьями и белым цветком. Ядовит.
7. Acon. сammarum. Paniculatum Лондонской фармакопеи. Пурпурный борец. Цветки бледно - синие. Гораздо длиннее шлем и более короткая кисть, чем у Acon. napellus. Стебель выше. Находят в диком виде в Швейцарии, Австрии, Штирии, и Пьемонте. Впервые культивирован в Англии в 1748 г. Ядовит, но слабее в сравнении с napellus. Разновидность - с белыми и разноцветными цветками.
8. Acon. uncinatum. Американский борец (аконит). Уроженец Пенсильвании. Листья подобны napellus; цветы похожи на сammarum. Культивирован в Англии в 1770 г. Очень ядовит.
9. Acon. ferox. Уроженец Индии. Очень ядовит.
10. Acon. neomontanum. 11. Acon. volubile. 12. Acon. septentrionale. 13. Acon. tauricum. 14. Acon. cernuum. Все ядовиты.
Acon. napellus и А. cammarum - самые вирулентные европейские виды. Лошади могут есть napellus после высушивания без последствий.
Географическое распределение. Франция, Швеция, Швейцария, Австрия, Carniola и другие части Европы. Один вид азиатский, один - американский, один - британский; хотя некоторыми он считается сомнительным уроженцем. Обитание: в гористых районах Carniola, Швеции и т.д. В Англии: Водянистые места, берега рек. Впервые обнаружен в диком виде Преподобным Эдв. Уайхедом, колледж Крайстчерч, Оксфорд, в 1819 г. Девоншир: Достаточно обильно на краю прозрачной реки ниже Ogwell Mill; Д-р. Withering, 1827. Herefordshire: В диком виде на берегу реки Teme, и в большом количестве на берегах ручейка, сбегающего в реку; колледж Крайстчерч, Oxon, 1819 г. Берега ручейка около Little Hereford; Д-р Ллойд. Somersetshire: В водянистом грунте, с обеих сторон ручейка у Ford, около Wiveliscombe Milverton, где растёт в изобилии, и собирается для лечебных целей.
Части, используемые в медицине. Корни, цветы и листья.
Метод приготовления. Согласно Гомеопатической фармакопее (Quin), выжатый сок свежего растения должен быть смешан с равным количеством винного спирта и через 24 часа сливают чистую жидкость. Одну её каплю нужно дважды встряхнуть с 99 каплями винного спирта и пометить (1). Затем это должно быть разведено до 30-го разведения, путём добавления одной капли 1-го разведения к 99 каплям винного спирта, и так далее, до получения 30-го разведения. Качество корня и выжатого сока очень изменчиво от возраста, и если их хранят несколько месяцев, становятся полностью инертными. Reuben Payne из Milverton считает препарат из растения, собранного в Somersetshire, более сильным, чем доставленный из самых лучших домов Лондона. Это, вероятно, вследствие вышеуказанной причины. Правильное время сбора корня для целебных целей раньше, чем отростков стебля; всего растения - в июле и августе.
Ядовитые влияния. Ядовитые влияния лекарств на животных или проявление действия слишком больших доз любого лекарства - самое интересное для гомеопатов; согласно закону, которому они следуют в лечении болезни, эти влияния помогают показать общее применение каждого лекарственного вещества, и, благодаря губительным последствиям, определить их целебное использования для человечества. Приведём некоторые из самых интересных случаев отравления этим растением, которые демонстрируют специфические симптомы и действия.
Мальчик съел несколько листьев вместо петрушки; через 2 ч возникло ощущение жжения во рту, горле и желудке, после этого последовали обморок и смерть. На аутопсии обнаружили, что церебральные сосуды очень расширены, с жидкостью тёмного цвета; глубокое воспалительное покраснение было на всей слизистой желудка, с областями темного цвета. (Med. Chir.Review, July, 1844). Дозу (5 гран) свежего экстракта дали трём пациентам в больнице Бордо, по ошибке. Через четверть часа наступил тремор мышц и ощущение покалывания по всему телу, затем последовала рвота, потеря сознания на время, а потом спутанность зрения с интенсивной головной болью, холодная и липкая кожа, пульс медленный и нерегулярный, дыхание короткое и учащённое; один человек умер, другие два медленно выздоравливали. Д-р Geoghan (Dub. Med. Jour., 1842) заявил о случае отравления листьями аконита. Через две минуты после поедания начался жгучий жар во рту, горле, пищеводе и желудке, с ощущением опухания лица, общего чувства онемения и ползания по коже; беспокойство; затуманенное зрение; ступор и частичная бесчувственность; пена в носу и во рту; стиснутые челюсти и руки; рвота, диарея; чувство болезненности в эпигастрии; обморок и смерть.
Человек сварил свежие корень и листья, и через полчаса после еды был найден в кровати, вращающим руками и с пеной у рта; зрачки широко расширены; нижние конечности парализованы; поверхность тела холодная и липкая; сильная тошнота; пульс едва уловим; далее последовала потеря чувствительности и смерть. Д-р Pereira рассказал следующее: мужчина, его супруга и ребёнок съели какие-то корни за обедом в 2 часа, приняв их по ошибке за хрен. Большая часть была съедена мужчиной. Через 3/4 часа после обеда человек пожаловался на жжение и онемение губ, рта и горла, которое скоро распространилось на желудок, и сопровождалось рвотой его обедом, а потом пенистой слизью. Его конечности были холодны, но грудь тёплой; голова мокрая от холодного пота; глаза блестели; сильное дрожание и сильная боль в голове; губы синие; не было судорог или конвульсий; его дыхание было без изменений. Он умер явно в обморочном состоянии, примерно через 4 часа после обеда. Женщина была поражена тем же способом. У неё было такое же жжение и онемение губ, рта, горла и желудка, и сильная рвота. Она испытывала необычное ощущение онемения в кистях, руках и ногах, и не могла артикулировать слова, её попытки говорить сопровождались лишь непонятными звуками; сильная мышечная слабость, не могла стоять; некоторые внешние чувства были нарушены; хотя ее глаза были широко открыты, зрение было очень слабым, и окружающие предметы были видны нечётко; чувствительность тела была сильно нарушена; лицо и горло были почти нечувствительны к касанию; у неё очень сильно кружилась голова, но не бредила, ни была сонной; её тело и конечности были холодны; она часто вытягивала горло, но не знала почему. Через 5 -6 часов она начала выздоравливать. Ребенок был подобно, но не сильно поражён; она постоянно прикладывала руки к горлу. (Pereira.Mat. Med., art. Aconite).
Мистер Sherwen упоминает случай женщины, которая отравилась спиртовой настойкой корня. Главными симптомами были: через 5 минут после проглатывания у нее возникло покалывание и пощипывание вниз по рукам и пальцам; болезненное онемение в запястьях; затем эти же ощущения во рту и языке; после этого ног и стоп; менее чем через 10 минут ей показалось, что лицо опухло, а горло сжимается; её тошнило, и она старалась вырвать; ноги не держали; она была почти слепой, но осознавала своё состояние; глаза были фиксированы и выпучились, зрачки сужены; выражение лица злое; челюсти и ротоглотка ригидные; кисти и руки довольно холодные, и без пульса; ноги и туловище в таком же состоянии; дыхание короткое, неполное и затруднённое, с мерцательной аритмией сердца. Сильные конвульсии возникли при попытке дать рвотное. После этого началась обильная рвота. Через 5 ч после принятия яда пульс стал полным, 58/мин и перемежающимся; угнетение в подложечной ямке меньше, и зрачки были больше. В конце концов, она поправилась. (Ланцет, March 25, 1837).
Корень Aconitum napellus дали 4-м разбойникам. Двое из их, после сильнейших болей, были спасены соответствующими средствами; двое других умерли. У одного из них были такие симптомы: через несколько часов после приёма корня очень ослабел; лицо было покрыто холодным потом; удушье; судороги и обморок; непроизвольная дефекация; рвота желчью; опухание всего тела; и он умер от апоплексии (Matthiolus in Dioscorid., p. 768).
Willis сообщил о человеке, умершем безумным, через очень короткий период времени после поедания салата, содержащего немного свежих листьев аконита. Linnaeus рассказал, что невежественный хирург прописал листья, от которых пациент отказался; он сам проглотил их и умер. Человек, который съел немного листьев, стал безумным, а хирург, которого вызвали, чтобы оказать ему помощь, объявил, что растение не было причиной его расстройства, и, чтобы убедить, что оно совсем безвредно, съел большое количество листьев, и вскоре после этого умер в сильной агонии. (Mord. in Kel Acad., 1739). Сок аконита, введенный в маленькую рану на большом пальце руки, вызывает боли в пальцах и руках; боль в сердце; тревожность, со страхом удушья; обморок; возбуждение; гангрену; обильное нагноение (Alberti, Junot. Med., vi. р. 724). Orfila рассказал, что 5 человек съели листья по ошибке; трое из них умерли спустя 2 ч. Они все страдали от ощущения жжения в горле, пищеводе и животе; было желание рвать; и когда рвали, были сильные колики, опухшее лицо и опухший живот.
Немного листьев аконита были съедены человеком как салат, и главными симптомами были: ощущение покалывающего жара, который не только поразил язык, но и его челюсти, так что зубы казались расшатанными, и щёки были раздражены, а его лицо было опухшим вдвое больше, чем его обычный размер. Это ощущение покалывания распространялось далее и далее, пока не охватило всё тело, особенно конечности. Возикла неустойчивость в суставах, особенно колен и лодыжек, с подёргиванием сухожилий; он едва мог ходить по комнате; думал, что у него плохо циркулировала кровь в конечностях: с запястий до кончиков пальцев и с лодыжек до пальцев ног; головокружение; глаза затуманенные и блуждающие; гул и шипение в ушах после обморока; сила и дух исчезли; была потребность лечь (после рвоты, вызванной маслом и т.д., принятыми для того, чтобы освободить желудок); пульс прерывистый и нерегулярный, иногда 2-3 удара совместно, очень быстро (Philos.Trans.,vol. xxxviii. p. 287). «Если пожевать листья или корень, то возникает покалывание с онемением; а если принято довольно большое количество, поражаются нёбо и горло. Кажется, что небная занавеска и мягкое нёбо растянуты и лежат спинке языка; чтобы облегчить это, делают частые попытки глотать» (Pereira, ART Aconite"). Было также подтверждено, что испарения растения вызывают обмороки. Д-р Fleming считал, что яд может вызвать смерть «или путём мощного седативного воздействия на нервную систему (как в случае д-ра Male из Бирмингема), или параличом дыхательных мышц (удушье); или вызывая обмороки. Ядовитая доза вызывает 1) онемение и жгучий жар во рту, горле и желудке; боль в животе, с тошнотой и рвотой; уменьшенную чувствительность кожи, с ощущением тяжести и полноты разных частей тела, особенно лица и ушей: 2) головокружение; затуманенность зрения или полную слепоту; шум в ушах; глухоту; пену во рту; чувство сужения горла; сильное чувство слабости; дрожащий пульс, ослабленный и скачкообразный, а затем незаметный; конечности и поверхность тела холодные и липкие; лицо белое; бескровные губы; за этим обычно следует внезапная смерть. При аутопсии наблюдают застой венозной системы» (Fleming on Ac.Nap., p. 134). Orfila заметил: различные эксперименты на животных и влияния на человека показывают, что препараты аконита всасываются и переносятся потоком циркуляции; что они особо действуют на нервную систему, и особенно мозг, где вызывают вид психоза; и, кроме того, местное раздражение, способное начать больше или менее интенсивное воспаление; они кажется, действуют на человека так же, как и на животных.
Каждая часть свежего растения сильно ядовита; но корень особенно ядовит; много примеров его смертоносного влияния зарегистрировано древними и современными авторами; однако, как часто случаются, «если правильно поняты, качества, которые губительны, можно преобразовать в благословение».
Медицинское использование (в гомеопатии). Прувинг аконита Ганеманом дал практикующему врачу-гомеопату средство, которое должно всегда занимать видное, если не первое место в нашей фармакопее. Следующими являются его замечания об этом средстве в Materia Medicа Pura: «Хотя детализированные симптомы не выражают полностью целебную силу этого драгоценного растения, они позволяют проницательному гомеопату судить о полезности его при некоторых состояниях заболевания, где до сих пор используют противовоспалительное лечение старой практики. Я имею в виду чисто воспалительные лихорадки, при которых малая доза аконита, занимая место всех антипатических средств, даёт быстрое лечение, без всех последующих нарушений… При кори, пурпурной милиарной лихорадке, воспалительной лихорадке с плевритом и т.д. эффективность этого растения очень велика, при условии соблюдения больным холодной диеты, воздержания от всех лекарств и от растительных кислот… Изгоняя из нашей системы все идеи сходства с тем, что обычно используется, на что слишком часто влияют названия мнимых заболеваний, необходимо, чтобы первичные болезненные состояния, по которым предлагают аконит, должны представлять, по главным симптомам, сильную аналогию к теми, которые вызывает это лекарство. Его успех после этого удовлетворительный… При острых воспалительных лихорадках, когда считалось, что пациенту может стать лучше от обильных и повторных кровопусканий, гомеопатия утверждает своё превосходство тем, что может с помощью этого средства преодолеть лихорадки и восстановить здоровье в более короткий период времени, чем при аллопатическом лечении, не пролив ни капли крови, - жизненно важной жидкости, которую часто опасно тратят при лечении старой системой. Иногда необходимо, при острых нарушениях, использовать другие гомеопатические лекарства, чтобы устранить болезненные симптомы, которые всё ещё остались после тех, которые подавил аконит; но редко необходимо повторять дозу аконита… Давая аконит с этими мерами предосторожности, при заболеваниях, на которые я ссылаюсь, кровообращение постепенно возвращается к обычному состоянию… Хотя из-за короткой продолжительности своего действия, которое в малых дозах не превышают 36 или 48 ч, кажется, что аконит полезен только в острых случаях, но он не менее полезен при самых стойких хронических нарушениях, при которых состояние тела требует изменения того, что названо ригидностью силы духа; вопрос, на котором я сейчас не могу останавливаться. Его эффективность в таких случаях идёт от симптомов, произведенных им в здоровом человеке… Аконит является также главным и самым сильным средством лечения при крупе; при нескольких видах ангины, а также при местном остром воспалении в других частях тела, особенно когда жажда и учащённый пульс связаны с неусидчивым нетерпением, возбуждением, которое ничего не может подавить, и метание в бреду, как вызванное аконитом. Если его дают здоровому человеку, он вызывает все болезненные симптомы у людей под влиянием страха, вместе с гневом; и будет также самым лучшим средством, чтобы быстро вылечить их. Когда выбирают аконит гомеопатически, вы должны, прежде всего, наблюдать за моральными симптомами и быть осторожным, чтобы он был похож на них… Находят, что аконит хорошо помогает в подавлении всех плохих симптомов, возникающих от подавления секреции, тревоги, взволнованности или страха».
Клинические замечания Noack и Trinks: «Аконит особенно подходит для полнокровных индивидуумов, живого характера, холерически-нервного или сангвинического темперамента, темноволосых, с ярким цветом лица; старым людям. Застой крови в разных органах; острое воспаление органов; сильные кровотечения; приступы сильной общей боли; влияние испуга, гнева и досады; поражения желчевыводящих путей; иктеричность кожи, как при желтухе; прилив крови к голове, когда есть ещё головокружение; головная боль; простудные болезни; большая склонность к простудам; экзантема, в первых стадиях; рожа; крапивница; синохальные лихорадки; острый ревматизм, больше суставов; острый артрит; подагра; невралгия; обмороки; слабоумие, с предчувствием смерти, и большая тревожность; офтальмия; кровотечение из носа; простудное воспаление миндалин, нёба и глотки; кровавая рвота; перитонит; активное кровотечение из матки; круп; кровохарканье; плеврит; бронхит и пневмония (обычно в I-й стадии); органические поражения левой стороны сердца; гипертрофия сердца».
При сравнении гомеопатического и аллопатического использования аконита, можно увидеть, что иногда обе системы давали это лекарство для одних и тех же заболеваний; но гомеопаты пришли к использованию его в болезни, симптомы которой он производит, в больших или в малых дозах у здоровых людей; в старой школе его давали эмпирически, главным образом потому, что предполагали его “benumber", поэтому полезным в уменьшении боли и раздражении нервной системы; но когда используется с лечебной целью, это может быть приписано специфическому, т.е.гомеопатическому действию. Нужно также помнить, что гомеопатическое использование этого и всех других веществ никогда (вследствие способа приготовления) не сопровождается никакой опасностью от их ядовитых качеств, а по старой системе эти лекарства часто вредные, и могут также стать (от оплошности или незнания) смертоносными в их действии.
АНТИДОТЫ. Кислоты и вино; от его ядовитого действия - уксус. Gerarde, в своем Herbal, дал любопытное противоядие. Он писал об аконите: «растёт на горах Rhetia, и в различных местах Альп, где вы находите, что трава, растущая вокруг него, съедена скотом, но ни к одной части Аконита не прикоснулись, кроме некоторых мух, которые в таком обилии прилетают с болот, что покрывает всё растение, и что очень странно; хотя эти мухи с большим наслаждением питаются на нём, и создают противоядие против смертельного укуса, вызванного пауком Tarantula, или любого другого ядовитого зверя; да, превосходное средство не только против аконитов, но всех других ядов» Также, Antoninus Geranaceus из Pavia, известный врач своего времени, упоминал муху, поедающую много листьев аконита, как противоядие к ядовитым воздействиям.
АETHUSA CYNAPIUM - LESSER HEMLOCK, FOOL’S PARSLEY, DOG’S PARSLEY
Малый болиголов, собачья петрушка. Названия: Фр.: La petite Cigue. Итал.: Cicuta minore.
Исп.: Cicuta menore. Нем.: Kleinen Scheiling, Hundspetersilie. Гол.: Scheer-Tuin. ling. Рус.: Медвежий корень.
Семейство, Отряд: Umbelliperae – Pentandria, Digynia
Диагноз отряда: зонтичный экзоген, с парным плодом и двойным надпестичным диском Общие характеристики. Чашечка верхняя, мелкая. Лепестков 5, перевёрнуты, сердцеобразные с острыми, негибкими концами. Плод круглый, яйцеобразный. Плодолистики, с 5-ю толстыми поднятыми, острыми ладьевидными гребнями. Семена наполовину шаровидные. Общей обёртки соцветия нет. Частичная обёртка соцветия из трёх односторонних, висящих листьев Специфические характеристики. Листья равномерные. Листочки клиновидные, низбегающие к черенку. Сегменты грушеобразные.
История. Согласно Schulze (De Tozicol. Veter.), это растение путало многих авторов с Conium maculatum, под общим названием Cicuta. Hermolaus Barbaras первым выделил его под названием Cicuta terrestris minore. Он упомянут Matthiolus, Jonston, Dodecampus, Jungius, Muller и другими, как вызывающий необычный эффект у тех, кто его ест. Это Petroselinum vitium Tragus. Dauci inutilis genus Gesner. Thalius назвал его Apiumcicutarum. Lobel, Petroselinum canum; отсюда название собачья петрушка. Название произошло от A???, гореть, из-за его едких качеств, другое происхождение от слова скудный.
Описание. Однолетник, цветёт в июле-сентябре. Корень конусообразный, разветвленный и беловатый. Стебель 1-2 фута высотой, прямой, разветвлённый, отчасти зигзагообразный, соединённый, круглый, гладкий, полосатый, иногда пурпурный, но не в крапинку. Листья дваждыперистые, ровные, тёмного бледно-зелёного цвета; сегменты яйце-копьевидные, по-разному нарезаны, с дольками и более или менее низбегающие; нижние листья иногда триждыперистые. Зонтики на длинных черенках, раскидистые и уплощённые, а зонтики маленькие - отдалённые. Общая обёртка соцветия отсутствует Частичная обёртка - из трёх длинных, полоскообразных, односторонних, свисающих листьев, по которым его легко распознать. Цветок белый. Лепестки немного радиальные, перевёрнуты, сердцевидные, на кончике согнуты вовнутрь. Пыльники буроватые. Плод яйцеобразый, полосатый, бледно- коричневого цвета. Всё растение ровное, за исключением черенков цветов, угловых, и углы украшены мельчайшей прозрачной, бородавчатой оболочкой.
Географическое распределение. Британские острова, Франция, Германия, Италия, Россия и другие части Европы. Один вид, Аеthusa meum (Spignel), растёт в диком виде в горах Швейцарии, Германии, Австрии, Италии и Испании; а также на высоких пастбищах Вестморленда, Кумберленда, Ланкашира и Мерионетшира.
Местообитание. Обычный сорняк в садах и на культивируемых полях. Он отличен от садовой петрушки запахом листьев, специфичным и неприятным. Листья мельче, острее и низбегающие и более темно-зёленого цвета, чем обычная петрушка. Цветок-стержень полосатый и рифлёный. Цветки белые, а у обычной петрушки палевые (бледно-жёлтые). Говорят, что коровы, лошади, овцы, козы и свиньи едят его, но он ядовит для гусей.
Части, используемые в медицине, и метод приготовления. Всё растение, приготовленное так же, как и аконит (Vide Quin, Pharm. Homoeopath., р. 37).
Ядовитые влияния. Даны самые интересные случаи отравления Аеthusa, взятые у Orfila и др.
Мальчик, 6 лет, съел немного этой травы по ошибке, спутав с петрушкой, в 4 часа дня, и начал немедленно кричать от сильной боли; жаловался на сильные спазмы в желудке; когда его забирали домой, всё тело чрезмерно опухло и было мертвенно-бледного оттенка; дыхание стало затруднённым и коротким, и он умер к полуночи. Другой ребёнок отравился таким же образом, но ему повезло, и он вырвал траву; это, однако, не предотвратило проявления многих симптомов; он говорил возбуждённо, и в бреду думал, будто видит большое количество собак и котов (Orfila,vol. ii. h. 324).
Eiviere сообщил о случае с человеком, умершим из-за этого яда; вскрытие показало: чёрный язык; коричневая серозная жидкость в желудке; печень была жёлтого цвета; селезенка была очень бледной; тело не было эмфизематозным. А Gmelin рассказал о случае с ребёнком, который умер через 8 ч после поедания Аеthusa. Симптомами были спастическая боль в желудке, опухание живота, бледность кожи и затруднение дыхания (Chris., р. 365).
Женщина дала своим двум детям суп, в котором варилась эта трава. Их обоих поразила сильная боль в животе, а на следующее утро они были без сознания; нижняя челюсть была спастически неподвижна; живот опух; рвота кровянистой слизью и постоянная диарея; холодные конечности; конвульсии; и смерть через 24 часа. Аутопсия: краснота слизистой, выстилающей пищевод, и небольшой васкулярный застой в желудке и двенадцатиперстной кишке (Madic Jahrbuch). У другого рёбенка, который съел луковицы, приняв их по ошибке за молодые турнепсы, неожиданно возникла боль в животе, за которой последовала тошнота, без рвоты; не мог глотать; пустой взгляд; невозможность отвечать на вопросы; нижняя челюсть неподвижна; бесчувственность и смерть через час после начала симптомов (Med.Times, August 23, 1845). А две дамы из замка Donningtou, Leicestershire, съели немного салата, в который была положена Аеthusa по ошибке, вместо обычной петрушки. Вскоре последовали серьёзные симптомы: тошнота с рвотой; сильная головная боль и головокружение; желание спать, с частыми вздрагиваниями и чрезмерным волнением; сильный жар во рту, горле и пищеводе, с большой трудностью глотать; сильная жажда, с полной потерей аппетита любого вида твёрдой пищи; онемение конечностей, и был тремор; а все жизненные и обычые функции выполняли с необычной активностью. Со временем дамы выздоровели. (Med. и Phys.Journal,v. XIV. p. 425).
В четверг, 5 июня, W. Frekleton, здоровый, сильный человек 35 лет, трактирщик, съел пригоршню собачьей петрушки (кокорыш), с почти таким же количеством молодого салата около 13.00; через 10 минут у него возникла боль в желудке и кишечнике, сопровождаемая урчанием. Он вышел в поле, но был охвачен такой вялостью, усталостью и слабостью, что с трудом стоял. Очень беспокоило головокружение; зрение было спутанным, и иногда предметы двоились. В 7 ч ему дали рвотное средство, благодаря которому, как он полагал, он вырвал всю собачью петрушку, но не салат; это уменьшило неприятные симптомы в желудке, но другие ощущения продолжались, и он провёл беспокойную ночь. На другой день у него сильно болели голова и глаза, которые были воспалены и налиты кровью. У него были по-разному очерченные припухлости на лице, болезненные и воспалённые, но проходили, перемещясь с места на место. В субботу его глаза были очень воспалены, болезненны и полностью закрыты окружающим воспалением. Ему пустили кровь, что дало значительное облегчение в лице и глазах. С этого времени до понедельника ему становилось лучше, но даже после этого были боль, жар и воспаление глаз, с отёчным опуханием щёк; остальные симптомы постепенно прошли (Lowe).
Norembergus упоминал 2 мальчиков, чьи тела очень опухли после поедания Aethusa. А Orfila дал 7 унций сока, полученного из листьев Аеthusa, сильному псу, и перевязал пищевод. Через 20 минут пёс заболел; через полчаса казалось, что на него это не очень повлияло, когда неожиданно он вытянула лапы и лёг на живот; через несколько минут попытался встать, но не смог. Мышцы конечностей, особенно задних, отказались повиноваться, но органы чувств выполняли свои функции; зрачки были едва расширены; сердце пульсировало медленно и сильно. Это состояние продолжалось четверть часа, после чего конечности сотрясали судорожные движения; животное бросалось из стороны в сторону; чувства начали ослабевать; и пищевод, и ротоглотка спастически сокращались. Это состояние ступора нарастало, и пёс умер через час после приёма яда. При вскрытии сердце было сокращено, а левый желудочек содержал жидкую и чёрную кровь. Лёгкие немного меньше крепитировали, чем обычно. Желудок был полон яда; но не было изменениё в пищеварительном канале (Orfila,vol. ii, p. 323).
Согласно Schulze, Аеthusa действует, главным образом, на спинной мозг.
Внимательно анализируя симптомы, наблюдаемые многими врачами при отравлениях Аеthusa, мы можем уменьшить их до следующих: жар в горле; жажда; рвота; иногда понос; короткое, со вдохом дыхание; слабый, частый пульс; головная боль; головокружение; опухание конечностей; бред (C. Orfila, I.).
Медицинское использование (в гомеопатии). Главные симптомы, при которых Аеthusa может быть полезна, следующие: сильные муки; головокружение с сонливостью; тяжесть во лбу, с плохим настроением: рвущая боль в лице и скуловых костях; постоянная жажда; сильная рвота с пенистым, молочным веществом; короткое, тревожное дыхание; при некоторых видах тонических судорог; а также при сенной лихорадке.
АНТИДОТЫ. Растительные кислоты. При лечении отравления, вызовите, во-первых, рвоту, или путём щекотания горла пером, или давая 20 гран рвотного корня; потрите тело, и прикладывайте припарки из горчицы к ногам; дайте уксус/или лимонную кислоту после рвоты.
AGARICUS MUSCARIUS - FLY AGARIC, BUG AGARIC
Названия Фр.: Fausae Orange. Нем.: Fliegen-schwamm. Итал.: Amanita. Рус.: Мухомор
Семейство, Отряд: Thallogens - Cryptogamia, грибки.
Диагноз отряда. Клеточные, без цветов, растения, питающиеся через таллус (грибницу или мицелий), живущие на воздухе; распространяющиеся спорами, бесцветными или коричневыми, а иногда заключенными в сумки; лишенные зелёного гонидиа (Lindley).
Общая характеристика. Край шляпки в полосках. Гимениальные пластинки (спороносный слой) белые; ножка полутвёрдая, луковицей; вульва чешуйчатая. Шляпка 3-7 дюймов шириной, выгнутая по длине, иногда отжатая; богатого оранжево-красного цвета, но иногда беловатого, желтоватого или коричневого цвета. Споры белые, округлённые. Ножка высотой 4-9 дюймов, 0,5-1 дюйм толщиной. Кольцо отогнуто.
История. Предполагают, что Agaricus muscarius является чёрным ядовитым пластинчатым грибом, описанным Theophrastus, Dioscorides, AEgineta Paulus, Galen и Pliny. Пластинчатый гриб Serapion у арабских врачей – это Boletus ignarius. Greville, в IV томе, части II «Transactions of the Wernerian Society», 1823 г., сделал следующие комментарии об этом грибе: «Так как растение общеизвестно под названием мухомор красный (от его свойства разрушать мух, если вымочен в молоке) вызвал шум на Материке, я должен предупредить тех, кто захотел бы попробовать его в Англии, об опасности, которой они бы подверглись. Чётко не определено, какой вид растёт в Англии и на юге Европы, действительно тот же, что и на Камчатке, и называемый Amanita muscaria Kamtschatica. Во всяком случае, наше растение известно, как очень ядовитое, и разновидность Камчатки может быть другим видом, или иметь частично потерянную вирулентность от обитания в северном климате. Свойства этой разновидности чрезвычайно любопытны; так как они даны в немецком эссе, «Annalen der Wetterauschen Gesellschaft fur die Gesammte Naturkunde», д-ра Langsdorf, я считаю, что краткий обзор их вполне приемлем. Разнообразие Amanita muscaria используют жители северо-восточной части Азии так же, как вино, рябиновку, арак, опиум и др., - другие нации. Очень много грибов около Вишни, Камчатки и Милковой деревни, и эти грибы обильны в одни времена года, и их мало в другие. Их собирают в самые жаркие месяцы и вешают на верёвку на воздухе, чтобы высушить; говорят, некоторые сами высыхают на земле, и они гораздо более наркотические, чем искусственно сохранённые. Говорят, что маленькие, сильно окрашенные образцы, густо покрытые бородавками, также сильнее, чем образцы большего размера и более бледного цвета. Обычный способ приёма грибка - свернуть его вверх, как болюс, и заглатывать без жевания, что приведёт к нарушениям в желудке. Иногда его едят свежим в супах и соусах, - после этого он теряет много своих токсичных свойств. Если его вымочить в соке ягод Vaccinium uliginosum, будет эффект как от крепкого вина. Один большой или два маленьких гриба - обычная доза для того, чтобы произвести приятное опьянение на весь день, особенно, если выпить воду после него, которая увеличивает наркотический принцип. Желаемый результат наступает через 1-2 часа после поедания гриба; головокружение и опьянение такие же, как от вина и спирта; сначала - веселые эмоции; лицо краснеет; непроизвольные слова и действия следуют за этим, и иногда, в конце, полная потеря сознания. Он вызывает активность - сильный стимулятор при мышечной нагрузке; в слишком большой дозе оказывает сильное спастическое действие. У многих индивидуумов этот гриб вызывает настолько сильное возбуждение нервной системы, что действия часто очень курьёзные. Болтливый человек не может молчать или хранить секреты, а любящие музыку постоянно поют. Самым исключительным является влияние Amanita на секрецию почек. С незапамятных времен жителям было известно, что гриб оказывает отравляющее действие на эту секрецию, которое продолжается значительный отрезок времени после его приёма. Это гриб-мухомор у русских, жителей Камчатки и коряков, которые используют его для опьянения. Его часто погружают в жидкость, сделанную из Epilobium (Иван-чай); и когда её пьют, пьющих охватывают конвульсии во всех конечностях, за которыми следует что-то типа бреда, со жгучей лихорадкой. Они персонифицируют этот гриб; и, если его влияние заставляет их совершить суицид или другое страшное злодеяние, то подчинены его командам. Для того чтобы выполнить преднамеренное убийство, они повторно принимают мухомор. Раньше его рекомендовали как средство от эпилепсии, позднее использовали наружно при зобных, гангренозных и свищевых язвах».
Описание. Это один из самых великолепных образцов отряда, и, как заметил м-р Greville, «его можно назвать величественным». Шляпка иногда изменяет цвет от красного цвета крови до оранжевого, белого, зелёного или коричневого цвета; 3-7 дюймов в ширину, мясистая, выпуклая, в длину почти плоская. Пластинки белые, широкие. Ножки 4-9 дюймов высотой, от 0,5 до 1-го дюйма толщиной, белые или розоватые; твёрдое тело или с небольшой полостью, луковичное. Лодочка в форме отогнутого воротничка.
Географическое распределение. Европа, Азия, Америка. Не очень распространён в Англии; в изобилии в некоторых частях Шотландии. В ряде мест Франции и Германии. Часто встречают в Норвегии, Швеции, России, Лапландии и др. Местообитание. В сухих местах; песчаных пустынях Азии: и в сухих сосновых лесах Шотландии и других частях севера Европы. «Его яркий красный цвет прекрасно контрастирует с мрачными соснами и белыми стволами берёз».
Части, используемые в медицине, и метод приготовления. Ножку и шляпку можно использовать в свежем виде или тщательно высушенными. Если использовать в свежем виде, ножки и шляпки должны быть хорошо промыты, а внешнюю часть удаляют и разминают в ступке. К этому добавить равную часть винного спирта; после этого отложить в сторону на 3 дня, и сцедить жидкость с остатка; после этого развести до 30-го разведения, как и для аконита. Если берут высушенный гриб, то один гран должен быть тритурирован с 100 гранами молочного сахара (См. Quin, Pharm. Homoeop). Время сбора гриба для целебных нужд: осень. Ядовитые воздействия. Haller сообщал, что 6 человек погибли в одно время, съев этот гриб; а у других он вызвал бред. Orfila писал, что нескольких французских солдат, съевших этот гриб, около Polosch, в России, вскоре охватили тревога, чувство удушья, интенсивная жажда, сильные спазмы, неровный пульс, общий холодный пот, изменённое выражение лица, лиловый оттенок носа, общая дрожь, зловонные опорожнения, холодность и мертвенно-бледный цвет конечностей; сильнейший бред, и острые боли до последнего момента. На вскрытии обнаружены большие пятна воспаления и гангрены в желудке и пищеварительном канале, и разложение наступило очень быстро. А M. Paulet сообщал о многих случаях отравления Amanita. Страдальцы испытывали тошноту, рвоту, обмороки, тревожность, состояние ступора и бесчувственности, и ощущение сжатия горла; у них не было ни колики, ни сильной боли. Несколько гран рвотного корня были назначены в горячей воде, и гриб вышел с кровью. Пациенты медленно выздоравливали с помощью смягчающих веществ; некоторые из них испытывали боли в животе, и их лечили припарками со смягчающими веществами и опиатами.
M. Paulet дал собаке немного гриба, смешанного с петрушкой. Три часа спустя у животного возникли сильное дрожание и слабость конечностей. Это состояние продолжалось до 4 часов, во время которого она очень стонала; потом упала в состоянии ступора. Дыхание было медленным и глубоким; время от времени она жалобно лаяла; один раз каталась по земле; в другой - она перевернулась с сильной дрожью, напоминающей удары током. Ей дали уксус, который усугубил все симптомы. Потом дали немного оливкового масла, которое вызвало рвоту, и выделение части отравы, смешанной с белой слизью. Она полностью выздоровела через несколько дней, время от времени ей давали немного молока.
Медицинское использование (в гомеопатии). Прувинг пластинчатого гриба проводил Ганеман и др., и результаты описаны в его работе «Хронические заболевания», в ст. Agaricus muscarius. Это средство успешно использовали при конвульсиях и треморе; при некоторых видах эпилепсии. Предложено от паралича верхних и нижних конечностей, возникающего от начинающегося размягчения центральной части спинного мозга. Его использование от специфических симптомов можно прочитать в «Хронических заболеваниях» Ганемана, учебнике Jahr, Homoop Arzneimittellehre Noack и Trinks.
АНТИДОТЫ. Камфора, кофе, Pulsatilla, вино. Лечение отравления грибами. Далее - выдержка из Orfila (Toxicol. Gener., 3-я ред., стр. 446): «Я попробовал следующие эксперименты для того, чтобы удостовериться в значении уксуса, поваренной соли, эфира, рвотных средств и летучих щелочей в случаях отравления грибами: 1) уксус: эта растительная кислота имеет свойство растворять активные части Amanita и Agaricus bulbosus, так, что можно проглотить безнаказанно любой из этих видов грибов, нарезанных на кусочки, и промытых в этой кислоте, но жидкость чрезвычайно ядовита (это согласуется с опытом M. Paulet); 2) когда эти грибы попадают в желудок с уксусом, в количестве, достаточном для того, чтобы вызвать смерть, это происходит быстрее без уксуса, при условии, что вещество не было вырвано; это, несомненно, происходит от свойства уксуса растворять те части, которые легче всего впитываются; 3) кажется, что уксус и вода полезны при этом виде отравления, когда вещество извлекали средствами, вызывающими опорожнение органа… Поваренная соль (солянокислая соль натрия), растворённая в воде, имеет такое же свойство, что и уксус, растворять активные части гриба, и имеет, конечно, такие же преимущества и недостатки… Кажется, что серный эфир, в последнее время часто используемый в этих случаях, очень полезен после приёма средств, вызывающих опорожнение органа. Действительно, мы восстанавливали собак, давая им дозы Amanita, достаточные для того, чтобы убить их, заставляли их глотать, после того как отрава были вырвана, попеременно давали эфир и эфиратную воду, или минеральный болеутоляющий ликер Hoffmann… Рвотные и рвотно-слабительные средства также замечательны в лечении этих случаев, потому что почти всегда наступает смерть, если вещество не выходит». M. Paulet находил, что летучие щелочи (аммиак) вреднее, и что растительное масло, сливочное масло и молоко бесполезны.
ANACARDIUM SEMECARPUS ANACARDIUM - ДЕРЕВО КРАСЯЩЕГО ОРЕХА
Названия: Фр.: Anacardien, Anacarde longues feuilles. Итал.: Anacardos. Исп.: Anacard. Нем:
Elephantem Lseusebaum, baum Anakardiem. Гол.: Anakardienboom, Hartjes. Бенгал: Belaluhi
Семейство, Отряд: Terebintacele – Polygamia, Dicecia (двудомные).
Общие характеристики: Чашечка, нижний околоцветник, из одного листа, в виде колокольчика и раздвоенный, наполовину вниз, в 5 сердцевидных острых сегментов. Лепестков 5, копьевидные, ограниченные, тупоконечные, больше, чем сегменты чашечки. Тычинки, 5 нитей, шиловидные, короче, чем венчик, вставлены в цветоложе; пыльники продолговатые, маленькие. Пестик, завязь верхняя, шаровидная, плоская. 3 столбика, изгибающиеся в обратном направлении, расположенные на завязи, и короче, чем она. Рыльце булавовидное, верхушка с небольшим вдавлением. Околоплодника нет, цветоложе прямое, мясистое, грушевидное, гладкое. Семя, орех, лежащий на цветоложе, сердцевидный, плоский с обеих сторон, гладкий и блестящий. Roxburgh наблюдал, что цветки Anacardium были полигамными, двудомными; тогда как почти все, что осмотрел Turpia, были полигамными, разницу он приписывал характеру почвы.
История. Комментатор Paulus Egineta (перевод Адамса, vol. iii. b. vii. р.450) решил, что Anacardium, упомянутый Serapion, Rhases и Avicenna, был орехом Semecarpus Anacardium или деревом Marking-nut.; в то время как другие полагали, что это семя Avicenna tomentosa, растения с 2-я короткими и 2-я длинными тычинками. Если первое верно, то это растение упомянуто Galen (De Сотр. Med., sec. gen. viii.), под именем ?????s ?????s, а Myrepsus и Actuarius под именем ????? ?????s. Matthiolus (комментарий в Dioscor., 189) полагал, что греки абсолютно не знали это вещество, но Adams (L.с.) пришёл к другому выводу. Ганеман в его описании лекарства (Хронические заболевания, статья Anacardium) опроверг информацию Avicenna о Anacardium Semecarpus; два дерева принадлежат, в действительности, к разным отрядам, один - к Personates, а другой - к Terebintaceae. Орех фасоли Avicenna или Malacca овальный, а Semecarpus - сердцевидный. Индейцы, после очистки ореха от внешней кожуры и сока, жарят и едят его с большим удовольствием. Сок, который находится в полости под кожурой, такой резкий на вкус, что местные жители использовали его для того, чтобы убрать бородавки, кондиломы и другие наросты, и уменьшения чрезмерной грануляции при язвах, как у людей, так у животных; они использовали его также, смешивая с мелом, для маркировки белья. Hamel рассказал, что из этого ореха делают отличные чернила с добавлением щелока, золы и уксуса. Древние писатели рекомендовали его, главным образом, при психических заболеваниях, особенно при потере памяти, параличе и судорогах; а арабские врачи, которые называли орех Balador, расхваливали его использование при тех же поражениях, а также как профилактическое средство для тех, кто предрасположен к параличу. Его высоко ценили врачи Telinga как средство от нервных болезней. Местные жители дают ядро ореха, вымоченное в сыворотке страдающим от астмы; Confectio Anacardium стало известным под названием Confectio Sapientium, как средство против слабости разума; но Hofunan назвал его Confectio Stultorum, осуждая использование вовнутрь, так как говорил: «люди становятся сумасшедшими от него, теряют память и умирают несчастными из-за использования его слишком часто» (Нill, Mat. Med., p.491). Следовательно, злоупотребление этим лекарством сделало его вредным; его применяли гомеопаты от таких же заболеваний, он стал сильным и эффективным средством.
Название выведено от 2 греческих слов - снаружи и сердце, потому что мякоть плода вместо окруженного семени имеет орех, выросший на её конце.
Описание. Так как орех, упомянутый Ганеманом, несомненно, плод Semecarpus, а не фасоль Avicenna или Malacca, под именем которой она ошибочно описана в фармакопее Gruhener и Materia Medica, но верно описана в Pharmacopeia Homaeop. д-ра Quin. Дано описание их трёх; а именно, ореха, что описан Ганеманом, Semecarpus и Avicenna, по которому видно, что орех Ганемана подходит к описанию первого, но не к Avicenna.
По Ганеману: «Находят в лесах восточных Индов: между внешне чёрной, блестящей, сердцевидной скорлупой и сладким ядром, которое покрыто коричнево-красноватой, тонкой кожицей, густой черноватый сок, который содержится в клетчатке, им индейцы раскрашивают полотна, и цвет несмываем. В плоде, который мы получаем (Германия), этот сок, обычно консистенции меда, находят сухим».
Semecaepus - Дерево красящего ореха . Класс и отряд Linnean, Pentandria, Trigynia, Отряд Terebintacee, Красивое, высокое дерево, чья кора груба, цвета золы и клейкая внутри. Ветви многочисленны, разбросаны, довольно волосисты. Листья чередующиеся, на коротковатых цветоножках, клиновидные, гладкие сверху, грубые внизу. Цветки с метёлкой вверху грязного зеленовато-жёлтого цвета. 5 лепестков, маленьких и опадающих. Ветви многочисленные. Цветоложе жёлтого цвета. Орех чёрный, содержит едкий, смолистый сок, вначале бледно-молочного цвета, затем становится чёрным. Находят в гористых сухих лесах восточных Индов. Семя вызревает в январе и феврале.
Aviсenna tomentosa - Фасоль Malacca. Класс и ряд Linnean, Didynamia, Gymnospermia. Отряд - Personate. Листья сердцевидные, овальные, покрытые пушком снизу. Это дерево похоже на мангровое, высотой до 16 футов. Ствол покрыт ровной, беловато-зелёной корой и веточки расходятся от ствола как у мангрового дерева. Листья появляются на кончиках ветвей, на очень маленьких черешках, с обратной стороны имеют большую темно-зелёную жилку; цветков много, вверху ветви, белые, четыре лепестка. Оболочка кожистая, ромбовидная, спрессованная, одноклеточная, 2 вульвы. Семя одно большое, в форме коробочки, состоит из четырёх мясистых складок; растёт вдоль побережья Malacca в Индийском архипелаге.
Географическое распределение. Азия, восточный Инд, и находят в гористых сухих лесах.
Части, используемые в медицине, и метод приготовления. Сок, содержащийся под внешней кожурой ореха. Ганеман дал следующие указания: один гран этого сока нужно растереть с 99 гранами молочного сахара до 3-го разведения; потом со спиртом, до 30-го разведения. Сок нерастворим в воде, а растворим лишь в винном спирте, он скоро опускается на дно, если не подщелачивать растворитель ранее.
Медицинское использование (в гомеопатии). Noack и Trinks (Handbuck der homoop. Arzneimittellehre, Leip. 1842, статья Anacardium) далит следующие замечания по Anacardium. Он подходит для нервных желчных конституций; для меланхолического холерического темперамента; для раздражительных ипохондриков. Главные болезни, при которых его можно использовать, следующие: Слабость разума, памяти и чувств. Идиотизм. Слабоумие с болтливостью. Меланхолия во всех своих формах. Хроническая глухота. Слабость пищеварения и газы ипохондриков. Заболевания печени. Астма. Истерика в груди, с потоками слёз (Общие симптомы, вызванные Anacardium, - смотри Хронические заболевания Ганемана). АНТИДОТЫ. Камфора, кофе, ореховые. Кажется, что камфора и селитра недостаточно действуют как противоядия; запах необработанного кофе является мощным антидотом от гнева и горячности после использования Anacardium.
ANGUSTURA - КОРА ANGUSTURAЕ, КОРА GALIPOEA OFFICINALIS Названия. Фр.: Ecorce d'Angusture. Итал: Angustura. Нем.: Angustura rinde. Дат. и швед.: Angusture. Исп.: Quina de Carony. Местное название: Orayuri.
Семейство,Отряд: Rutackae - Diandria, Monogynia.
Общие характеристики. Чашечка пятизубчатая. Лепестков пять, неравные, два на 1/9 дюйм длиннее, чем другие, соединены у основания, отражённые, продолговатые, тупоконечные. Тычинки – 4-7, слегка прилипают к лепесткам, неравные, обычно от 2 до 5, стерильные. Нектарник чашевидный. Пестиков пять, соединяются в один, и формируют 4-5 рылец с бороздками. Плодолистиков 5, содержащих 2 семяпочки, неподвижные, с отделённым внутриплодником. Семян, 2, в капсуле, одно часто бесплодно. Семядоли большие, рифлёные. Листья чередующиеся. Цветоножки пазушные, многоцветковые.
Особые характеристики. Листья расщеплены на 3 части. Кисти на цветоножках, пазушные, верхушечные. Тычинок 2. Нектарник (стерильные тычинки) -5.
История. Angustura впервые стала известна в Европе в 1788 г, благодаря д-ру Ewer из Тринидада, и названf по имени городка St.Thome d'Angustura на Ориноко. Е` ботанический источник был долгое время неизвестен, пока Humboldt и Bonpland не объявили об открытии растения во время их путешествий в тропической Америке; некоторое время предполагали, что целебная кора была получена из Bonplandia trifoliata, и по этому названию она дана в Materia Medicа Pura Ганемана; но д-р Hancock, который давал кору несколько лет, показал, что она получена из другого вида того же рода, который существенно отличен от растения, описанного Bonpland; это пышное, величавое дерево, 60-80 футов в высоту, тогда как по описанию Hancock оно никогда не превышало 20 футов. Как лекарство, пользовалась большим спросом в конце 18-начале 19-го ст.; действительно, имела почти такую же хорошую репутацию, как и хинная кора; использовали как жаропонижающее, при периодических и перемежающихся лихорадках, при адинамичной и продолжительной лихорадке; при общей релаксации и мышечной слабости, и при атонических состояниях желудка. Её также давали для купирования профузных слизистых выделений, и считали эффективной при хронической дизентерии и диарее; но, как очень многие средства старой школы, вследствие её огульного использования при болезнях, к которым она не была специфична, её стала меньше использовать, и в настоящее время редко используют в аллопатических прописях. Причина этого была приписана Christison и другим, из-за опасных подделок коры Strychnos Nux Vomica.
Описание. Galipea Officinalis – это красивый кустарник, редко или всегда превышающий высоту в 20 футов, обычно в среднем около 12-15 футов, цветёт в изобилии в августе и сентябре; семена созревают в октябре-ноябре. Диаметр довольно прямого ствола от 3 до 5 дюймов. Ветви разбросаны, тонкие, гнутся почти к земле. Кора ровная, внешне серого цвета и жёлтого цвета внутри. Листья, по большей части, чередуются на ветвях, и состоят из трёх листочков, держащихся на обычном черешке, почти той же длины, что и листочки. Листочки продолговатые, 6-10 дюймов в длину, 2-4 в ширину, центральный длиннее, чем боковые, гладкие и блестящие, яркого зелёного цвета; если сломать - дают сильный запах, больше похожий на запах табака, от чего произошло название Orayuri, от yuri, табак. Цветы многочисленные, белые, имеют специфический запах, на длинных шипах (верхушечные и пазушные). Прицветник копьевидный, острый, парный.
Географическое распределение. Южная Америка, район Ориноко; Carony; Sumeremo; Uri; Alba Graecia; и Cupapui, в колумбийской Гвиане. Растёт в изобилии в районе St. Joaquin de Carony, между 7 и 8 градусами северной широты. Растёт в богатой почве, и процветает на высоте от 600 до 1000 футов выше уровня моря.
Части, используемые в медицине, и способ приготовления. Кору импортируют в плоском виде или в трубочках, скатанных из коры, 2-8 дюймов длинной, от 0,5 до 1,5 дюйма в ширину, от одного слоя до трёх по толщине (эпидермиса и сама кора). Её внешняя поверхность грязного серовато-жёлтого цвета, часто пятнистая, в маленьких частях с более светлыми серыми пятнами и возвышениями; внутренняя поверхность тускло-коричневого цвета, а вещество коры желтовато-коричневое. Поперечный разлом гладкий и немного смолистый. Порошок серовато- жёлтого цвета, немного напоминает ревень; имеет специфический запах и горький, ароматный, пряный вкус; кора передает свои свойства воде, спирту (установленной крепости). Её раньше довольно значительно распространяли за границу, как фальшивый продукт (предполагаемую кору Brucea ferruginea или Brucea antidysenterica), но теперь известно, что это был Strychnos nux vomica, и много трагедий произошло от использования. Ложная кора, кроме того, что не была в пятнах, была гораздо толще, перекручена, как сухой рог, и вкус гораздо более горький, без аромата или едкости; внутренняя поверхность не разделена на пластинки, а поперечный разлом был кроваво-красным, если коснуться азотной кислотой. Ганеман прописывал 50 гран порошка коры Angustura смешать с 1000 каплями спирта, при низкой температуре, и получить настойку для применения в различном разведении, как указано в приготовлении других лекарств. Д-р Quin (Pharmacop. Homeop., р. 41) советует подготовленную таким образом настойку оставить в покое на 6 дней, и что разведения должны быть только 9-е. Jahr (Фармакопея и позология, американский перевод, стр. 129) советует 3 первых разведения приготовить тритурацией, а не настаиванием с 20 частями спирта, которые должны быть сделаны, если мы желаем сохранить его в виде настойки (Способ приготовления путем тритурации следующий: один гран целебного вещества, скажем коры, добавляеют к 99 гранам молочного сахара, это перетирают в фарфоровой ступке в течение 6 минут, после чего начинается первое разведение; чтобы сделать второе, один гран первого смешивают с 99 гранами молочного сахара, и подвергают такому же процессу; и третье разведение делают таким же образом, путём взятия одного грана второго разведения; чтобы сделать 4-е разведение, один гран 3-го растворяют в бутылке, заполненной 100 каплями воды до 2/3 своей ёмкости, и эту смесь дважды встряхивают, как при разведениях, сделанных со спиртом. Четвертое разведение лучше всего делать с водой, или равными частями воды и спирта, так како молочный сахар нерастворим в чистом спирте, но все последующие разведения после четвертого следует делать с чистым спиртом).
Токсическое влияние. Ганеман сделал следующие примечания о влиянии передозировки лекарства, приготовленного из коры: «Истинная кора, как описано выше, обладает также очень сильными целебными свойствами, так что, когда её получают свежей с дерева, как теперь делают, она может, как все другие очень сильные лекарства, вызвать серьёзные последствия, если её назначают неуместно и в больших количествах. Ребёнок 6,5 лет, которому дали 3 чайных ложки отвара Angustura, сделанного из 5 унций коры, уменьшенных испарением до 5 унций жидкости, т.е. около унции и половины экстракта Angustura, умер через 2 часа при следующих тревожных симптомах, полученных из отчёта Emmert: дрожь стала очень сильной через полчаса; столбнячные конвульсии при касании руки; веки широко раскрыты; глаза фиксированы и неподвижны; челюсти сжаты; губы широко раскрыты, показывая ряд передних зубов; напряжение некоторых мышц лица; конечности полностью вытянуты и тугоподвижны; позвоночник и голова откинуты назад; тело время от времени сотрясается и немного приподнимается яростным ударом, как от удара током по спине; щёки и губы стали голубыми; дыхание прерывистое. Прошло 6 минут, ребёнок дышит с большим усилием, щёки и губы бледные. Было частое желание выпить кофе. Глотание тёплой воды вызывало столбнячные судороги. Пульс 200, спастический и неровный. Судороги иногда возникали сами по себе, иногда от шума или от контакта с чем-нибудь; и ребёнок постоянно плакал от страха, что к нему прикоснутся. После судорог глаза были закрыты; лицо и лоб покрыты потом; щёки и губы голубые; стонет, явно без боли. Всё тело гибкое и мягкое; глаза остекленелые, с судорожным дыханием в длинных интервалах. Через полчаса после смерти тело стало одеревенелым. Через 24 ч, при вскрытии вен, кровь была жидкой и коричневатой; правое лёгкое бледное и эмфизематозное внешне, полное крови внутри. Левое было синее внешне, черноватое при разделе долей, и полное крови. Другие факты также доказывают, что слишком сильные дозы Angustura вызывают спастические конвульсии, головокружение, тревожность и потерю сознания. Д-р Wuerzner информировал меня о 4 людях, каждый из которых принял 10-12 гран экстракта Angustura в форме шариков; они стали окостеневшими, немного подобно столбняку, во всех мышцах тела, с тремором челюстей, и неожиданно упали на землю без потери сознания. Это очень походило на симптомы, только гораздо менее сильные, описанные в прувингах этого лекарства на здоровых людях; т.е. ощущение слабости и жёсткости всего тела. Жёсткость и вытягивание конечностей. Напряжение в мышцах во время ходьбы. Ощущение паралича разных частей. Начинаются судороги. Приступы судорог, вызванные, главным образом, прикосновением, когда пьёт, а также от шума, приводя к синеве щёк и губ. Трудное и свистящее дыхание. Стон и закрывание век. Спастические боли в ушах и скулах».
Noack и Trinks (Handbuch der homoop Arzneimitt., art. Angustura) имели следующие клинические примечания. Angustura имеет большое действие на двигательные и спинальные нервы. Её успешно использовали при ревматизме, с паралитическим состоянием; при столбняке, с конвульсиями мышц спины; при раздражении позвоночника, и при поражениях слизистой оболочки; поносе и дизентерии.
АНТИДОТ. Кофе. Камфора не будет противоядием мощному действию Angustura.
ARNICA MONTANA - Mountain Arnica, German Leopard’s Bane, Mountain Tobacco Названия: Фр.: Arnique, Arnica, Tabac des Vosges, Betoine des Montagues. Итал.: Arnica.Исп.: Arnica, Tobaco de Montana. Нем.: Arnikft, Wohl-verleih, Wolverley, Falltraut, Luzianskraut. Дат.: Arnika, Val-kruid, Qroot Luciaen-kruid. Швед.: Fibler.
Семейство, Отряд: Compositae, Snecionidае - Syngenesia , Poluygamia Superflua
Общие характеристики. Чашечка обычная, более короткие язычковые цветы венчика; листья копьевидные, прямые. Венчик составной, радиально-симметричный; отдельные цветки в соцветии гермафродиты, в диске очень многочисленны; женских особей в луче до 20; истинно гермафродиты, прямые, пятидольчатые, равные; женские копьевидные, очень длинные, 3-х зубчатые, распространяющиеся. Тычинки к гермафродитам: нити очень короткие, пыльники цилиндрические; к женским особям: шиловидные нити, прямые; пыльников нет. Пестик: завязь продолговатая; столбик простой, длиной с тычинки; рыльце двураздельное. Околоцветника нет; чашечка неизменна. Семена солитарные, продолговатые; пушок простой; у гермафородитов покрыты длинным пушком. Цветоложе открытое. Цветки диска часто расщеплены на три части, с наружным разделением в 2 раза шире, чем другие. Специфические характеристики: Листья, овальные, цельные; 2 противоположных стеблевых листа.
История. Никаких заметок об Arnica Montana не было у ранних авторов медицинской ботаники, хотя некоторые (Chaumeton, Flore Medicale), предполагают, что название Dioscorides, а далее Matthiolus (lib.iii., cxlvii.), идентично этому растению. Однако, д-р Adams (дополнение к лексикону Dunbar, 3-я редакция), авторитет в этих вопросах, писал, что это название то же, что и название, указанное Galen (Lib. iii. p. 154). R. Stephens назвал её Plantago aquatica, и так её признали Cordus, Sibthorp и Sprengel; но описание от Dioscorides, больше как Doronicum, чем подорожник; Clusius (Plant. Rariores, р. XVIII) описал растение под названием Doronicum Pannonicum, что подходит в большей степени к Arnica Montana. Это же растение упомянуто Gerarde (lib. ii. р. 742) как немецкий ноготок, или широколистик хризантемы; Gesner - как alpina Caltha; Dodonseus - как широколистик хризантемы; Pena и Lobel - как Nardus celtica altera; и как Ptarmica montana (Daleschampii в Hislor. Lugd., p. 1169). Не использовали до начала XVIII столетия, когда она была расхвалена немецким врачом по имени Fehr, как панацея от контузий и синяков; следовательно, получила название Panacea lapsorum. Д-р Collin из Вены широко использовал её в больнице Pazman, в 1771-74 гг., с, как он сообщал, беспрецедентным успехом, и благодаря её действию сотни пациентов избежали челюстей смерти. Он широко использовал её при периодических лихорадках и сыпном тифе, полагая, что она обладает тоническими и антисептическими качествами в самой высокой степени, и при злокачественной дизентерии. Наблюдали, что первый приём лекарства часто вызывал рвоту и беспокойство в желудке; если давать неправильно и в слишком больших дозах, то вызывает большую тревожность, стреляющие и жгучие боли, даже опасные кровотечения, рвоту, головокружение и кому. Также её рекомендовали и давали при паралитических нарушениях; хроническом ревматизме; задержке мочи из-за паралича мочевого пузыря; амаврозе; периодических лихорадках, сыпном и брюшном тифе и, согласно Haller, при эпилепсии; её также много использовали во Франции в конце XVIII столетия при профузной диарее. Althoff предпочитал Arnica хине, как антисептическое средство при сыпном тифе; а Stohl назвал её хинином бедных, и считал специфическим средством при дизентерии. Предполагали, что Arnica была противопоказана при воспалительном диатезе, предрасположенности к кровотечениям и внутренним застоям.
Кроме Collin, как сказано выше, Stohl, Kausch, Crichton и Gilbert были за её использование при слизистых, адинамичных лихорадках, сыпном тифе и цереброспинальном менингите; Mueller, Buechner и La Marche - при перипневмонии, нефрите, ревматизме и подагре; Junker, Eschenbach и Collin - при гемиплегии, эпилепсии, сухом амаврозе Она стала модным средством в последней части XVIII столетия и в начале XIX-го; но, из-за сильного злоупотребления или довольно огульного использования, приобрела сомнительную славу, хотя, её небезрассудно назначали при заболеваниях, для которых подходила, она стала, как теперь в гомеопатической медицине, неоценимым средством при многих серьёзных заболеваниях.
Описание. Arnica Montana - многолетник; цветёт в июле-августе. Корень древовидный, с многочисленными маленькими корешками, и после вымачивания имеют специфический запах яблока, и терпкий вкус. Стебель около фута (30,48 см) высотой, но в высокогорных областях очень часто не больше 6 дюймов (2.54 см), простой, коленчатый. Листья полностью овальные. Ствол листа сдвоенный, противоположный, блестящего зелёного цвета с прожилками, и светлее на дорсальной стороне. Цветы ярко-жёлтые, имеющие более глубокий цвет, по мере того как они увядают, около 2 дюймов в диаметре, и расположены на прямых верхушечных ножках. Чашечка цилиндрическая, состоящая из грубых, волосистых чешуек. Язычковые цветочки в количестве около 16-18, 3-зубчатые и полосатые, в 2 раза больше чашечки, волосатые у основания. Семена продолговатые, черноватые, увенчаны пухом соломенного цвета. Существует 12 разных видов Arnica:
1. Arnica Montana описана выше.
2. A. Philoselloides Mouth-eared. Листья цельные, эллиптические, ворсинчатые; стебель с одним цветком, шерстистый; чашечка лучеобразная; стебель и листья покрыты пухом; листья 2-3 дюйма длиной и в ширину около половины этого, волосистые, особенно на задней части, остроконечные; стебель в 2 раза длиннее листьев, очень шерстистый к верхней части; цветок большой; чашечка покрыта пушком, узкие язычковые цветы; темно- красного или пурпурного цвета, и мужского пола. Уроженец мыса Доброй надежды.
3. A, scorpioides. С чередующимися листьями (Jacq. Flor. Aust. ii. t. 349). Корни искривлены, предположительно для того, чтобы быть похожим на скорпиона; несколько стеблей, от 6 дюймов до фута в высоту, заканчиваются жёлтым цветком 2 дюймов в диаметре; корни-листья закруглённые, очень зубчатые, цветоножка на длинной ножке. Всё растение имеет сильный, неприятный запах. Уроженец Швейцарии, Савойи, Дофин и т.д.
4. A. Doronicum (Jacq. Flor. Aust., I. t. 92; Arn. Clusii allion.ped. ; Arn. Stiriaca; Villars Dauph., 210). Листья волосистые; ствол 4-8 дюймов в высоту, всегда только один цветок. Уроженец высоких Альп Грисона, Дофин, Пьемонта и Австрии.
5. A. maritima. Морская арника. Aster Helenium maritimum (Gmet., lib. ii. p. 175).Копьевидные листья, нижние зубчатые; стебель густолиственный, много цветов. Уроженец Камчатки и Северной Америки.
6. A. Crocea Арника с шафрановыми листьями. Уроженец мыса Доброй надежды.
7. A. Ciliata. Арника с реснитчатыми листьями. Стебель прямой, ножка - высокая, коленчатая, покрыта щетинками, белыми щетинками; чередующиеся листья; цветки верхушечные, красного цвета, размером в маленькую грушу. Уроженец Японии.
8. A. Japonica Арника японская (Thurib. 319). Цветки на цветоножке, красные. Уроженец Японии.
9. A. Palmata Арника лапчатая (Thurib.1. C.) Надрезанные листья, лапчатые, зубчатые; цветы метёлконосные, оконечные, маленькие, жёлтого цвета. Уроженец Японии.
10. A. Gerbera Листья перисторассечённые; один большой цветок, с тёмным пурпурным диском и жёлтым язычковым цветком, пурпурным снизу. Уроженец мыса Доброй надежды.
11. A. Coronopifolia Листья перистые; очень напоминает последнего, и является уроженцем мыса Доброй надежды.
12. A. Oporina (Forst. PL Aust., т. 299). Кустарниковые листья, копьевидные, цветоножка одного цветка, растёт обособленно, верхушечный, чешуйчатый. Уроженец Новой Зеландии.
Географическое распределение. Arnica Montana находят в гористых областях во многих частях Европы, особенно в Швейцарии, северных областях Германии и в Сибири. Есть 5 видов европейских, но Arnica Montana – единственная, имеющая целебные свойства, и это проверено в прувингах Ганемана. Есть специфическое насекомое – паразит, вызывающее инфицирование этого растения, вид Staphylinus.
Части, используемые в медицине, и метод приготовления. Корни, цветы и листья. Порошок корня готовят путём тройного ослабления, с помощью тритурации; или его настаивают в 20 частях спирта для того, чтобы сделать настойку. Если получено свежее растение, выжатый сок всего растения смешивают с равными частями спирта. Для внешнего использования, такого как аппликации от ушиба и т.д., готовят следующим образом: части выбранного корня должны быть размером с гусиное перо, маленькие волоконца удаляют; это нужно превратить в грубый порошок и вымочить в спирте, и держать в холодном месте 8-10 дней, после чего отжать и процедить; большая предосторожность обязательна при местном применении этой настойки, особенно в случаях, где есть ссадины кожи, в таких случаях настойка должна быть разбавлена большим объёмом воды; в действительности, во многих случаев едва ли используют достаточно слабые растворы. Перед использованием растения непременно нужно очистить его цветки, так как они часто загрязнены яйцами мухи-паразита, что упоминали ранее. Необходимо помнить, что корень быстро теряет многие из его целебных свойств, если подвергается действию воздуха, но, если его измельчить в порошок и высушить на песчаной бане, а затем поместить в хорошо закупориваемую бутылку, он может храниться годы. Из-за очень большого спроса на это средство от контузий и т.д., ложный корень присылали с Материка, и автор видел бутылки, обозначенные «Настойка Arnica Montana», которые, как он имел основания предположить, не содержали ни одной капли сока этого растения. Поэтому очень важно, чтобы те, кто интересуется сбытом или использованием, знали о различающих характеристиках.
Истинный корень
Запах очень специфичный, как запах яблок или хранилища яблок
Вкус едкий, резкий и вяжущий
Цвет тёмно-коричневый
Структура древообразная, многочисленные маленькие корешки, идут во все направления, обычно от половины до двух с половиной дюймов в длину, четверть дюйма в окружности, острая и хрупкая.
После вымачивания в спирте, он образует настойку коричневатого, желтовато-зелёного цвета. Характерный запах превалирует над спиртом.
Если вымочен в воде, специфический запах яблока ощущается сильно
Ложный корень
Запах слабый и очень небольшой
На вкус безвкусен
Цвет светлый, желтовато-коричневый.
Структура древовидная; отсутствие маленьких корешков, но масса длинных волокон, идущих от толстого древообразного ствола, грубого и неподатливого, и его трудно сломать.
Когда вымочен в спирте, даёт светло- желтоватую настойку. Запах спирта превалирует над запахом корня.
Если вымочен в воде, он почти не имеет запаха
Медицинское использование (в гомеопатии). Ганеман в Materia Medica Pura имел следующие наблюдения по Arnica. «Несмотря на все свои тщательно построенные догмы, свои схоластичные определения и едва различимые отличительные особенности, установленная система (т.е. аллопатия) никогда не могла открыть специфические свойства этого растения, ни найти определённого средства от общего поражения (часто очень серьёзного) в результате сильных падений, шока, ударов, контузий и т.д., или от вывихов, разрывов твёрдых частей человеческого тела. Наконец, после бесчисленных попыток и проб, люди открыли для себя желаемое средство в Arnica. 200 лет назад врач по имени Fehr впервые сообщил своим собратьям об открытии этого отечественного средства; с тех пор Arnica называли Panacea lapsorum. Случай подобен всем другим лекарствам; благодаря отечественной практике получено знание лекарства, и никогда единичные открытия не делали для себя, потому что те, кто занимается медициной, не пытаются использовать чистое влияние естественных веществ на здоровых людях».
Клинические наблюдения. Noack и Trinks (Handbuch der homoop. Arzneimittellehre) дали следующие замечания по применению Arnica, согласно принципам гомеопатии. Arnica целесообразна, когда нервная система (анимальная), а также вегетативная, пребывает в состоянии апатичности (вялости). Целесообразна для тех этапов воспаления, когда жизненные силы иссякают, когда есть торпидная лихорадка или наступает нервный флогоз; при таких обстоятельствах будет противоположностью Aconite, который соответствует чисто воспалительному, особенно синохальному качеству. Arnica особенно полезна при так называемом status gastricus nervosus stupidus; Arnica кажется, подходит при нервном венозном застое; полнокровным молодым людям с красным лицом или людям лимфатического темперамента; индивидуумам, ослабленным заболеванием, с бледным, жёлтым, мертвенно-бледным лицом. Как средство против результатов ударов, контузий и т.д., Arnica соперничает с Rhus toxicodendron, Conium maculatum, Acidum sulphuricum, Symphytum officinale, Calendula officinalis, Ruta, Ledum или Ferrum muriaticum. Rhus, однако, больше подходит к последствиям растяжения оболочек тканей, особенно связок суставов. Conium больше подходит при ушибах, которые вызывают уплотнение клеточной ткани и затвердение железистых структур, что сопровождается ощущением онемения. Symphytum больше реагирует на давление и ушибы костей. Calendula – от кровоподтёков, кровяных и серозных инфильтратов клеточной ткани при открытых ранах, язвах. Знаем, что Ruta – лекарство в случаях механических ушибов запястий и преплюсневых суставов; при ревматическом параличе этих частей. Ferrum muriaticum особенно полезен при подобном поражении плечевого сустава; и Ledum - при поражении бедренного сустава. Arnica Montana можно использовать, согласно гомеопатической прописи, во всех случаях внешнего повреждения, при сотрясении мозга и спинного мозга. Коматозные, апоплексические и паралитические приступы. Атонические кровотечения. Нервные лихорадки, лихорадки, сопровождаемые желудочным расстройством; сыпной тиф. Ревматизм и подагра. Отмороженные конечности. Последствия испуга. Плохие результаты использования хины. Отравление свинцом. Фурункулы. Ужаление насекомых. Острые гидроцефалии, особенно после Scarlatina miliaris. Носовое кровотечение. Опухание одной щеки. Кровотечение изо рта. Последствия удара в эпигастральную область. Боль в сердце, как следствие хронического гастрита или потери животных жидкостей. Ушивание селезенки. Серозный и слизистый энтерит. Проктит. Дизентерия. Задержка мочи. Маточное кровотечение. Коклюш, Ложный плеврит. Плевралгия. Плеврит. Пневмония, вызванная механически причинами. Характерные особенности. Боли усиливаются от разговора, движения, порыва ветра и даже от каждого звука. Боли быстро переходят от одной части к другим. Сила болей почти приводит до безумия.
АНТИДОТЫ. Camphora, Ignatia: оно является противоядием Ammoniacum, China, Cicuta, Ferrum, Ipecacuanha, Senega. Вино увеличивает влияние Arnica, путем усугубления симптомов.
ASAFETIDA - СМОЛИСТАЯ КАМЕДЬ из FERULA ASAFETIDA
Названия: Фр.: Asafetida. Итал.: Azafetida, Zaffetica. Исп..-Asa fetida. Нем.: Stinkasaut, Steckenkraut. Дат.: Duivels dreck. Араб.: Halsiit. Перс. Ungooseh. Хинди.: Hing. Рус.-Durnopathutschink.
Семейство, Отряд: Umbelliferаe. Pentandria, Digynia.
Общая характеристика. Общий зонтик из многочисленных язычков, шаровидный; парциальный. Общий лиственный покров осыпающийся; частичный, многочисленные маленькие линейные листья. Едва заметный околоцветник. Край чашечки, пятизубчатый. Лепестки овальные, цельные, заострённые, с приподнятым или загнутым концом. Цветки белые, много лучей, боковые, часто противоположные. Овальные плоды, несколько сжатые, отмеченные 3-я поднятыми линиями на каждой стороне, отделимые в две стороны. Семян два, большие, эллиптические, плоские с каждой стороны, отмеченные тремя отличными номерами.
Специфическая характеристика. Стебель простой, покрыт безлистными оболочками. Листья связаны с корнем, перисторассечённые. Сегменты, один или два, перисторассечённые, извилистые. Лепестки, продолговатые, тупые. Обертки соцветия нет.
История. Древняя история Asafetida вовлечена в тайну; предполагают, что это орнамент из шести листьев или лепестков, расходящихся лучами у Dioscorides, Herodotus и Galen, и Laserpitium Плиния, который позже произвёл Succus Cyrenaicus; но это растение становится редким, и древние использовали другое растение того же рода, вероятно Ferula communis, растения Dioscorides вместо него. Dioscorides, в описании растения, говорил, что оно растёт в Сирии, Армении, Мидии и Ливии; а Плиний: «В течение долгого времени только Laser (чьим именем был назван этот род) приносил нам то, что производилось в изобилии в Персии, Мидии и Армении, но это гораздо ниже Cyrenaic». Вероятно, что именно этот Laser, описанный Плинием, был и у Dioscorides в современности. Serapion также описал его под названием Aсса; а Aвиценна описал два вида - один зловонный, другой пахучий. Dioscorides хвастал его действием; смешанный с различными компонентами, он предотвращал гиперемию при воспалении глаз, лечил зубную боль, укусы бешеных собак, скорпионов. Смешанный с рутой, он уменьшал карбункулы; а с другими веществами - лечл саркому, полипы, столбняк и опистотонус; это превосходное полосканием при ангине; помогает при менструации и т.д. Он также описал другое растение, или Ferula (от ferula, тростник), которое рекомендовал как самое полезное средство при кровохарканьи; когда подано в вине, как средство против укусов гадюк.
Плиний писал: «Laserpitium был обнаружен сначала в области Варварской Киренаики. Сок или жидкость, взятая из этой травы, они называют Laser; препарат такой особенный в своей уникальности и использовании, особенно в натуре, что его продавали на развес, и на драхму, которая стоила римскую денье. В течение нескольких лет это растение не находили в Киренаике, так как фермеры и владельцы трактиров выпасали рогатый скот в области, где оно росло; те поедали его жадно, и толстели, давали много молока. Если случайно овца или коза съедали молодое растение, то овца, едва попробовав, засыпала, а коза начинала чихать. Много лет торговцы не привозили никакого другого Лазера, чем тот, который растет в Персии. Его так ценили, что за хорошую сумму C. Valerius и М. Herennius привезли 30 фунтов растения в Рим из Cyrenae, и его отослали за границу, чтобы показать всем; а Цезарь, в начале гражданской войны, взял с другим сокровищами из золота и серебра, 111 фунтов лучшего Лазера». Он также описал, как Лазер растёт, следующим образом: «Самые известные греческие авторы оставили записи, что за семь лет до основания города Кирена, который был построен спустя 143 года после Рима, это растение Laserpitium выросло в один момент после густого потока чёрного ливня, который внезапно начался и впитался в землю. Траву не брали для выращивания: она умирает, если взята из бесплодной почвы… Скот после её употребления толстеет, и его мясо становится более вкусным».
Jeoffroy, Millar и Foureroy нашли подобие между Cyrenaica и Asafetida, полагая, что это, без сомнения, растение Dioscorides, Laserpitium Pliny, Asafetida disgunensis Kaeinpfer и Ferula Asafetida Linnaeus. Капитан Beechy, современный путешественник, нашёл в области Кирены растение в три фута высотой, напоминающее болиголов, которое, как он предположил, было очень древним. В течение прошлых нескольких лет оставались сомнения о происхождении Asafetida; Ferula Persica, как предполагали, была источником, из которого получали смолистую камедь, начиная с культивирования д-ром Hope этого растения в Ботаническом саду Эдинбурга. Д-р Hugh Falconer, однако, в своих последних исследованиях в Средней Азии, доказал, что истинная Ferula – та, которая была так точно описана Kampfer. Asafetida много использовали в аллопатической медицине: при спастике и конвульсиях, истерии, инфантильных конвульсиях, эпилепсии, спастической астме, коклюше; относимым к метеоризму коликам истеричных и диспептических людей, и младенцев; как стимулирующее отхаркивающее средство и антиспастическое при хронической простуде; при запоре, с метеоризмом; и как средство, стимулирующее менструацию при маточных обструкциях (аменорее и хлорозе), Asafetida использовали как средство, действующее специфично на матку.
Описание. Высокое многолетнее растение, 5-8 футов высотой. Веретенообразный корень, простой или разделённый, фут или более в длину, до 3 дюймов в диаметре, с тёмной сероватой, рифлёной поверхностью. Верхушка, выше почвы, с тёмным, похожим на волосы, волокнистым покровом, остатки прежних лет. Листья собраны в гроздь выше корней, многочисленных, больших, и распространённых до 18 дюймов в длину у взрослого растения, светло-зелёного цвета, более бледного внизу, и сухой кожистой структуры. Стебель, вертикальный, полосатый, приблизительно 2 дюйма в диаметре в основе, твёрд повсюду. Общая и частичная обёртка соцветия отсутствует. Зонтики, 10-20, расходящиеся лучами от расширенной сферической головы общей плодоножки; лучи 2-4 дюйма в длину. Частичные зонтики, с очень короткими лучами, соединёнными в круглые головки, изменяющиеся от 10 до 20 лучей у плодного, и от 25 до 30 у бесплодного зонтика. Цветы, маленькие, белые, бесплодные перепутаны с плодородными. Пестики нитевидные, отражённые у зрелых фруктов, довольно короткие и тонкие, прикреплённые широкой основой. Плоды, от 7 до 15, созревая у частичных зонтиков, поддерживаются короткими стеблями. «Растение, описанное выше, я думаю, является истинной Asafetida disgunensis, или «Hingesch» Kаmpfer. Его не встречал ни один ботаник, пока не было исследовано на месте, превосходным и внимательным наблюдателем свыше 1,5 столетиё назад. Следующим является описание растения, данное Кампфером: «У него длинный неразделённый корень, чёрный, но внутри белый, мясистый, полный сока, с ароматом, напоминающим чеснок. Этот корень через год достигает толщины большого пальца человека, и продолжает увеличиваться, пока не поднимается до цветущего стебля, так, что иногда достигает размера ноги человека. Ежегодно производит несколько больших корневых листьев, которые напоминают пион, и испускают сильный чесночный аромат, как и корень, но более слабый. Иногда, на первом году, производит цветущий стебель 6-9 футов высотой, и до 2 дюймов в диаметре, голый, за исключением элементарных листьев в форме цилиндрических оснований стеблей листа. Растение умирает после первого цветения и созревания семян». Он описал следующий процесс производства смолистой камеди: «Когда растению, по крайней мере, 4 года, и прежде, чем оно произведёт цветущий стебель, прикорневые листья изгибают ближе к корню, в начале апреля, с верхушки корня осыпают землю. Приблизительно спустя 40 дней делают горизонтальный срез с верхушки, которая источает очень зловонный млечный сок,. Через 2 дня, когда экссудат собран, из новой части у вершины корня сок снова течёт; собирают как прежде. Этот процесс можно повторять 12 раз за 6 недель, прежде чем корень полностью исчерпается. Корни тщательно прячут от солнца». Смолистую камедь, собранную с нескольких растений, объединяют массой до 1-2 фунтов и, после выстаивания, отправляют в порты Персии для экспорта, или использования в стране как приправы. Многие азиаты - её большие поклонники; поэтому ряд старых авторов назвали её Cibus Deorum - пища богов.
Продаваемая камедь Asafetida - неровные куски разного размера, желтоватого или розовато-коричневого цвета снаружи. Излом ноздреватый, беловатого или молочно-белого цвета, прозрачный, перламутровый, воскового блеска. Под действием света и воздуха только что сломанная поверхность приобретает фиолетово-красный или персиково-красный цвет через несколько часов; через несколько недель интенсивность цвета меньше, постепенно переходит в желтоватый или розово-коричневый. Плавкая и воспламеняемая, горит на воздухе белым пламенем; даёт много дыма. Вкус едкий и горький; запах сильный, чесночный и своеобразный. Есть два разлных сорта, обычно продаваемых в магазине: Asafetida отрывная и Asafetida куском: предполают, что последняя - смола Ferula Asafetida, а другая - Ferula Persica. Помимо камеди, плоды Narthex Asafetida импортируют в Индию из Персии и Афганистана, под названием Anjoudan, которые широко используют местные врачи.
Географическое распределение. Персия; Афганистан; горы Хоррасан и Лаар. Д-р Falconer обнаружил его в долине Aстора, одной из долин Инда, позади Кашмира. Сэр Alexander Burnes также нашёл его в горах Хиндукуш, на 7 000 футах выше уровня моря.
Части, используемые в медицине, и метод приготовления Asafetida. Настойку смолистой камеди изготавливают, настаивая 50 гран порошка в 1000 каплях спирта. Разведения выполняют так же, как с Аконитом.
Медицинское использование (в гомеопатии). Asafetida была добавлена в Гомеопатическую Materia Medica Стапфом (Stapf). По Noack и Trinks, Asafetida действует преимущественно на ту часть нервной системы, которая регулирует вегетативные функции, и является подходящим средством, когда чувствительность организма чрезмерна, и сопровождается соответствующим избытком венозной крови. Чахлые или возбуждённые люди, с венозной и геморроидальной конституцией и флегматичным характером, более подвержены благоприятному действию Asafetida. Истерия и ипохондрия. Комок в горле. Асцит и анасарка, как результат дезорганизации брюшных органов. Хронический ревматизм и подагра. Тучность. Опухание желез. Золотуха и рахит. Венерические подвижные язвы костей. Гидраргироз. Ревматическая желудочная лихорадка, с менструальной коликой. Амблиопия aмаврозная. Oфтальмия золотушная. Oзена скрофулёзная. Oторый скрофулёз, с выделением кровавой сыворотки с гнилостным запахом. Oторея и глухота от злоупотребления ртутью. Эзофагит. Диафрагмит Хронический гастрит. Тошнота и желудочные недомогания, особенно после слишком жирной еды. Плохое пищеварение у людей, страдающих ипохондрическим синдромом. Хронические поражения печени. Пульсации живота. Обструкция и твёрдость живота. Колики. Колики с метеоризмом. Спазмы мочевого пузыря. Катамения, слишком скудная и ранняя, со схваткообразными болями. Астматические страдания от напряжения любого вида. Сердцебиение, особенно в результате физических нагрузок, или внезапного подавления обычных выделений или других секретов, с сильной лёгочной гиперемией.
Характерные особенности. Неустойчивая, пульсирующая или резко колющая; также раздирающая боль изнутри, преобразовывающаяся в различные виды болей, или уменьшаемая прикосновением, и иногда сопровождаемая ощущением онемения; боли в плоскостях мышц сгибателей; боль возникающая сидя; уменьшаются во время прогулки под открытым небом.
Профессор Jorg и его ученики (мужчины и женщины) пытались объяснить эффекты этого препарата экспериментами на себе. Дозы Asafetida, не превышающие скрупул, вызывали беспокойство и боль в животе, увеличенную секрецию желудочно-кишечной мембраны, опорожнение кишечника. Частота пульса увеличена; температура тела возрастала; дыхание ускорялось, и увеличилось выделение из бронхиальных мембран. Постоянный эффект - головная боль и головокружение. Урогенитальные органы были особенно поражены, и катамения развилась перед обычным циклом.
Ссылка на историю этого растения демонстрирует, как постоянно его назначали при заболеваниях, признаки которых оно производит, если принимать в огромных дозах. Trousscau и Pidoux заявили, что они не чувствовали неудобств во время приёма Asafetida; единственное воздействие - это изменение запаха выделений, которые были хуже, чем сама Asafetida; а пот азиатов, которые используют Asafetida ежедневно, становится чрезвычайно насыщенным. Aристофан ссылался на это обстоятельство. В экспериментах на животных было обнаружено, что запах Asafetida был найден в венах желудка, в самом желудке и тонком кишечнике, но не в артериальной крови или лимфе. Следовательно, заключим, что запах смолистой камеди слишком медленно поглощается венозной системой.
АНТИДОТЫ (к гомеопатическим дозам). China, Pulsatilla, Электричество.
ASARUM EUROPJEUM - ASARABACCA, FOLE’S FOOT, HAZELWORT, WILD NARD
Названия: Фр.: Asaret, Cabaret, Bondelle, Oreille d’Homme, Narde sauvage, Итал.: Asaro, Нем.:Haselkraut, Hazelwurz, Гол.:Manssor, Швед.:Hasselort, Дат.: Hasselurt, Русск.: Wodoler
Семейство, Отряд. Aristolochie, Juss; Sarmentageae, Linn; Dodecandria, Monogynia.
Общая характеристика. Чашечка колокольчатая, трёхдольная, жёсткая, цветная; концы загибающиеся. Венчиков нет. Тычинок 12, вставленны в завязь, в форме шила, половина длины чашечки. Пыльники - к середине нитей, каждая из двух круглых, отдельных клеток. Пестик удлинён, по длине, как и тычинки. Рыльце звездообразное, 6-долевое. Шестиклеточная капсула.
Специфическая характеристика: листья парные, почечной формы, тупые.
История. Вещество, что действует так ощутимо на органы обоняния и зрения, естественно, быстро привлекло внимание врачей, таким образом, мы находим самых древних знатоков нашего искусства, празднующих достоинства Asarum. Dioscorides описал под именем Aрагов, и рекомендовал его использование при рвоте, водянке и необратимом ишиасе. Плиний утверждал, что его часто путали с Nardus (Валериана) и Baccaris; но Sprengel сказал, что Baccaris древних и Asarabacca идентичны, и он подтвердил, что в районе Вероны Asarum называют Bacchera, и что английское название Asarabacca является союзом этих двух названий, Asarum и Baccaris; но это было спорным пунктом, даже в древние времена, что же такое Baccaris. Galen писал, что это было название, применимое и к траве, и к мази Lydian; другие предположили: это Наперстянка. Mathiolus и Bauhin думали, что Baccaris - Conyza squamosa, с которым он наиболее идентичен, согласно Adams. Pliny, очевидно, не путал эти 2 растения, и говорил: «есть другое растение, которое греки называют Awfov, очень отличное от Baccaris. Я действительно нахожу, что это растение называют Asarum, потому что оно украшает (от a., нет; и aougca, чтобы украсить). Macer говорил, что Asarum называли Vulgago. «Эта трава Asaron имеет греческое название; принимая во внимание, что латинское Vulgago clepe то же самое». Его также назвали великие философы, по Gerarde, Martis sanguinis (кровь Марса); а Culpeper в своём Гербарии говорил, что оно находится под доминионом Марса, поэтому недружелюбно к природе. В отчёте о достоинствах травы тот же врач осуждал использование сильного cлабительного такими словами: «Я бы хотел, чтобы неосведомлённые люди воздержались от использования листьев; по правде говоря, я отношусь к слабительным и рвотным средствам также, как и любой другой человек, поскольку они ослабляют природу; и не советовал бы их использовать, кроме случаев крайней необходимости. Если врач - слуга Природы, то его обязанность укреплять свою Госпожу насколько возможно, и ослаблять её как можно меньше».
Dodonaeus дал такой отчёт о достоинствах Asarabacca: «Корень, варёный в вине, хорош от затрудненного мочеиспускания, кашля, одышки и затруднённого дыхания, конвульсий, судорог и сморщивания конечностей. То же, принятый в подобной манере, полезен против яда, укусов и ужаленья змей. Он в вине хорош для тех, у кого водянка и пояснично-крестцовый радикулит. Листья Asarabacba вымачивают в вине, и делают вытяжку, а его сок вызывает рвоту и очищение при рвоте, вязкой мокроте и желчи. Те же вымоченные листья хороши для применения и прикладывания к местам боли на голове, воспалении глаз и женской груди, когда она слишком переполнена молоком».
Его рекомендовали Coste и Willemet, как средство от ипекакуаны, и действительно использовали как рвотное средство до введения рвотного корня в Европу. Несколько гран, если понюхать, приводят к очищению носа в течение нескольких вечеров, а иногда это может продолжаться в течение нескольких дней, причём, может уменьшаться головная боль, зубная боль, хроническая офтальмия и некоторые проблемы со сном и онемением. Является главным компонентом в веществах, вызывающих очищение. Также использовали при артрите, асците, трёх- и четырёхдневных лихорадках, головокружении, гидроцефалии, амаврозе, глухоте, носовом кровотечении, параличе органов глотания, желтухе, болезнях почек, хроническом бронхите и астме. Это был компонент из ряда лекарственных средств, которые использовали при абортах и дизентерии в Исландии. Использовали в лечении злокачественных язв и других болезней рогатого скота. Сравнение с прувингом покажет гомеопатические отношения между нарушениями, произведенными Asarum и теми, которые им вылечены. Следующее извлечение из Paulli (Quadripartum Botanicum, Argentorati, 1667, p.23) является важным; и Зорн также говорил в своей Botanologia Medico, (Берлин, 1714, s.96), «Измельчённые листья, помещённые на пульс, избавят от лихорадки; но мы также знаем, что Asarum вызывает кипение крови и лихорадочное волнение».
Описание. Asarabacca – многолетник; цветёт в мае-июне; с коротким, простым стеблем, при достижении зрелости, из него пробиваются два листа почечной формы глянцевого зелёного цвета, и из верхушек двух листьев появляется один свисающий цветок, на коротком стебле, зеленоватого цвета, полосатый, шоколадного цвета снаружи, и багрянисто-коричневого цвета внутри. Листья темнеют, когда опадают, и испускают специфический острый аромат. Есть две разновидности, кроме Europaeum: 1. Asarabacca Canadensis. Канадская Asarabacca 2. Asarabacca Virginicum, душистая Asarabacca; уроженец Вирджинии и Каролины в Северной Америке; Китая и Японии.
Географическое распространение. Уроженец большей части Европы; находят в гористых лесах, в любом климате, в Понте, Фригии, Иллирии, Италии; на севере Германии, Польши, Франции; в Провансе, в окрестности Парижа. Местное растением Англии. Местность. В тёмных гористых лесах, в самых тенистых местах; редко - в гористых лесах в Йоркшире, Ланкашире, Камберленде, Вестмореленде и Нортамберленде; довольно многочислен в окрестностях Галифакса, Йоркшира; иногда находили между Хэнли и Мэйденхед, в Беркшире. В Шотландии обнаружен мисс Листон, в Западном Бинни, у Линлитгоу.
Части, используемые в медицине, и методы приготовления. Листья и корень. Сок целого растения, смешанный с равными частями спирта, а затем уменьшенный до 30-го разведения, как указано в Аконите.
Медицинское использование (в гомеопатии). Это лекарство было описано Ганеманом и др., а симптомы записаны в Materia Medica Pura. Его наблюдения следующие: «Если бы потребовались доказательства, чтобы показать небрежность, с которой старая школа медицины попыталась изучить эффекты простых лекарственных веществ, то это бы дали труды Coste и Willemet, которые, в своей главной работе (Essais sur quelques Plantes, Nancy, 1778), рассмотрели Asarum. Какие результаты они получили из своих наблюдений? Ни один из тех отличительных признаков, перечисленных ниже, за исключением дозы от 28 до 40 гран, вызывавшей рвоту 5 или 6 раз. Но что за природа? Не говорят ни слова. Они добавляют, что швейцар, съевший 48 гран Asarum, почувствовал сильную колику, с очищением кишечника и рвотой, которая была смягчена молочной клизмой, из чего вывели, что корень этого растения действует подобно ипекакуане. Не оказало ли оно другие действия? И действительно ли это было всей его пользой? С какой небрежностью должны были быть сделаны наблюдения, когда с важностью они утверждают, что не отметили ничего больше; не заметили никаких других эффектов; не обнаружили никаких других случаев, где Asarum мог бы быть более полезным. Нет, Asarum не лучшее рвотное средство, чтобы занять место ипекакуаны, по сравнению со многими другими веществами, которые, если назначить в слишком сильных дозах, также вытесняются природой, посредством сильной рвоты (мышьяк, сульфат цинка, сульфат меди, белый морозник и т.д.). Тогда, все эти вещества, которые в большой дозе вызывают сильную рвоту, существуют только для того, чтобы их использовать как рвотные средства? Какими близорукими, какими удовлетворёнными поверхностными понятиями, и поэтому опасными, надо быть, чтобы иметь такое мнение! …То, что я говорю, относится не только к Coste и Willemet, те же самые упрёки - ко всем нашим общим наблюдателям. Mutato nomine, de te fabula narratur. По их мнению, почти все лекарственные вещества не оказывают никакого другого воздействия, чем выделение с потом и т.д., и т.д., потому что они всегда озабочены идеей удалить больные вещества, которые очень редко существуют, но которые, как они представляют себе, не могут быть вылечены иначе… Соединив то, что Coste и Willemet заявили относительно швейцара (незначащий факт, потому что неудачливый человек не умер на месте), с тем, что было написано впоследствии, кажется вероятным, что в дозах, достаточно больших, чтобы вызвать те выделения, которые приверженцы разложения столь любят, корень Asarum подвергает людей опасности смерти, и иногда действительно убивает их. Это - действительно замечательный метод, который может только удалить гнилостные разложения пищи в желудке, подвергая опасности жизнь пациента. Нам разрешают играть столь варварскую роль по отношению к нашим больным собратьям? Нет, Верховный спаситель жизни даровал это растение с намного более благородным замыслом. Чтобы положить конец естественной и болезненной рвоте, сопровождаемой важными симптомами, аналогичными тем, что оно производит, посредством минимальной дозы настойки, сильно разведенной; таково истинное использование для этого корня, использование, диаметрально противоположное его вредному злоупотреблению теми, кто рекомендует его в большой дозе как рвотное средство… Но его симптомы показывают также, что в Asarum должны быть найдены другие гомеопатические ресурсы. Достаточно намекнуть врачу, способному к размышлению, не называя явно болезни, которые могут быть вылечены с их помощью… Гомеопат, который действует точно вопреки тому, что до настоящего времени сделала общая школа, знает, как использовать в своих интересах этот сильный подарок, и никогда не злоупотребляет им, чтобы не вызвать пагубные изменения в человеческой структуре… Создатель предопределил, что мы должны учиться излечивать серьёзные болезни небольшой и, поэтому, безопасной дозой тех ценных средств, которые вызывают симптомы, аналогичные их собственным. Он не дал лекарства в изобилии, которые мы должны использовать щедро, в ущерб нашему виду, как при обычном аллопатическом лечении. Эти вещества предназначены по своей природе для других целей, с которыми мы еще не знакомы, и для которых они были созданы в таких больших количествах. Природа ничего не делает с одной простой целью, и у каждого её продукта есть более одного способа применения. Хотя мы используем их как лекарства, нет никакой причины, почему земля даёт в изобилии то, что мы должны назначать в больших дозах. Например, мышьяк, конечно, играет важную роль в экономике Природы, так как из многих сотен квинталов, поставляемых шахтами одной только Саксонии, это самая незначащая часть, необходимая как лекарство, если бы мы использовали его для хорошей цели. Одна капля или даже очень маленькая часть капли квадриллиона грана настойки, или квадриллион разведения смеси нового сока с равными частями спирта, - лучшая доза для использования в гомеопатии».
По Noack и Trinks, Asarum является особенно подходящим для зябких людей и учёных мужей; а также в случаях сильной раздражительности нервной системы, после операций на глазу, когда пациент страдает от колющих болей. Гельминтоз, при наличии аскарид. Перемежающиеся лихорадки, сопровождаемые частичным ознобом и частичной высокой температурой отдельных частей тела, с внешней высокой температурой и внутренней зябкостью, или с высокой температурой и ознобом. Mигрень. Периодическая головная боль. Oфтальмия. Амблиопия. Амавроз. Чрезмерная рвота. Колики и рвота.
АНТИДОТЫ. Уксус. У камфоры также есть способность успокоить любые вредные эффекты Asarum, как в больших, так и в малых дозах.
ATROPA BELLADONNA - Common Dwale, Deadly Nightshade.
Названия: Фр.: Belladone. Итал.:Belladonna, Исп. и порт.: Belladona.Нем..- Tollkirsche.Гол.: Besiedraagend doodkruit; Doodclylco naghtschade.Швед.: Wargbar..: Дат.: Natskade. Русск.: Красавка, Араб.: Inubas saleb.Перс.: Borbah turbuc. Хинди, Sug-unggor.
Семейство, Отряд: Solanea - Pentandria, Monogynia.
Общие характеристики. Чашечки - 5, раздельные. Венчик колокольчиковый, в 2 длины чашечки; доли равные. Тычинки чёткие. Ягода из 2 камер.
Особые характеристики. Стебель, травянистый. Листья овальные, нераздельные. Цветы пазушные, на коротких цветоножках, одиночные.
История. Как и у большей части лечебных веществ, известных древним врачам, ранняя история белладонны не определена. Dodonseus предполагал, что это растение - синоним мандрагоры, описанной Theophrastus. Dioscorides также (lib. vii.cap.71), под названием Solanum Hortense, описал растение, как в ботаническом, так и в лечебном действии очень подобное Atropa. «Семя круглое, вначале зелёное, затем чернеет; особенно эффективно при роже, герпесе, паротите и распространённом опухании желез» и т.д. Плиний (Nat. Hist., lib. xxi.,Holland trans.) также описал Solanum, «который имеет листья как у базилика; поистине, это растение настолько опасно, что очень немного сока его достаточно для того, чтобы нарушить работу мозга человека, и свести его с ума». Греки знали 3 разновидности паслена. Сад, который они считали безвредным; снотворные, которые вызывали сон; и ярость, которая вызывала сумасшествие и смерть; но ни одна из них точно не совпадала с нашей Atropa. Matthiolus, однако, считал, что Atropa Belladonna была неизвестна греческим врачам. Pereira упоминал, что самые ранние несомненные упоминания белладонны находят в работе Tragus, н.э. 1532, который называл её Solanum Hortense nigrum. Joannes Bodaeus говорил: это то же, что и Solanum Dioscorides maniacum. Арабы сок свежих листьев использовали от ожогов, при распространённом среди них заболевании, называемом Buhe. Paulus АEgineta упоминал, что передозировка вызовет сумасшествие и смерть. Klinger провел много экспериментов с ней, и давал её во времена Alberti при раке. Bergius, Evers и Greding использовали средство, особенно при стойкой желтухе, от инфаркта печени; при эпилепсии, хорее и других судорожных расстройствах, а также при параличе; мании и бешенстве. Buckhave провёл разнообразные эксперименты при болезнях типа неврозов, особенно ronvulsiva tussis. Он использовал только корень, и отметил следующее: «у взрослых была сухость ротоглотки и носа в течение 3-4 часов, нарушение глотания, невнятная речь, и что кислоты, которые держали во рту, только устраняли эти неприятные ощущения; что все виды питья были бесполезны; пульс полный и быстрый, головокружение, застой сосудов головы, приливы, тусклые глаза, опьянение, расширенные зрачки и т.д. были последствиями. Но у детей были лишь несколько из этих симптомов, и они были всегда небольшими, показывая влияние только сильным жаром и опуханием щёк». Но добавлял: «Если была передозировка у ребёнка, то видели необычную болтливость, уставившейся взгляд, как у эпилептиков, глубокий сон, с обильным потоотделением; и пациент после этого просыпался свободным от вышеупомянутых симптомов». Датчане привыкли использовать ягоды, смешанные с вином или пивом, при дизентерии и подагре. Limberger, который впервые применил Belladonna в Англии, использовал её при раке. Он пробовал её на себе, в пропорции скрапл (1,296 г) листьев или корня на 10 чашек воды, настоянных ночью, принимая чашку на дозу. Она вызвала небольшое головокружение и необыкновенную жажду, с увеличенным артериальным действием. Cullen, Graham и Munch использовали её при ракообразных поражениях. Munch советовал её при меланхолии, эпилепсии и мании, и она производила эффект при многих болезнях. Он говорил, однако, «что даже малые дозы вызывали манию, где её никогда не было». Munch, Bitcher, Mayerne, Bucholz и Neimeche - все наблюдали хорошее действие Belladonna при собачьем бешенстве; у замкнутых пациентов, порочных в мыслях, которые содрогались при виде еды и питья с сильными конвульсиями; и им удалось наблюдать, как они выздоравливали после короткого периода времени. Cullen упоминал случай человека, использовавшего вливание Belladonna, о котором он слышал, но не общался, при раке губы, - наступила сухость и стриктура пищевода, и он неожиданно умер от очень обильного выброса крови. Старые врачи использовали её с большим успехом при бешенстве. Было бы хорошо, если бы её применение в таких случаях было возобновлено, или хотя бы начато исследование. В немецком журнале сказано, что в случае бешенства, когда больная не могла глотать, было решено сделать внутривенную инъекцию белладонны; инъекция быстро подействовала, и пациентка впала в ступор; конвульсии, тревожность и подавленность исчезли. Она начала глотать жидкость, однако, с трудом; появилась надежда на спасение, но симптомы скоро стали сильными и закончились смертью (Blackett on effect of Atropa, p. 32). Green из Wenlock, в Shropshire, который часто использовал белладонну в виде примочки, обязан был прервать такую практику, так как это вызывало головокружение и сильное раздражение нервной системы. Van Swieten рассказал о случае, когда женщина приложила листья Belladonna к язве под глазом, которая, как подозревали, была раковой. Через несколько часов зрачок стал расширенным, даже после того, как подвергся действию сильного света. Повязку сняли, и зрение возвратилось. Эксперимент был повторен несколько раз, и Ray был свидетелем этого. Belladonna использовали для того, чтобы облегчить боль и нервное раздражение, как при невралгии, прозопалгии (лицевая боль) и невралгии тройничного нерва. Как антиспастическое средство для облегчения ригидности и сокращения мышечных волокон. Как местное средство, в случаях грудной жабы, не связанной с органическим заболеванием; применение пластыря с белладонной на грудь (до того, как изъязвление, вызванное рвотным камнем, излечили) вызывало тревожные симптомы отравления, после их уменьшения симптомы стенокардии исчезли (Davies’ Lecture on Diseases of Lungs and Heart). При коклюше, с большим облегчением. При недомоганиях глаз, расширении зрачка, ирите и других воспалительных заболеваниях этого органа, и для уменьшения болезненной чувствительности этого органа к влиянию света. Как противовоспалительное и рассасывающее - при увеличении лимфатических желез, скирре и раке.
Описание. Atropa Belladonna - многолетник; цветёт в июне. Корень разветвлённый; мясистый, пульповидный, и сок белый, если свежий внутри, сероватый, когда сухой; приторного, немного горького вкуса, и слабого специфического запаха. Всё растение зловонно, если его растолочь, тёмного и очень бледного цвета, указывая на смертельные наркотические качества. Стебель травянистый, прямой, круглый, несколько волосатый и рыжеватый, 3 фута высотой. Листья, которые особенно важны для точного отличия, иногда чередующиеся, чаще в парах, в этом случае один лист каждой пары будет больше, чем другой. Они овальные и заострённые, 4-6 дюймов длиной, и даже больше, тонкие и мягкие, без волосиков, кроме жилок сзади, и держатся на коротких черенках; в сухом виде имеют коричневато-зелёный или серовато-зелёный цвет; почти без запаха; слабого, горьковатого вкуса. Цветы, почти дюйм в длину, одиночные, пазушные, колокольчатые; зеленоватые к черенку внешне, грязно-пурпурные к краю и внутри. Плод густо-чёрный, блестящие ягоды на широкой чашечке, кругловатые, но на вид сплющенные, размером с вишню; двухкамерные, и содержат много почкообразных семян в слизистой, приторной, но приятной на вкус мякоти. Листья иногда путают с Solanum Dulcamara и Solanum nigrum. Листья Solanum Dulcamara (сладко-горький паслён) значительно меньше, держатся на черенке, который часто в половину их длины, и обычно представляют пару, похожую на ушную раковину на коротком расстоянии от их основания. Листья Solanum Nigrum маленькие, незаострённые, и их края грубо зубчатые. Название произошло от Atropos, одной из Судеб, и Belladonna, потому что его использовал Leucota, известный отравитель Италии, для того чтобы разрушать красивых женщин. Есть различные виды:
1. Atropа Belladonna, описанная выше.
2. Atropa Mandragora или Mandrake. Уроженец юга Европы. Без стебля; один цветок-стебель; корень многолетний, большой и сплющенный; 3-4 фута длиной; внешне коричневого цвета, внутри беловатый; от кроны корня возникает круг листьев, и среди них 3-4 тонких стебля, каждый поддерживает одиночный цветок белого цвета; плод - шаровидная, мягкая ягода, желтоватого цвета, размером с мускатный орех. Растение было предметом смешных суеверий, от предполагаемого сходства корня с человеком; смерть была неминуема, если его выкопать.
3. Atropa Physaloides. Перуанский смертельный паслён. Цветок колокольчатый, небольшой; 5-дольный, синий с белым краем, имеющий голубые пятна. Ягода размером с вишню, с маленькими острыми углами.
4. Atropa Solanacece. Уроженец мыса Доброй надежды. 6 футов высотой; цветоножки пазушные; один цветок.
5. Atropa Arborescens. Дерево Atropa. Уроженец Южной Америки и Ямайки. Маленькое дерево или куст; листья чередующиеся, с розеткой к концу ветвей; цветы белые, душистые и поникшие. Этот вид часто 4-тычинковый.
6. Atropa Frutescens. Уроженец Испании. 6-8 футов высоты; листья чередующиеся, кругловатые; цветы выступают между листьями на коротких цветоножках, напоминая белладонну, но гораздо меньше и грязно-жёлтого цвета.
7. Atropa Herbacea. 2 фута высотой; цветок белый. Уроженец Campeachy.
8. Atropa Procumbens. Колесообразные цветы Atropa. Уроженец Мексики. Венчик травяной; жёлтый, колесообразный, который отличает его от всех других видов.
Географическое распределение. Atropa Belladonna - уроженец почти всей Европы, особенно юга. Это местное растение Великобритании. Местообитание. На пустырях, особенно на известняковой почве; В Англии можно найти в лесу Whichwood, у Witney; между Nettlebed и Henley, Oxon; в парке Woodstock, около памятника; около руин замка Dudley, Worcestershire; на обочине около Peterborough и т.д. Из-за очень ядовитого характера, растение не следует культивировать для декоративных или лечебных целей там, куда дети или невежественные люди имеют доступ.
Части, используемые в медицине, и метод приготовления. Листья, стебель и цветки. Листья быстро отдают свои свойства спирту. В Pharmacopoeia Homeopathica Quin указано, как их готовить: выжатый сок недавно собранных листьев и стебля нужно смешать с равными частями винного спирта, и через 24 часа сцедить чистую и прозрачную жидкость. Одну каплю жидкости нужно дважды встряхнуть с 99 каплями винного спирта и пометить (1). Потом это должно быть разведено до 30-ого разведения. Известно, что экстракт белладонны, если хранить долго, претерпевает химические изменения, происходит разложение, образуется новое соединение, и большая часть будет нерастворимой в воде. Листья могут сохраняться в герметически закрытых стеклянных банках значительное время, без потери их качеств.
Ядовитые влияния. Симптомы, вызванные принятием сверхдозы или токсической дозы, интересны всем гомеопатам. Это один из самых сильных местных ядов. Каждая часть растения вредна, но мы лучше знаем о влиянии ягод, так как, из-за их привлекательного и ароматного вида, их часто едят дети и невежды. Обычное действие: сухость во рту и жар, сопровождаемый жаждой. Если доза велика, кроме этих симптомов, будут затруднение глотания и речи, чувство сужения в горле; тошнота; иногда рвота, а иногда опухание и покраснение лица; расширение зрачков; затуманенность зрения или полная слепота; зрительные миражи; слезящиеся глаза; шум в ушах; онемение лица; спутанность сознания; головокружение; бред, имитирующий опьянение, который может сочетаться с, или за ним последует сопор; и, если доза была очень большой, наступит полная кома и смерть. Предполагают, ягода этого растения отравила войска Марка Антония в Парфянской войне; а Plutarch дал следующее описание: «Искали травы и приправы, но нашли только несколько, и пробовали травы неизвестные, нашли одну, которая вызвала сумасшествие и смерть. Тот, кто съедал её, немедленно терял память и знание, но, в тоже время, был занят переворачиванием и сдвиганием каждого камня, который встречал, как будто искал что-то очень важное. Лагерь был полон несчастных людей, склоняющихся к земле, выкапывающих или извлекающих камни, пока их не охватывала рвота желчью, когда вино, единственное средство, нельзя было найти». Ядовитые свойства растения были также известны шотландцам. Датчанам, под предводительством Sweno, было нанесено поражение Macbeth, и многие были повергнуты скоттами, которые, во время перемирия, посылали хлеб и отравленный ягодами эль с вином противникам (См.Rer. Scotic. Hist., lib.vi.cap. vi.). Свыше 150 воинов были отравлены ягодами белладонны, которые они собрали на Pirna, около Дрездена. И Orfila (Toxicol. Gener.,3 edit.tom ii. p.265) дал перечень симптомов: расширение и неподвижность зрачка; почти полная бесчувственность глаз к присутствию внешних предметов, или спутанность зрения, инъекция конъюнктивы с сизоватой кровью; выпячивание глаз, которые у некоторых казались тусклыми, а у других яркими и злыми; сухость губ, языка, нёба и горла; затруднения глотания или полная неспособность глотать; тошнота, сопровождаемая рвотой; чувство слабости; липотимия, обморок; частое прогибание вперёд туловища; постоянное движение рук и пальцев; веселый бред с бессмысленной улыбкой; афония. А Мюллер из Вены дал интересное описание 5 человек из одной семьи, которые съели ягоды белладонны. 2 из детей (мальчики), которые съели их много, имели следующие симптомы. Они пытались встать с кроватей, и их с трудом удерживали; постоянное движение рук и пальцев, желание захватить покрывало или другие предметы в пределах досягаемости; запихивали пальцы в ноздри; острый бред; почти полностью пропало зрение, но оба пациента в тоже время думали, что видели несколько предметов; сильное расширение и бесчувственность зрачка; глазные яблоки то были неподвижны, то двигались; спастические движения мышц лица; скрежетание зубов; зевание и т.д.; голос хриплый и слабый; небольшое опухание левой стороны горла и ощущение жжения в пищеводе; явное отвращение ко всем жидкостям у обоих; и спастические приступы, когда их заставляли что-нибудь проглотить. Следующие случаи были взяты у Orfila (1. с.). Ребёнок 4-х лет, ослабленной конституции, но, в общем, здоровый, съел в 11 часов некоторое количество ягод белладонны. Вскоре возникли следующие симптомы: потеря аппетита; тошнота; рвота и симптомы опьянения; небольшой бред, и неподавляемая жажда; потом опухание и краснота лица и губ; поднятие век; расширение зрачка; бесчувственность глаз на свет и т.д.; судорожное сужение челюсти и мышц лица и конечностей; бред; очень слабый пульс и неровное дыхание. На другой день было увеличение судорожных движений, с краснотой лица и сильным потоотделением; зрачок остался расширенным; была большая ригидность вниз по позвоночнику; опухание живота, который был очень болезненным к прикосновению; запор и слабый пульс. На следующий день эти симптомы продолжались, в меньшей степени; но он жаловался на сильную боль в зубах. На 31-ый день все симптомы исчезли. Кажется, что после рвотного средства, уксус и мед оказались самыми лучшими антидотами. Несколько детей съели в саду немного плодов Belladonna. Они скоро страдали от сильнейшей лихорадки, сопровождаемой конвульсиями и сильным сердцебиением; они потеряли сознание и бредили. Один умер на следующий день. Один из детей съел 4, другой - 6 ягод белладонны; через час после этого оба были настолько необычны в поведении, что очень удивили мать. Их зрачки были расширены; зрение изменилось; и был весёлый бред, сопровождаемый лихорадкой. Врач, которого вызвали, нашёл их в состоянии сильного возбуждения; болтающих; бегающих; прыгающих; сардонически смеявшихся; с пурпурным лицом и быстрым пульсом. После приёма рвотного винного камня и глауберовой соли, ягоды вышли, и симптомы постепенно исчезли. Mappi (Plant. Alsat., p. 36) говорил, что вино из Belladonna вызывает всеобщую гангрену, за которой следует смерть.
Также наблюдали, что ягоды белладонны принимали без каких-либо заметных влияний, а именно: двое детей после обеда съели каждый по 2 ягоды Belladonna без беспокойств. Также, идиот 20 лет съел 30 ягод, и, за исключением нескольких небольших симптомов, он не был поражён; но эти наблюдения только доказывают, что малое количество отравы не влияет после обильной еды, и что на идиота, нервная система которого была слабо восприимчива, не действует этот яд. Оказывается, что ягоды Belladonna обладают чисто наркотической силой, в то время как листья и корень имеют более горькие и возбуждающие свойства. От влияния ягод на глотание, и от сходства симптомов с бешенством, она, возможно, была бы лучше, чем гомеопатическое средство, сделанное только из ягод (можно попробовать при бешенстве).
Влияние. На животных вообще. Belladonna является ядовитой для млекопитающих и птиц, но гораздо меньше для травоядных, чем плотоядных животных. Данная собакам, белладонна вызывает расширение зрачков; жалобный плач; желание вырвать; слабость задних конечностей; пошатывание; частый пульс; состояние, похожее на интоксикацию, и смерть. (Orfila, Toxicol. Gener., 3rd edit., p. 269.). На овощи. Водный раствор экстракта Belladonna ядовит для растений (Marcet Ann. Chim. et Physiol.)
Медицинское использование (в гомеопатии). Действительно, Ганеман наблюдал, что Belladonna соответствует ряду болезненных состояний, часто встречаемых у людей, поэтому есть частые случаи, при которых нужно назначить её гомеопатически. Конечно, очень активное средство может стать вредным, если давать его безрассудно и в слишком больших дозах; но, с другой стороны, оно вредно только из-за ошибки того, кто называет себя врачом. С другой стороны, самые мощные и сильные средства становятся мягкими с помощью ослабления, даже когда дают самым ослабленным и самыми чувствительным людям, при уменьшении дозы насколько возможно; и дают только в случаях, когда заболевание состоит из симптомов, аналогичных тем, которые они вызывают у здорового человека. «Руководствуясь многочисленными пробами, сделанными на больных людях, я постепенно начал использовать только 10-титысячное разведение (decillion), из которого малой капли достаточно для включения всех показаний, которые могут быть применимы к этому средству… В этой дозе (когда она гомеопатическая) Belladonna лечит самые сильные недомогания, оказывая свое действие с внезапностью, которая согласовывается с природой заболевания».
Belladonna стала замечательным средством в гомеопатии как профилактика скарлатины. Замечания Ганемана по этому вопросу: «Свойство, которое я открыл в Belladonna, если давать в малой дозе каждые 6-7 дней, - это профилактика скарлатины, как описали Sydenham, Plenciz и другие; это 19 лет презирали невежественные врачи, которые, не зная, что заболевание свойственно только детям, путали его с пурпурной милиарной лихорадкой, пришедшей из Бельгии в 1801 г., и применяли мой метод к последней, что, конечно, потерпело неудачу. Я радуюсь, однако, в последние годы другие врачи отличают старую и истинную скарлатину, устанавливая профилактическое свойство белладонны для этой болезни, и, таким образом, отдавая должное моей длительной работе, которая так долго была не понята». Практические наблюдения д-ра Fleischmann, описанные в журнале Hufelands, в июне и июле 1835 года, о профилактическом влиянии Belladonna против скарлатины, следующие: «Несколько экспериментов с этим средством были сделаны на 52 детях во время эпидемии скарлатины, и хотя не в достаточно обширном масштабе для того, чтобы это имело вес, они заслуживают быть причисленными к числу тех, что были учреждены для подобной цели. Экстракт белладонны, 2 грана на унцию дистиллированной воды, был назначен 52 детям от 6 месяцев до 14 лет; средство назначали согласно формуле на 5 недель (продолжительность эпидемии). И сорок восемь не были поражены болезнью, а 4 заболели. В 2 семьях, где дети начали принимать средство немедленно после заболевания одного из членов семьи, все дети остались свободны от инфекции, хотя постоянно общались с заболевшим. В нескольких случаях (23) автор заметил симптомы действия Belladonna через несколько дней после использования: беспокойные ночи, небольшое воспаление горла, слюноотделение, жажда, апатия, расширенные зрачки, боль в голове, рвота; а у одной девочки 6 лет на 10-й день после первой дозы возникли лихорадка, боль в горле, беспокойство и бред; на следующий день всё тело, за исключением лица, стало красным, и было покрыто милиарными везикулами. Это продолжалось 2 дня, затем исчезло.
Мальчик 4 лет, который принимал Belladonna в течение 3 недель, стал очень беспокойным и возбуждённым 5 марта; 6 марта это прошло; на 9-ый день ребёнок, имея полное здоровье, покрылся красным высыпанием на всех частях тела, за исключением лица, которое оставалось до 11-го; на 12-ый оно уменьшилось; и полностью исчезло 13-го числа. У ребёнка 18 месяцев, который принимал Belladonna 6 дней, возникло затруднённое глотание, небольшая опухоль цервикальных желез, слюноотделение, лихорадка с чрезмерной жаждой и общее покраснение кожи. Высыпание значительно уменьшилось на 2-й день; и ребёнок был здоров на 5-й день. Из вышеупомянутого автор заключил: 1) Belladonna может противодействовать инфицированию скарлатиной; 2) в некоторых случаях она уменьшает восприимчивость к заболеванию, хотя полностью не уничтожает её; 3) когда заболевание происходит во время использования Belladonna, его характер гораздо слабее, чем в обычных случаях».
Следующая информация - из Эдинбургского философского журнала и Ежемесячных Архивов медицинской науки: «В 1829 г. скарлатина свирепствовала как среди наших войск, так и среди жителей городов и сёл, где мы были расквартированы. Grand Vizier, который потратил много времени денег на обучение любимейшего армейского корпуса, радостно принял предложение д-ра Oppenheim попытаться проверить действие белладонны. Так как войска состояли в основном из очень молодых людей, совершенно не привыкших к наркотикам, доза, которую он дал, была сравнительно мала: 36 гран экстракта белладонны были смешаны с одним фунтом лакрицы, и по 10 гран давали утром и вечером каждому солдату. Успех эксперимента значительно превысил все оптимистические ожидания, потому что не более 12 лиц из 1200 заболели после приёма такого плана; 6 из 12 умерли; и нужно отметить, что заболевание продолжалось среди жителей, у которых солдаты были расквартированы, после того, как эпидемия среди солдат закончилась, хотя они жили в тех же домах».
В London Medical Gazette, в июле 1829 г., было такое интересное письмо от Jander и Williams из Bromley, адресованное редактору, относительно Belladonna как профилактического средства от скарлатины: «В апреле-мае скарлатина была очень распространена в этом городе и районе, и, во многих случаях оказалась смертельной. Друг привлек наше внимание к сообщению в майском номере Lancet, «О профилактических силах Belladonna против скарлатины», написанному M. Hufeland. В то время мы посещали школу-интернат, где заболевание поразило 12 мальчиков, многие из них были серьёзно больны, но никто не умер. Осталось ещё несколько мальчиков, возможно 20, которых не захватила инфекция; а также четверо маленьких детей директора, и несколько слуг. Мы немедленно начали использовать Belladonna, таким же способом и в дозах, данных Hufeland. Только 6 или 7 человек в доме затем заболели, и в каждом случае - в самой лёгкой форме. В другую небольшую школу мы были вызваны к ребёнку 2-х лет, который заболел накануне вечером; заболевание было самого злокачественного характера, и ребёнок умер на следующее утро, на третий день заболевания. Дом очень маленький, там были трое других детей, 5 пансионеров и служанка. Была назначена Belladonna, и не один человек не заболел. Мы не предложим гипотез об образе действия Belladonna; предотвратила ли она, или нет, болезнь других членов этих семей. Факты точно говорят, что произошло, и мы умоляем наших коллег-медиков попробовать белладонну, когда будет удобный случай. Лекарство давали следующим образом: 3 грана экстракта Belladonna, растворённых в 3 унциях спиртного напитка; принимать столько капель этого раствора, сколько лет пациенту». Medical Gazette продолжила: «Так как наши читатели не могут быть полностью осведомлены об обстоятельствах, упомянутых в вышеуказанной газете, мы добавляем некоторые замечания по этому вопросу, сделанные профессором Koreff, в письме к покойному M. Laennec, опубликованному в Bulletin des Sciences Medicates: «Наблюдение чётко доказывает, что Belladonna, принимаемая некоторое время в порошке, или в виде экстракта, вызывает, особенно у младенцев, красноту кожи, которая является иногда переходным процессом, но у других - более длительным; сухость рта, с чувством жара в горле; расширение зрачка; тревожность; иногда опухание подчелюстных желез; симптомы имеют большое сходство к теми, которые сопровождают скарлатинозные высыпания… Влияние белладонны имеет ещё одно общее со скарлатиной: ни одно не вызывает обязательное покраснение кожи, в то время как симптомы горла присутствуют всегда. Признаюсь вам, однако, что все эти аналогии не кажутся мне достаточно убедительными, что в этом растении есть профилактика скарлатины, подобно тому, как вакцинация коровьей оспой действует против оспы. Как только я получил авторитетное мнение известного Soemmering, который проинформировал меня, что он получил самые удовлетворительные результаты с ней, когда заболевание свирепствовало эпидемически, я решился использовать её. Это заболевание, сопровождаемое самыми неблагоприятными симптомами, изменив свой обычный характер, в то время производило разрушения почти такие же смертоносные, как контагиозный тиф. Тогда, впервые, я имел счастье защитить от этой страшной инфекции почти всех, кто принимал белладонну с меньшим упорством (и таких были много тысяч); с того время я никогда не терял из поля зрения открытие, которое было очень ценным, так как скарлатина усилилась в последние 30 лет как по тяжести, так и по распространению во многих странах; и я всегда находил такой же эффект в разных климатических условиях, и в эпидемиях противоположных характеров. Много других врачей также подтверждали профилактические силы этого растения; и немецкие журналы ежедневно заполнены доказательствами его благотворного влияния по отношению к другим странам (что приравнивают к вакцинации). Во Франции столица и провинции оказались менее подверженными этим смертоносным эпидемиям, чем Германия, Швейцария, Тироль, Польша и весь север; меньше внимания уделяли этому открытию, и его отвергли, надо сказать, слишком легко, без достаточного рассмотрения; как можно увидеть в статье о Belladonna в Diet. des Sciences Medicales. Я лишь вспомню единичное замечание по этому важному вопросу, сделанное д-ром Meglin, который дал оценку тесту, которому подверг это средство во время эпидемии скарлатины на Colmar, и который подтвердил все заверения немецких врачей. Отсутствие существующей опасности является, возможно, причиной этого равнодушия к открытию, действительно важному, которое могло быть также плодотворно применимо к другим заболеваниям. В настоящее время, однако, я ограничусь сообщением о результатах, которые были определены (повторными наблюдениями и огромным количеством людей при различных обстоятельствах). Порошок, смешанный с сахаром, или экстракт, сделанный очень тщательно из сока свежего растения, используют следующим образом: экстракт Belladonna, 3 грана, растворяют в унции коричной воды; порошок или корень Belladonna смешивают с драхмами (1,772 г) (sic) белого сахара, разделёнными на 60 доз. От 0,5 до 1-й дозы дают ребёнку от 6 месяцев до 2 лет, 4 раза в день; детям 3-6 лет – 1-1,5 дозы; 6-9 лет – 2-2,5 дозы; 10-12 лет – 3-4,5 дозы; в виде раствора каплю дают на каждый год ребёнка, раз в день, на голодный желудок. Наблюдение показало, что когда эпидемия очень опасна, или общения с пациентами очень частые и тесные, разумно немного увеличить дозу. Пока не было возможности определить отрезок времени, обязательный для того, чтобы искоренить этим средством подверженность инфекции. Всё приводит нас к тому, что средство, использованное во время, слишком короткое для инфицирования, очень уменьшает опасность заболевания. Мы знаем наверняка, что средство не постоянно действует на предрасположенность к скарлатине, и необходимо возобновить его использование при каждой эпидемии. Мы всегда наблюдали, что самое тесное общение с больным не вызовет заболевания, при условии, что средство было использовано 8-9 раз до воздействия инфекции, и продолжено до периода шелушения (обстоятельство, очень важное для нянь). Обязательно начать с довольно сильных доз, чтобы защититься от первого влияния инфекции, и уменьшить количество через несколько дней. Не наблюдали влияние продолжающегося использования этого малого количество Belladonna. До настоящего времени ни время года, ни местность, ни любое другое обстоятельство, кажется, не уменьшают превентивное влияние этого растения. Не верьте, мои учёные коллеги, что эти результаты слишком легко были дедуцированы, или от нескольких человек, или от эпидемий небольшой силы. Они из всех провинций, из городов, поражённых этим ужасным бедствием - от эпидемий самых смертоносных во все сезоны, и в самых разнообразных местностях - на людях любого возраста и состояния, эти наблюдения были сделаны с большой точностью, и приводили к вышеуказанным результатам» (London Medical gazette, vol. iv, p 293).
Следующими будут замечания из Ланцета, который привлёк внимание к письму, цитированному выше. «О профилактических силах Belladonna против скарлатины. C. W. Hufeland: По своему собственному опыту и опыту многих других практикующих врачей, автор сформировал благоприятное мнение о силах этого лекарства, и был убеждён, что при эпидемиях скарлатины следует всеобще прибегать к нему, как самому лучшему средству, полностью предотвращая заболевание или уменьшая его силу. Его общие выводы следующие: «1. Правильное использование Belladonna, в большинстве случаев, предотвращает инфекцию, даже в тех случаях, когда предрасположенность к ней была увеличена при постоянном общении с пациентами, больными скарлатиной; 2. Многочисленные наблюдения показали, что при всеобщем использовании Belladonna, эпидемии скарлатины были фактически остановлены; 3. В тех немногих случаях, когда использование Belladonna было недостаточным для того, чтобы предотвратить инфекцию, заболевание протекало легко; 4. Есть исключения к вышеуказанным 3 пунктам, но их количество весьма мало. Кажется, что при ряде эпидемий Belladonna вообще не имеет никаких защитных сил; индивидуальное предрасположение, метод использования средства и ее качество, конечно, имеют значительное влияние на результат эксперимента. Три грана экстракта, которые необходимо приготовить, растворены в 3 унциях разведенного спирта, этот раствор человек принимает дважды на день, по столько капель, столько ему лет; и использование необходимо продолжать пока есть возможность заражения. Доза кажется настолько малой, что даже, если она не подействует, на всех случаях не будет вредной. Благодаря сообщению Hufeland по этому вопросу, прусское правительство издало официальный декрет, приказывая использовать Belladonna, как профилактическое средство, во всех случаях, когда скарлатина превалирует как эпидемия» (из Ланцета, с. 135, том. ii., 1838-9).
Следующее использование открытия Ганеманом профилактического влияния Belladonna при скарлатине будет прочитано с интересом: «Сейчас я опишу способ, как я открыл это специфическое превентивное средство. Мать многодетной семьи в начале июля 1799 г., когда скарлатина была самой распространённой и смертоносной, получила новое стёганое покрывало, сделанное швеей, которая (не зная о превентивном методе) делала его в маленькой комнатке мальчика, который выздоравливал от скарлатины. Первая женщина, получив его, рассмотрела и понюхала, для того чтобы удостовериться, нужно ли его проветрить. Но так как она не обнаружила никакого запаха, то положила его на софу около себя, и уснула на ней спустя некоторое время. Таким способом она впитала этот миазм. Неделю спустя она неожиданно заболела ангиной, с характерными болями в горле, которая прошла через 4 дня. Несколько дней спустя у её 10-летней дочери вечером возникли сильная давящая боль в животе, зуд головы и тела, мышечная ригидность головы и рук, и паралитическая тугоподвижность суставов. Ночью её сон был беспокоен, со страшными сновидениями и общим потоотделением, за исключением головы. Утром у неё была давящая головная боль, слабость зрения, язык покрыт слизью, небольшая гиперсаливация, подчелюстные железы твердые, опухшие и болезненные к прикосновению, и стреляющая боль в горле при попытке глотать. Жажды не было; пульс быстрый и слабый; дыхание ускоренное и тревожное; очень бледная, хотя горячая на ощупь; гусиная кожа; наклоняется вперед, чтобы уменьшить боль; она жаловалась на ригидность, сильный упадок сил, и избегала разговора; она могла поговорить лишь шепотом. Ее взгляд был тусклым, пристальным; а веки широко раскрыты, лицо бледное, черты лица осунувшиеся… Слишком хорошо зная безрезультатность обычных излюбленных средств, я решил в этом случае начинающейся скарлатины не действовать по индивидуальным симптомам, а (соответственно моему новому синтетическому принципу) получить, если возможно, средство, способное вызвать у здорового человека болезненные симптомы, которые я теперь наблюдал; мои память и написанные заметки не предложили ничего другого как Belladonna, которая, по моим наблюдениям, точно давала вышеупомянутые симптомы… Я поэтому дал девочке, которая была уже поражена первыми симптомами скарлатины, дозу Belladonna (1) 4312,000-ую грана экстракта, которая, согласно моему последующему опыту, была слишком большой. Она тихо сидела весь день, не ложась; жар её тела уменьшился; пила, но немного; ни один из её симптомов не ухудшился, и новые не появились. Спала спокойно, а на следующее утро, через 20 часов после приёма лекарства, большая часть симптомов исчезла без кризиса; была лишь боль в горле, но в меньшей степени, до вечера, потом она прошла. На следующий день она была энергична, ела и играла, как обычно. Я дал ей вторую дозу, и она была совершенно здорова; в то время как двое других детей в семье не заболели скарлатиной, но я об этом не знал. Я мог лечить только согласно моей общей программе, детализированной выше. Я давал ей меньшую дозу Belladonna каждые 3-4 дня, и она была совершенно здорова. Я теперь желал сохранить других 5 детей от инфекции, их изоляция была невозможной; и начал размышлять: средство, способное быстро купировать заболевание в его начале, должно быть самым лучшим профилактическим средством, и следующий случай усилил моё мнение. Несколькими неделями ранее, трое детей в другой семье болели скарлатиной в тяжёлой форме; старшая дочь, которая принимала Belladonna вовнутрь от внешнего поражения суставов пальцев, к моему большому изумлению, избежала инфекции, хотя в других случаях эпидемий она легко подхватывала инфекцию… Это убедило меня назначить другим 5 детям очень малые дозы этого превосходного средства, как профилактику, и так как его действие продолжается только 3 дня, я повторял дозу каждые 72 часа, и все они были совершенно здоровы, хотя и были окружены инфекцией… Тем временем, я был вызван в другую семью, где старший сын был болен скарлатиной. Я нашёл его на пике лихорадки, с высыпаниями на груди и руках. Он был серьёзно болен, и было слишком поздно давать специфическое профилактическое средство. Но, желая сохранить от инфекции других трёх детей, 4 и 2 лет, и 9 месяцев, я сказал родителям давать необходимую дозу Belladonna каждые 3 дня, и имел счастье видеть, что все они избежали заболевания, несмотря на постоянное общение с их больным братом… Также, были ряд других случаев, в которых это специфическое профилактическое средство никогда не было неудачным… Чтобы приготовить это средство для предотвращения инфицирования скарлатиной, мы берём пригоршню свежих листьев дикой Atropa Belladonna в сезон, когда цветки ещё не раскрылись; толчём их в ступке до получения мягкой массы, отжимаем сок через полотно, и немедленно раскладываем в толщину задней части ножа, на плоских фарфоровых тарелках, подвергая сквозняку из сухого воздуха, и влага испаряется через несколько часов. Мы помешиваем её и раскладываем снова шпателем, так, чтобы она смогла затвердеть равномерно, до тех пор, пока не станет достаточно сухой, чтобы превратить её в порошок. Порошок должен храниться в подогретой, хорошо закупоренной бутылке…. Чтобы приготовить из этого профилактическое лекарство, мы растворяем гран (0,0648 г) порошка в 100 каплях обычный дистиллированной воды, путём растирания его в малой ступке; наливаем густой раствор в бутылку, вмещающую одну унцию (28,3 г), и полощем ступку и пестик с 300 каплями разбавленного спирта (5 частей воды на одну часть спирта), и добавляем это к раствору, и старательно трясём жидкость, чтобы получить соединение. Мы обозначаем на бутылке Крепкий раствор Belladonna. Одну его каплю смешивают с 200 каплями разбавленного спирта, путём потряхивания в течение минуты, и маркируют как Слабый раствор Belladonna, - и это наше профилактическое средство от скарлатины, каждая капля содержит 24,000,000-ую часть грана сухого сока Belladonna… Этот слабый раствор мы даём для того, чтобы предотвратить предрасположенность к инфекции: младенцу - одну каплю; годовалому ребёнку – 2 капли; 2х летнему- 3; 3хлетнему - 4; 4хлетнему ребёнку, согласно прочности его конституции, - от 5 до 6 капель; 5 лет - от 6 до 7; 6 лет - 7-8; 7 лет - от 9 до 10; 8 лет - от 11 до 13; 9 лет - от 14 до 16; и, с каждым последующим годом до 20-ти - 2 дополнительных капли; от 20 до 30 лет – не более 40 капель, доза каждые 72 часов, хорошо размешивая в любом виде питья, пока длится эпидемия, и 4-5 недель после эпидемии… Если эпидемия очень сильная, было бы безопаснее, если дети смогут её перенести, дать вторую дозу через 24 часа после первой; третью - через 36 часов после второй; четвертую - через 48 часов после третьей; и так далее, каждые 72 часа… Этот курс не нарушал здоровье детей. Они могут придерживаться обычного образа жизни во всех отношениях, как в еде, пребывании на воздухе и упражнениях, но должны избегать избытка всего… Единственная вещь, которую я запрещаю, - использование слишком много овощной кислоты (кислые овощи, уксус и т.д.), которые имеют тенденцию очень увеличивать действие Belladonna, как научил мой опыт».
Д-р Sigmond, убеждённый противник гомеопатии, в лекции о Belladonna, когда говорил о предполагаемом влиянии этого лекарства как профилактики при скарлатине, так сазал о Ганемане: «Я должен рассказать вам о человеке высоких интеллектуальных достижений, большой проницательности, непреклонной смелости, неутомимой работоспособности, который между различными трудностями, заложил основу системе, которая пока может только вызвать усмешки, но является работой вследствие большой начитанности, трудолюбия и поразительной мудрости; мы не должны смешивать Ганемана с теми презренными шарлатанами, которые пожертвовали бы на алтарь сребролюбия жизни и счастье тысяч, которые становятся жертвами неслыханной наглости, которые не имеют ни образования, ни принципов, и успех которых в их подлых занятиях отражается на положении общества. Большие достижения Ганемана, смелость, с которой он обнародовал свою доктрину, искусство и жёсткость, с которой он продолжал трудные полемики, делают его незаурядным человеком (Ланцет, 1836-7, том iii).
Рereira (Elem.of Materia Medica, vol.ii., р.859) стремится доказать, что профилактические силы белладонны бесполезны, и что свидетельства в её пользу только отрицательные, в то время как свидетельства, приведенные против неё, положительные; т.к. он считает, что 20 случаев, когда не сумели предотвратить заболевание, более убедительны, чем тысячи случаев неразвившейся скарлатины. Он цитирует следующее: Bayle (Bibl. Therap., tom. ii. p. 504) собрал из различных источников 2.021 случай людей, которые принимали лекарство, из них 1.948 избежали болезни. Oppenheim (Lond. Med.Gazette,vol. XIII. p. 814) давал его 1.200 солдатам, и только 12 были поражены болезнью. Также Hufeland и Koreff, которые признают эффективность средства из своих личных наблюдений. Против него он упоминает Lehman, Bach, Wendel, Muhrbeck и Huffman, которые говорят, что оно потерпело неудачу в их руках, но не упоминает частности; и цитирует замечательную неудачу, упомянутую д-ром Sigmond (Lancet, 1836-7, vol. ii., p. 78), семьи из 11 человек, которые приняли предполагаемое лекарство, но все заболели.
Клинические наблюдения. Согласно Noack и Trinks, белладонна вызывает явления, подобные действию аконита, не прямо, однако, возбуждая центральные точки нервной системы в более экспансивную деятельность, которая, в процессе реакции, вызывает явления воспаления в периферических тканях. Белладонна особенно подходит полнокровным, золотушным, раздражительным людям; людям, предрасположенным к поражениям головы и мозга, застоям и судорогам, у которых нервная система очень восприимчива к впечатлениям, а циркуляторная система легко возбуждается; к сангвино-холерическому темпераменту; к организму ребёнка и женщины, и таким конституциям, которые аналогичны этим организмам. Белладонна, поэтому, подходит особенно от заболеваний женщин и детей, и всех тех заболеваний, при которых вся нервная система пребывает в состоянии возбуждения. Как аконит действует на воспалительные лихорадки или лихорадочные реакции, вызванные в артериальной системе, белладонна действует на само воспаление или воспаление капилляров. Если, после подавления воспалительного действия Аконитом, продолжаются другие симптомы нервной стадии воспаления, и ощущение и раздражительность поражены, то белладонна очень полезна, если не показана по-другому. Основные поражения, при которых показана белладонна следующие. Флегмонозные и рожистые воспаления, чем чувствительнее воспалённый орган или ткани, тем целесообразнее белладонна. Катаральные поражения. Поражения как следствие страха, испуга и разочарования. Нервные поражения. Судороги всех видов. Эпилепсия. Пляска святого Витта. Эрготизм. Тарантизм. Водобоязнь. Прилив крови (или застой) к голове, особенно глазам, груди, животу, матке и геморроидальным сосудам. Апоплексия. Блуждающие ревматические боли (говорят, что белладонна бессильна против фиксированных болей). Золотуха. Золотуха слизистой и костей, когда воспалены надкостница и кости. Золотушные гнойники. Скирр и карцинома. Корь, при сильной непереносимости света. Малярия (белая. Красная и герпетическая). Псевдорожа. Все виды рожи. Рожа головы, с бредом. Рожа лица. Рожа новорожденных. Рожистое воспаление лица, после ужаления насекомыми. Рожистое импетиго. Скарлатина l?vigata et miliaris, особенно с последующей гидроцефалией или отёком околоушных желез. Оспа, сопровождаемая сильной головной болью. Coniformis Varicella. Метастазы острой экзантемы в оболочки головного мозга. Корь. Пузырчатка. Угри. Ртутная экзема. Larvalis Porrigo у полнокровных детей. Бессонница, с приливом крови к голове. Вялость с краснотой лица. Лихорадки, где симптомы показывают более или менее определённое воспалительное действие мозга при нервных, слабонервных и тифозных лихорадках. Тиф versatilis et cerebralis. Febris lactea. Перемежающиеся лихорадки. Расстройство психики Слабость памяти. Галлюцинации чувств. Возбуждение психики. Депрессия. Меланхолия. Мания. Головокружение как следствие раздражения головного мозга. Головная боль от притока крови к голове. Сильная невралгия головы (с Hyos. и Ign.) Метастатический парафренит. Воспаление мозга и его оболочек (после аконита). Острая гидроцефалия в первой стадии. Менингит. Арахноидит. Истинный энцефалит. Белая горячка. Воспаление глаза. Золотушное воспаление глаза, со светобоязнью (после Серы). Грибковое medullaris oculi. Сужение и искажение зрачка. Ирит. Ретинит. Гемералопия беременных. Invertens Paropsis. Косоглазие. Амавротическая амблиопия. Амавроз. Флегмонозное воспаление носа. Озена. Паротит. Нервная лицевая боль (Nervosa Prosopalgia). Тяжёлое прорезывание зубов у детей. Зубная боль у беременных. Воспалительная или застойная зубная боль. Птиализм. Ангины (tonsillaris, uvularis et pharyngea). Флегмонозный тонзиллит. Spasticus Singultus. Алкогольный пироз. Рвота, сопровождаемая приливом крови к голове; также во время и после острой экзантемы. Хроническая боль в сердце. Острый и хронический гастрит. Перитонит, особенно родильный. Энтерит. Хронический гепатит. Колики (spasmodica, flatulenta, et calculosa). Почечная колика. Нефрит. Воспаление мочевыводящих органов. Энурез. Дизурия. Метрит. Оофорит. Benigna uteri Intumescentia. Проляпс матки. Скирр и карцинома матки. Дисменоррея. Слишком обильные месячные. Аборт. Плохие последствия отнятия от груди. Нервная мастодиния. Рожа грудной железы. Мастит. Галакторея. Скирр и карцинома молочной железы. Афония. Катаральная афония. Простудное воспаление дыхательных путей. Грипп. Коклюш. Сухой кашель. Еженощные приступы сухого кашля. Ревматизм груди. Астма thymicum. Астма спастическая, истерическая, застойная. Милларова астма. Пневмония, особенно когда человек нервный, или в период эпидемий. Скарлатина. Ревматическая тугоподвижность шеи. Воспаление спинного мозга. Флегмазия alba dolens.
Влияния ядовитых или больших доз белладонны на здорового человека, совместно с другими экспериментами, чётко указывают на её использование врачу-гомеопату, и замечательно понимать, как часто одну и ту же болезнь обе школы лечат этим средством. Со стороны гомеопата - от симптомов, которые она вызывает у здорового человека; со стороны аллопата - от влияния этого средства на заболевание. В таких случаях, как скирр (фиброзный рак) и рак, нужно помнить, что гомеопаты используют белладонну не потому, что она производит такие же симптомы на здоровый организм, а потому, что когда белладонну дают от другого заболевания, и у пациента это поражение есть, скирр поддаётся ее влиянию.
АНТИДОТЫ. Большим дозам белладонны противодействуют черный кофе; но так как ягоды часто являются причиной отравления, необходима очистка желудка, а также рвотное средство. Почти все авторы рекомендовали уксус как противоядие белладонны (одному человеку из Дрездена помогло то, что он пил кислоты). Многочисленный опыт, однако, показалт, что уксус увеличивает боль, произведенную Белладонной. Stapf также наблюдал, что аппликации уксуса на лоб увеличили головную боль, вызванную Белладонной, и сделали её невыносимой. Приступы паралича и колики, вызванные Белладонной, можно успокоить Опиумом, хотя он действует только как паллиатив. Ступор, умопомешательство и неистовство, вызванные Белладонной, гомеопатически быстро облегчают несколько доз Hyoscyamus. Интоксикация белладонной облегчается вином. Помощь обязательна, когда съедено большое количество ягод; и облегчение может быть получено большим объёмом крепкого кофе, который восстанавливает раздражение нервного волокна, останавливает тонические конвульсии, хотя действует как простой паллиатив, и вызывает рвоту; помимо этого, состояние может быть облегчено путём щекотания глотки длинным пером. Камфора будет противоядием против некоторых симптомов белладонны; и Hepar Sulphuris - если белладонна вызвала рожистые припухлости…
Фут = 30.48 см
Дюйм = 2,54 см
Драхма = 1,772 г
Гран = 0,0648 г
Скрапл = 1,296 г
Информация об авторе. Эдвард Гамильтон (1824-1899) - британский ортодоксальный врач, который обратился к гомеопатии, затем стал врачом Лондонского Гомеопатического Госпиталя; был членом Общества Линнея и Зоологического Общества, членом и казначеем Британского гомеопатического общества, и практиковал на улице Grafton 22, Bond, Лондон. Он был студентом Фредерика Г.Ф. Квина (Quin), и временно проживал в его доме в 1834-1839 гг. Затем он стал его душеприказчиком. В 1844 г. Э. Гамильтон работал в гомеопатической амбулатории Вестминстера и Lambeth, вместе с Joseph Laurie и William Henry Mayne. В 1844 г. Э. Гамильтон с друзьями основали депозитный банк и Национальную ассоциацию страхования и инвестиций. Э. Гамильтон активно участвовал в учредительстве Лондонского Гомеопатического Госпиталя, основанного в 1851 г. (Golden Square 32). Был коллегой д-ра Квина, первого президента Британского гомеопатического общества, и Marmaduke Blake Sampson, руководителя Британской гомеопатической Ассоциации, многих других гомеопатов. Э. Гамильтон также сотрудничал с коллегами William Edward Ayerst Hugh Cameron, John Chapman, Matthew James Chapman, Edward Charles Chepmell и многими др. В 1851 г. Э. Гамильтон работал в Ассоциации по защите студентов, изучающих гомеопатию и практикующих врачей-гомеопатов, и стал председателем 2-го Ежегодного Съезда Британских практикующих врачей-гомеопатов. В 1866 г. д-р Гамильтон посетил Бельгию для того, чтобы изучить работу Jules Gaudy и E Seutin в лечении чумы крупного рогатого скота гомеопатическими средствами. Тогда, в 1866 г., Казначейство предоставило комнаты на террасе Adelphi в распоряжение Дж.У.С. Черчилля, 7-го герцога Мальборо, который был руководителем Ассоциации по испытаниям профилактики и лечения чумы крупного рогатого скота гомеопатическим методом, основанным на исследованиях, сделанных в Бельгии Э. Гамильтоном. Он следил за работой Э. Гамильтона, George Lennox Moore, James Moore и Alfred Crosby Pope. В том же году William C.K.V. Bury, 7-ой граф Albemarle, обратился в Ассоциацию по испытаниям профилактики и лечения чумы крупного рогатого скота гомеопатическим методом. Он сообщил, что голландцы так успешно использовали гомеопатию против чумы у животных, что нужно послать Э. Гамильтона в Голландию для того, чтобы исследовать это. Э. Гамильтон обнаружил, что голландцы лечили 4798 голов скота, 1031 погибли, выжили 3767. Среди животных, получавших смесь аллопатических и гомеопатических средств, коэффициент выживаемости был 45%, тогда как коэффициент выживаемости для животных, получавших только гомеопатию, был 72,5%. Голландское правительство согласилось позволить Е. Seutin, химику-гомеопату, осуществлять полный контроль заражённой скотины в Matterness. Первоначально Е. Seutin сохранил 70% скотины, но позже спасал 9 из 10 животных, принесенных ему для лечения; а использование Е. Seutin гомеопрофилактического лечения неинфицированных животных полностью остановило эпидемию за 4 недели. Matterness был провозглашен свободным от инфекции, и это состояние не изменилось до сих пор. Используемыми средствами были Arsenicum, Phosphorus, Phosphoricum acid., Rhus tox. и Sulphur. В 1866 г. G.L. Moore стал работать в Ассоциации по испытаниям профилактики и лечения чумы крупного рогатого скота гомеопатическим методом, вместе с Э. Гамильтоном и A.C. Pope, за которыми надзирал Дж.У.С. Черчилль, 7-й герцог Мальборо. G.L. Moore написал детальный отчёт об этих испытаниях, включая опровержение ложной информации, опубликованной в «Ланцете» относительно гомеопатического лечения чумы скотины, нападая на William C.K.V. Bury, 7-го графа Albemarle, и обвиняя его в том, что «он дезинформирован в этом деле», и придумал неправдивую информацию об этой ситуации. Ортодоксальная статистика этого клинического испытания извратила данные против гомеопатов, и показала 8640 случаев, из которых забито 8%, умерли 77% и выздоровели 15%, хотя Дж.У.С. Черчилль, 7-й герцог Мальборо затем издал промежуточные гомеопатические результаты с опровержением, где частота выздоровления была до 50% при использовании основных гомеопатических средств: Arsenicum, Belladonna, Phosphorus, Rhus tox. и Turpentine. Тогда же «Times» опубликовала статью, желая успеха гомеопатам в этих важных испытаниях, и, также, сделала краткий комментарий о том, что аллопаты, вероятно, скорее дождутся, что вся скотина погибнет, чем признают успех гомеопатии. Заключительное сообщение о гомеопатических испытаниях в лечении чумы крупного рогатого скота было сделано Дж.У.С. Черчиллем, 7-м герцогом Мальборо. А доктор Э. Гамильтон написал книги о сравнительных результатах гомеопатического и аллопатического лечения азиатской холеры, краткую историю холеры, Flora Homoeopathica, Руководство к практической гомеопатии, мемуары о Ф.Х.Ф. Квине.
 

Медицинский портал о гомеопатии и гомеопатах, в Одессе и мире. Прочтете все про лечение гомеопатией! Найдете центр гомеопатии. Гомеопатия аптека и гомеопатия форум. Гомеопатия в Украине



© 2003-2018



Рейтинг Mail.ru
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет


Яндекс цитирования

Украина онлайн
УКРМЕД - Каталог Медичних Сайтiв в Українi Meddesk.ru - медицинская доска объявлений. Обмен ссылками.